2010-11-20 09:00:25
ГлавнаяСтрахование — Новые подходы в регулировании страхового рынка



Новые подходы в регулировании страхового рынка


Проанализируем эти акты судебных органов.

В данном случае, как представляется, сущность нарушения условий конкуренции состоит в том, что КУГИ, выступая в качестве участника гражданского оборота, на рынке сдачи нежилой недвижимости в аренду занимает доминирующее положение. Именно это обстоятельство делает не только возможным, но и необходимым осуществление Антимонопольным органом контроля за состоянием конкуренции на данном рынке с той целью, чтобы права арендаторов не были ущемлены.

Наличия в договоре аренды, утвержденном КУГИ, условия о том, что арендатор должен осуществить страхование арендованного имущества, фактически связывает рынок аренды имущества со страховым рынком. Ограничение конкуренции на страховом рынке, как представляется, является еще одним законным основанием для вмешательства Антимонопольного органа.

В отличие от дела с участием КУГИ, где властный орган - КУГИ, был признан тем участником отношений в сфере конкуренции, к которому Антимонопольный орган может применить свои санкции, в другом деле - с участием Территориального фонда, судами было, фактически, было признано обратное.

Данное заключение судов следует признать справедливым, и не только в соответствии с содержанием правовых норм о конкуренции (именно на них, в первую очередь ссылались суды), но и с существом регулируемых ими отношений.

В соответствии со своим правовым статусом Территориальный фонд фактически сам является властным органом по регулированию конкуренции на рынке обязательного медицинского страхования (аналогичным органу регулирования естественных монополий).

В виду этого, спор между антимонопольным органом и Территориальным фондом в сфере конкуренции фактически является спором различных органов власти, наделенных несовпадающей компетенцией в данной сфере. По общему правилу, споры о разграничении компетенции властных органов не подведомственны судам.

Здесь необходимо дополнительно упомянуть о следующем.

В целях компенсации отсутствующих элементов конкуренции в условиях доминирования такого участника рынка как покупатель страховых услуг (страхователь) - например, в случае выступления на страховом рынке в качестве страхователя государства, антимонопольное законодательство предусматривает обязательное применения такого механизма «имитации» рыночной конкуренции как открытый конкурс среди страховых организации Такой конкурс часто применялся в обязательном медицинском страховании и до принятия Закона о конкуренции на рынке финансовых услуг. О проведении аналогичного конкурса говорится и в содержании анализируемых актов арбитражных судов.

После же принятия Закона о конкуренции на рынке финансовых услуг среди страховых медицинских организаций, осуществляющих обязательное медицинское страхование неработающего населения, т.е. страхование за счете средств бюджета, доминирующим на рынке обязательного медицинского страхования страхователем - Администрацией субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления, обязательно должен быть был проведен конкурс среди страховых медицинских организаций на получения права выступить в качестве страховщика в отношении неработающего населения.

Следует отметить, что и в настоящее время, в некоторых сегментах страхового рынка, в том числе и на территориальном рынке обязательного медицинского страхования, по основаниям большей эффективности (экономности), как показывает практика, может «явочным порядком» вводиться монополия страхования.

Возьмем пример из американского опыта расследований за нарушение анимонопольного законодательства. Ежегодно в судах штатов и в федеральных судах рассматриваются сотни антитрестовских дел. Во многих из них ответчиком выступают страховые организации. Ввиду жесткой регламентации деятельности страховщиков, направленной на монополизацию рынка или ограничение конкуренции, они находит неординарные способы уклонения от закона, но, в основном, безуспешно. Верховный Суд США ежегодно пересматривает около 5-10 антимонопольных дел, но исков, связанных со страховыми организациями, за последнее время рассмотрено не было.

