2012-03-17 14:38:43
ГлавнаяСтрахование — Становление системы государственного регулирования страхового рынка в Российской Федерации



Становление системы государственного регулирования страхового рынка в Российской Федерации


Регулирование процедуры формирования страховщиками математических резервов по страхованию жизни было заложено в Инструктивном письме от 27.12.94 г. №09/2-16р/02 «Разъяснения о порядке формирования страховщиками страховых резервов по страхованию жизни по результатам деятельности за 1994 год» и в ряде других документов Росстрахнадзора. Единых Правил формирования резервов по страхованию жизни утверждено не было, хотя проект такого документа Росстрахнадзором разрабатывался. Однако, на наш взгляд, в принципе объективной потребности в таком документе не было: классического долгосрочного страхования жизни российскими страховщиками не проводилось, а формировать резервы по страхованию жизни в том виде, в каком оно присутствовало на рынке, позволяла и существующая нормативная база.

Второй по важности документ - «Правила размещения страховых резервов» заложил основы регулирования инвестиционной деятельности российских страховщиков. Особенностями первой редакции Правил (Приказ № 02-02.06 от 14.03.95 г.) были:

1) Одинаковый порядок размещения для различных по своей экономической сути резервов страховщиков: и технических резервов по страхованию «не жизни», и РПМ (исключение - п. 1.6. Правил), и математических резервов по страхованию жизни.

2) Жесткое установление требований размещать в обязательном порядке не менее 20 % по страхованию жизни и не менее 10 % по остальным видам в государственные ценные бумаги.

3) Инвестирование не менее 80 % страховых резервов на территории России. Об инвестициях за рубежом следовало сообщать в Росстрахнадзор с приложением документов, подтверждающих их законность, однако не были определены порядок и сроки такого сообщения, требования к составу и содержанию подтверждающих инвестиции документов, порядок применения санкций за несообщение.

4) Установление диверсификации инвестиций в виде шкалы по возрастанию показателя размера страховых резервов: до 600 млн. руб. - не менее 4-х объектов инвестиций, 600-1000 млн. руб. - не менее 5 объектов, свыше 1000 млн. руб. - не менее 8 объектов. Установление любых требований в сумме в рублях было в начале 1995 году, в условиях высокой инфляции, по меньшей мере непродуманным.

5) Введение системы коэффициентов оценки (по ликвидности, возвратности и прибыльности вложений) для каждого из видов активов. Самый высокий коэффициент был присвоен государственным ценным бумагам (0,875), далее следовали средства на расчетном счете (0,675), квартиры (0,663), ценные бумаги (0,600), недвижимость (0,588), банковские вклады (депозиты) (0,550), валютные ценности (0,525), ценные бумаги субъектов федерации и органов местного самоуправления (0,500) и права собственности в уставном капитале (0,125). На основе этих коэффициентов по формуле, указанной в Правилах, рассчитывался норматив соответствия инвестиционной деятельности страховой компании в части размещения страховых резервов принципам возвратности, прибыльности и ликвидности, который должен быть не ниже 0,510 по долгосрочному страхованию жизни (рекомендуемая величина 0,680) и 0,490 (0,640) соответственно по остальным видам страхования.

Поскольку методика расчета коэффициентов опубликована не была, можно только догадываться, какие причины повлияли именно на такое ранжирование. Не понятно, во-первых, что же все- таки показывает данный коэффициент - надежность вложений (что было бы вполне оправданно и соответствовало бы порядку, принятому за рубежом); или это комплексный показатель, учитывающий и риск, и доходность; или это вообще собственная оценка Росстрахнадзора целесообразности тех или иных вложений страховщиков. Нет объяснения, почему вложения в валютные ценности (при тенденции устойчивого курсового роста) определяются как менее предпочтительные, чем квартиры (при нестабильности цен, высокой зависимости от конъюнктуры на рынке).

Во-вторых, нет коэффициентов для ряда направлений, например, ссуд, выданных страхователям по долгосрочному страхованию жизни, наличных денежных средств, долей перестраховщиков и др.

В-третьих, присутствует излишняя укрупненность группировки активов. Например, одно направление - «ценные бумаги». Они по своей экономической сути, правовому статусу, группам эмитентов, доходности, ликвидности и т.п. настолько многообразны, что представляется необоснованным применение к ним единого коэффициента, да еще такого, который ставит их на промежуточное место между средствами на расчетном счете, с одной стороны, и банковскими депозитами и валютными ценностями, с другой стороны.

В-четвертых, в Правилах есть просто явные несоответствия провозглашенным в них же принципам, например, диверсификации. В частности, страховщик, во исполнение п. 2.5. Правил хранящий 3% средств резерва по страхованию жизни на расчетном счете, в части этих 3-х процентов «не дотягивает» до рекомендуемой величины норматива, что естественно, может быть компенсировано за счет вложений в направления, имеющие более высокий коэффициент, а оно в данном случае только одно - государственные ценные бумаги, в которые страховщик и без того обязан вложить 20 %. Налицо плохо замаскированное «стимулирование» предпочтения страховщиками государственных ценных бумаг перед другими направлениями.

В целом Правила размещения резервов можно оценить как документ, безусловно, нужный и прогрессивный для своего времени, так как регулирование инвестиционной деятельности страховщиков на тот момент было крайне необходимым. Однако следует отметить и наличие вышеупомянутых недостатков, существенно осложнивших его дальнейшее использование.

В особенности это относится к чрезмерному давлению на инвестиционные предпочтения страховщиков в пользу государственных ценных бумаг. Конечно, предписание страховщикам покупать государственные ценные бумаги есть во всех развитых странах. Страховая отрасль является так крупнейшим заимодавцем государства. Но там государственные ценные бумаги считаются безрисковыми и, соответственно, имеют минимальную, но гарантированную доходность.

