2011-10-30 13:40:24
ГлавнаяЭкономика и финансы — Пути повышения эффективности валютного контроля как инструмента противодействия бегству капитала



Пути повышения эффективности валютного контроля как инструмента противодействия бегству капитала


Дальнейшая политика нашего государства в сфере валютных отношений с учетом нынешних политических реалий внутри страны и обязательств как члена МВФ (а в дальнейшем, вероятно, и ВТО) будет, скорее всего, сводиться к дальнейшей поэтапной либерализации в данной сфере, хотя здесь могут быть свои «приливы» и «отливы». Чтобы эта либерализация не нанесла окончательный удар по усилиям государства в области сдерживания бегства капитала, необходимо сохранение и совершенствование системы валютного контроля (отметим, что в других странах валютная либерализация не означает отмену валютного контроля). В самом общем виде это совершенствование должно предусматривать превращение нынешней системы валютного регулирования в более рациональную и внутренне непротиворечивую. Вот некоторые принципы и направления, в рамках которых может идти совершенствование валютного контроля:

1. Правила и режим валютного контроля должны быть изложены в; систематичной, четкой, исключающей множественность толкований, форме.

2. Режим валютного контроля не должен создавать существенные затруднения для коммерческой деятельности законопослушных хозяйствующих субъектов.

3. Валютный контроль должен опираться на полноценных агентов валютного контроля. Банк России должен ужесточить процедуру выдачи валютных лицензий и периодически проводить специальные проверки коммерческих банков на предмет их соответствия требованиям, предъявляемым к агентам валютного контроля.

4. Проведение политики оперативного возбуждения судебных дел в случаях выявления преступлений в валютной сфере; принцип неотвратимости наказания за нарушения валютного законодательства.

5. Эффективный контроль за корреспондентскими отношениями банков- резидентов. Требование устанавливать такие отношения за рубежом только с солидными банковскими учреждениями.

6. Требование к банкам - агентам валютного контроля, чтобы они глубже изучали и знали своих клиентов. Недопущение «дробления» одной сделки клиента между несколькими банками (правило: «одно обязательство - один банк»).

7. Стимулирование применения кредитными учреждениями факторинга. В этом случае банк кровно заинтересован в возвращении экспортной выручки (факторинг выгоден и законопослушному экспортеру, так как он сможет оперативно получать выручку за отгруженный товар).

8. Жесткие ограничения на выдачу кредитов нерезидентам внутри страны (учитывая, что нерезиденты имеют большие возможности легально выводить денежные ресурсы за пределы страны).

Остановимся подробнее на вопросе повышения эффективности работы банков как агентов валютного контроля. В сфере валютного контроля наблюдается большое количество нарушений - особенно на уровне агентов такого контроля. Необходима кропотливая работа по изучению причин нарушений, выработке рекомендаций по их преодолению и практической реализации рекомендаций. Мы уже отмечали, что около 10% всех нарушений в банках в части, относящейся к валютному контролю, относятся к разряду умышленных. Количество неумышленных нарушений, связанных с непониманием сотрудниками банков инструкций в области валютного контроля (или с искренним заблуждением), оценивается в размере не более 40% всего числа нарушений. Число нарушений, которые трудно классифицировать по признаку умышленности / неумышленности, составляет более 50%. Авторы этих оценок отмечают, что «более 50% общего числа нарушений приходится на подозрительные сделки, валютные операции по которым недостаточно урегулированы».

Под «недостаточной урегулированностью» имеется в виду, что порядок валютного контроля прописан недостаточно четко или фрагментарно. Это касается нормативных актов, регулирующих:

• экспорт/импорт работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности;

• международный лизинг;

• международный кредит.

В то же время работа банков как агентов валютного контроля бывает связана с обработкой и анализом большого количества валютных операций, явно не связанных с возможной нелегальной утечкой капитала. Это объясняется несовершенством списков признаков «подозрительности» сделок. Обследование деятельности коммерческих банков Санкт-Петербурга показало, что банки, предоставляя сведения о подозрительных сделках, включают в их число значительное число сделок, не имеющих ничего общего с бегством капитала.

Приведенные оценки позволяют сделать выводы и рекомендации по совершенствованию валютного контроля:

• о необходимости доработки нормативных актов, регламентирующих вопросы валютного контроля по ряду видов операций внешнеэкономической деятельности;

• об уточнении и расширении списков признаков «подозрительных» сделок;

• о повышении квалификации сотрудников российских банков, занимающихся вопросами валютного контроля;

• о проведении государством работы по предупреждению сознательного нарушения сотрудниками и руководителями банков требований валютного законодательства в части валютного контроля.

Количество российских банков, имеющих генеральные лицензии, дающих им право осуществлять весь спектр валютных операций, на наш взгляд, на сегодняшний день слишком велико. Многие из таких банков не являются союзниками и помощниками государства в деле борьбы с бегством капитала. Наоборот, они превратились в активных или пассивных участников операций по выводу российского капитала за рубеж. Более жесткие правила лицензирования банков позволили бы «отсечь» недобросовестные банки от валютных операций.

Одна из мер повышения эффективности валютного контроля - более четкое разделение функций органов и агентов валютного контроля. Агентам (коммерческим банкам) следует заниматься непрерывным мониторингом (оценкой и контролем) соответствия проводимых валютных операций и незамедлительным информированием органов валютного контроля о подозрительных сделках (не принимая самостоятельных решений о приостановке операций). В свою очередь, органы валютного контроля должны издавать необходимые нормативные акты и методические документы (уточняющие признаки «подозрительности» сделок) и осуществлять надзор за деятельностью агентов валютного контроля. Самое же главное - эти органы должны обладать монополией на принятие решений по сделкам, относимым к категории «подозрительных».