Большинство нарушений типичны и обнаружены в сфере здравоохранения. В силу дороговизны медицинских услуг к медицинскому страхованию прибегают более 80% населения США. В результате в данном сегменте страхового рынка мобилизуется огромный капитал. Для крупного страховщика данная сфера деятельности крайне привлекательна, в особенности, если, пренебрегая законодательными нормами, он получит определенный контроль на рынке страхования медицинских услуг. В деле United States v.s. Blue Cross and Blue Shield Mutual of Ohio деятельность компании медицинского страхования была признана антиконкурентной. Применяя принцип наиболее благоприятствуемой нации, компания в ходе своей деятельности фактически закрыла доступ конкурентам на рынок медицинского страхования. Уже существующие страховщики были ограничены в конкурентной борьбе, в результате чего они не имели стимула предлагать более эффективные и качественные методы обслуживания клиента в сфере здравоохранения.

Если страховщик обладает доминирующем положением на рынке, больницы, лечебницы вынуждены вступать с ним в договорные отношения, чтобы «выжить» в финансовом отношении. Иначе медицинские услуги не будут окупаться из-за нехватки клиентуры от остальных страховщиков. Если «доминирующий» страховщик включает оговорку о наиболее благоприятствуемой нации в договор с лечебницей, это обстоятельство означает, что издержки лечебницы при уступке в цене третьим лицам резко возрастут, так как и «доминирующему» страховщику она обязана предоставить аналогичные ценовые скидки. Лечебница теряет стимул делать ценовые уступки третьим лицам, так основную прибыль получает от сотрудничества с ведущим страховщиком. В результате цепа за услуги, предоставляемая «доминирующему страховщику» становится минимальной планкой. Поэтому, какая бы конкуренция не существовала, она будет теперь вестись только выше данной цены.

Если «доминирующий» страховщик использует MFN, он фактически принуждает участников рынка не предлагать ценовые уступки страховщикам-конкурентам. Последние в результате не могут себе позволить пользоваться услугами лечебницы по более высоким ценам и ограничивают или закрывают свою деятельность в регионе. К тому же ущерб наносится страхователю, которые теряет дополнительные возможности, выбор, качество услуг, более эффективные методы обслуживания клиента. Таким образом, применение MFN было признано антиконкурентным.

Так, дела United States v. Delta Dental Plan of Arizona, Inc. и United States v. Vision Service Plan схожи с вышеназванным. Деятельность страховых компаний была признана также антиконкурентной из-за использования MFN, но в более узком сегменте рынка - предоставлении широкого перечня услуг стоматологов и глазных врачей.

В редких случаях деятельность страховщика была почти противоположной. Получая контроль - посредством приобретения контрольного пакета акций - над лечебницей, как правило, через посредников, страховщик диктовал свою ценовую политику без применения MFN. Понизив цены на медицинские услуги только в отношениях с самим страховщиком, последний пренебрегает прибылью лечебницы, однако это позволяет существенно снизить стоимость полисов медицинского страхования для потребителя. В результате страховщик перетягивает к себе всю клиентуру в регионе. Конкурент же не может себе позволить понижение цен на страховые полисы, как и иные лечебницы - понизить цены на предоставляемые услуги. Иначе их деятельность окажется нерентабельной. Данный метод может применяться и в других сегментах страховой индустрии, где ставка делается на широкого потребителя.

Так, в Курской области, по мотиву дефицита средств на здравоохранение, была фактически введена монополия в сфере обязательного медицинского страхования (на основании постановления Главы Администрации Курской области), что создало препятствия для допуска страховых медицинских организаций на рынок обязательного медицинского страхования и заключить с ними договоры на финансирование.

Вряд ли можно считать обоснованным признание Курского территориального фонда обязательного медицинского страхования хозяйствующим субъектом, в качестве некоммерческой организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, в связи с тем, что ему предоставлена возможность размещения временно свободных финансовых средств в банковских депозитах и высоколиквидных ценных бумагах.

Действительно, в соответствии с разделом 4 Положения о территориальном фонде обязательного медицинского страхования, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 февраля 1993 г. № 4543-1 (далее - Положение о Территориальном фонде), временно свободные средства Территориальных фондов в целях их зашиты от инфляции используются для размещения банковских депозитов и высоколиквидных государственных ценных бумаг.