Безусловно, эффективный валютный контроль предполагает необходимость сбора, обработки, хранения и поиска громадного массива информации, что возможно только при высокой степени компьютеризации и автоматизации соответствующих операций. В банках-агентах в подразделениях, отвечающих за мониторинг валютных операций, крайне актуальна задача внедрения автоматизированных рабочих мест.

После кризиса 1998 г. были достигнуты определенные успехи по повышению эффективности валютного контроля. К 2000 г. таможенно-банковским контролем охвачено около 80% российского товарного экспорта и 90% импорта (за исключением бартера, переработки под таможенным контролем и некоторых других особых таможенных режимов). Среднемесячный объем авансовых платежей по импорту товаров, источником которых были средства, купленные на валютном рынке, и средства на текущих счетах импортеров, на протяжении 2000 г. сохранялся на уровне 500 млн. долл., что почти в три раза меньше, чем в первом полугодии 1999 г. Доля авансовых платежей в общем объеме переводов по импорту товаров, охваченных системой таможенно-банковского контроля, к 2000 г. продолжала сокращаться и в целом за год составила 23% против 51% в 1999г.

Среднемесячный объем покупок валюты под контракты по импорту услуг и результатов интеллектуальной деятельности уменьшился в 2000 г. до 160 млн. долл. против 500 млн. долл. во втором полугодии 1999 г.

В 2001 г. по сравнению с 2000 г. платежи клиентов уполномоченных банков в оффшорные зоны, осуществленные за счет валюты, приобретенной на внутреннем валютном рынке, сократились более чем в два раза - с 8,6 до 3,8 млрд. долл. При этом в максимальной степени сократились переводы в такие одиозные оффшоры, как Науру и Палау - примерно в 20 раз. В 2001 г., по оценкам директора Института проблем глобализации М. Делягина, бегство капитала (неофициальный отток капитала) должно было сократиться на 13,4% по сравнению с предыдущим годом (с 22 до 19 млрд. долл.). Он называет следующие основные причины наметившегося замедления бегства капитала:

1. налоговая реформа, которая резко снизила (вернее, предполагает снизить) налоговое бремя для российских компаний;

2. надежды на либерализацию валютного регулирования, позволяющую капиталам уходить из страны свободно, а не «серым» и «черным» каналами;„

3. борьба развитых стран с «грязными» деньгами, сопровождающаяся дискриминацией бизнеса и граждан России;

4. сокращение притока валюты в страну (в первых трех кварталах 2001 г. экспорт товаров и услуг превысил уровень предыдущего года на 2,4%, а импорт - на 19,8%; соответственно экспорт составил в абсолютном выражении 85,2 млрд. долл., а импорт - 53,2 млрд. долл.; положительное сальдо по текущим операциям уже на протяжении нескольких кварталов сокращается).

На некоторое снижение абсолютных и относительных масштабов бегства капитала из России в 2001 г. обращают внимание и некоторые другие отечественные экономисты. Так, академик А. Ивантер пишет (ноябрь 2001 г.): «Абсолютные оценки оттока частного капитала из России по легальным и нелегальным каналам отличаются в разы. Большинство аналитиков сходятся во мнении, что тенденция к сокращению чистого вывоза капитала налицо. Согласно статистике платежного баланса, обработанной экспертами Центра: макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), отрицательное сальдо трансграничных потоков российского капитала сократилось за последние пять лет вдвое, в том числе в текущем году - почти на треть: с 17-18 до 12-13 млрд. долларов».

Конечно, ни в коей мере нельзя считать, что в борьбе с бегством капитала (в том числе в области валютного контроля) достигнут качественный перелом, пока снижения масштабов оттока капитала носят конъюнктурный характер. Не исключено, что какие-то конъюнктурные факторы могут привести опять к увеличению бегства капитала. Так, начавшееся осенью 2001 г. падение цен на нефть на мировом рынке, привело к снижению курса российского рубля по отношению к американскому доллару. Кстати, для предотвращения резкого падения курса рубля в условиях падения цен на энергоносители особенно повышается роль государственных мер по сдерживанию бегства капитала за рубеж. Глубина падения отечественной валюты фактически может зависеть от способности правительства остановить вывоз капитала. Если ситуация выйдет из-под контроля и экспортеры не только не прекратят, но усилят вывод активов за рубеж, нашу страну ждут большие неприятности. Рубль придется девальвировать, хотя и не в таких масштабах, как в 1998 году».

Работа по постепенной либерализации валютного законодательства может и должна вестись с учетом и на базе достижений валютного контроля. Как отметил Председатель Банка России В.В. Геращенко, «необходимость такой либерализации вытекает как из собственного, так и международного опыта и понимания Правительством Российской Федерации и Банком России «конечности» (временного характера) мер валютного регулирования и; контроля». К началу 2001 г. либерализовано 22 из 35 видов валютных операций, которые ранее могли осуществляться только в разрешительном порядке. Но забегание вперед в деле либерализации опасно и может создавать определенные внешние риски для России. Кстати, валютная либерализация при отсутствии необходимой компенсирующей законодательной базы в области валютного контроля может вызвать негативную реакцию развитых стран и быть интерпретирована как ослабление и без того недостаточного участия России в борьбе с «отмыванием» криминальных капиталов на международном уровне.


Замятин Дмитрий Владимирович







Интересное:


О субъектах, учитываемых в моделях страховой деятельности при страховании крупных рисков
Трансформация содержания категорий «предпринимательство» и «бизнес»
Место малого бизнеса в современной российской экономике: масштабы, формы, отраслевая структура
Евразийство
Интеграционные объединения экономических субъектов
Вернуться к списку публикаций