Вместе с тем, как следует из содержания данной нормы, подобная деятельность Территориального фонда является не только его правом, но и обязанностью - той обязанностью, которую следует отнести к сфере основной деятельности Территориального фонда. Прямым подтверждением этого обстоятельства является содержащееся в разделе 4 Положения о Территориальном фонде указание на цели, на которые могут быть использованы доходы от подобного размещения временно свободных средств.

Но даже если пренебречь этим прямым указанием законодателя и рассматривать получение доходов в данном случае как предпринимательскую деятельность, то, в соответствии со смыслом норм Закона о конкуренции,

Территориальный фонд можно признать хозяйствующим субъектом только в той сфере отношений (на тех рынках), где он осуществляет подобную деятельность.

Однако, предписание Антимонопольного управления касалось не деятельности Территориального фонда на рынке размещения временно свободных средств, а его действий на ином рынке - рынке обязательного медицинского страхования, состоящих в отказе в заключении договора о финансировании со страховой медицинской организацией. Следовательно, Антимонопольное управление должно было доказать, что Территориальный фонд обязательного медицинского страхования является хозяйствующим субъектом при осуществлении им деятельности по финансированию страховых медицинских организаций, а также по осуществлению обязательного медицинского страхования. Однако этого сделано не было, на что совершенно справедливо указали судебные инстанции.

Следует специально отметить, что ни Антимонопольное управление, ни арбитражные суды, рассматривавшие данный спор, не дали никакой оценки доводам Территориального фонда о том, что он действовал в соответствии с распоряжением Губернатора Курской области.

В данном распоряжении, в качестве основания для дачи предписания Территориальному фонду временно не заключать договоры на финансирование страховых медицинских организаций, указывалось на то, что недостаточный размер финансовых средств не позволяет осуществлять оплату медицинских услуг с участием страховых медицинских организаций. Однако, в соответствии с нормой, закрепленной в части 2 статьи 5 Закона о конкуренции, действия хозяйствующего субъекта (в данном случае - отказ Территориального фонда от заключения договора на финансирование со страховой медицинской организацией), могут быть признаны правомерными, если субъект докажет, что положительный эффект от его действий, в том числе в социально­-экономической сфере, превысит негативные последствия для рассматриваемого товарного (страхового) рынка.

Именно на наличие подобного положительного эффекта и указывалось в Распоряжении Губернатора. Никто из участников рассматриваемого спора не обратился ни к упомянутой норме Закона о конкуренции, ни к вопросу об обоснованности утверждения о наличии данного положительного эффекта.

Принятыми по делу судебными актами решение антимонопольного органа, предписывающее Территориальному фонду обязательного медицинского страхования Курской области прекратить нарушения антимонопольного законодательства, связанные с реализацией упомянутого постановления Главы Администрации, было справедливо и обоснованно отменено по другому основанию. Этим основанием было то, что Территориальный фонд - некоммерческая организация, не занимающаяся предпринимательской деятельностью.

Вместе с тем, намерение удалить со страхового поля все страховые медицинские организации и возложить все их права и обязанности на Территориальный фонд, первоначально имело место.

В этой связи каждая из судебных инстанций, рассматривавших дело, указывала на недопустимость ограничения конкуренции среди страховых медицинских организаций, предусмотренной Законом РФ «О медицинском страховании граждан в РФ». Принятые этими инстанциями судебные акты, а также Постановление Губернатора Курской области, в котором ограничение конкуренции на страховом рынке прямо связывается с увеличением эффективности (экономности) использования страховых ресурсов, показывают, что споры по проблеме введения экономически целесообразной страховой монополии не потеряли своей актуальности и практической значимости и в настоящее время.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Организационные формы отношений страхования и специфика продукции страхового назначения
Демонополизация страхового дела в России
Проблемы открытости российского страхового рынка и пути их разрешения
Формирование рыночных условий развития страхования
Жилищное страхование в системе страховых отношений
Вернуться к списку публикаций