На рассматриваемом этапе государственные ценные бумаги (в частности ГКО) были действительно доходным и привлекательным объектом инвестиций, но назвать их, по терминологии западных экономистов, безрисковыми было никак нельзя (так как отсутствовали 2 существенных признака - низкая по сравнению со среднерыночной доходность и гарантированность возврата средств). Напротив, ГКО имели все признаки спекулятивных финансовых инструментов, несмотря на то, что эмитентом их было государство. Большинство страховщиков охотно включилось в игру на ГКО, что на рассматриваемом этапе было вполне оправдано и с юридической, и с экономической точки зрения. Однако, считать эти инвестиции надежными (каковыми должны быть инвестиции страховщиков) даже тогда было проблематично. Государство не имело реальных источников покрытия долга, относящихся не к новым внутренним и внешним заимствованиям, а к налогам и сборам с национальных налогоплательщиков, доходам от государственных предприятий, экспортных операций и т.п. Еще в 1995 году многие аналитики предупреждали, что ГКО - «финансовая пирамида», но тогда на это никто не обращал внимания.

Таким образом, в «Правилах размещения страховых резервов» на рассматриваемом этапе были заложены основы регулирования инвестиционной деятельности.

Третий документ - «Инструкцию о порядке расчета нормативного соотношения активов и обязательств страховщиков» - утвердили в конце данного этапа (Приказ №02-02/20 от 30.10.95) во исполнение международных требований по платежеспособности. Согласно Инструкции, страховщики обязаны соблюдать нормативное соотношение активов и обязательств (нормативный размер свободных активов), рассчитываемое ежеквартально. Фактический размер свободных активов страховщика должен быть не ниже нормативного размера, определяемого по методике, изложенной в Инструкции.

Не будем здесь подробно останавливаться на схеме расчета соотношения активов и обязательств, которая известна всем страховщикам, сделаем лишь некоторые выводы. Во-первых, введение Инструкции дало Росстрахнадзору дополнительный инструмент борьбы с неплатежеспособными страховщиками, и соответственно, должно было служить повышению дисциплины на страховом рынке. Во-вторых, введение Инструкции было необходимым компонентом перехода России к международным правилам оценки финансового состояния страховщиков. И, в-третьих, помимо целей официальной отчетности страховщиков, расчет соотношения мог стать способом самооценки финансового состояния страховщиков, а также их оценки третьими лицами (брокерами, клиентами).

В завершение вопроса о нормотворческой деятельности Росстрахнадзора добавим, что за время его существования как самостоятельного ведомства было утверждено несколько десятков нормативных актов и документов, носящих методический и рекомендательный характер. Они в целом соответствовали аналогичной нормативной базе западных стран и охватывали все стороны регулирования страхового рынка.

Росстрахнадзор вел также и другие виды регулирующей деятельности - регулирование кадрового обеспечения страхового рынка и участие в обучении страховщиков, методологические разработки по страхованию, изучение, адаптацию к российской практике и внедрение международного опыта в области страхования и страхового надзора, участие в работе межгосударственных организаций страхового надзора (Европейское совещание органов страхового надзора, Международная ассоциации органов страхового надзора и др.) Таким образом, Росстрахнадзор стал институциональным центром российской системы государственного регулирования страхового дела, именно через него в основном осуществлялась государственная политика в области страхования.

Деятельность Росстрахнадзора неоднократно подвергалась критике со стороны представителей страхового сообщества за задержки в рассмотрении документов, излишнюю бюрократизацию процедуры лицензирования и т.п. Думается, эта критика была в основном необоснованной, так как все негативные моменты были вызваны объективными причинами. Справиться с большим объемом работ на динамично растущем и изменяющемся рынке, численность страховщиков на котором в некоторые моменты достигала почти 3 тысяч, силами нескольких десятков сотрудников, при недостаточном развитии материальной базы было непросто. Критика иногда звучала также со стороны страхователей и общественных организаций по защите прав потребителей, считавших, что Росстрахнадзор должен более тесно взаимодействовать со страхователями и больше внимания уделять защите их прав, что тоже была необоснованно, так как Росстрахнадзору не было предоставлено широких полномочий в этой области, а в рамках имеющихся возможностей свои задачи по защите прав страхователей он выполнял.

Представляется возможным оценить роль Федеральной службы в регулировании страхового рынка как положительную, поставленные перед ней задачи были реализованы. Более того, схема участия органа страхового надзора в регулировании страхового рынка в целом была создана как раз на рассматриваемом этапе, и большинство ее важнейших составляющих остались до настоящего времени практически неизменными.

Подведем итоги второго этапа.

К концу этапа экстенсивного роста в целом был создан страховой рынок и система его регулирования, отвечающая потребностям своего времени. Исследование данного этапа позволяет сделать определенные выводы о ее достоинствах и недостатках.

К достижениям в области регулирования отнесем следующие. Система регулирования создавалась практически «с нуля», быстрыми темпами и с учетом опыта развитых стран. На орган страхового надзора был возложен широкий круг обязанностей, проведен огромный объем работ, разработана нормативно-методическая база регулирования, проведены через процедуру лицензирования и регистрации сотни страховщиков и страховых брокеров. Большинство инструментов регулирования, применяющихся в развитых странах, было задействовано и в новой российской системе.

Однако следует отметить и упущенные возможности, не реализованные при формировании новой системы регулирования страхового рынка. Это было вызвано тем, что система регулирования формировалась в тяжелых макроэкономических условиях. Страховой рынок развивался «вширь», что сопровождалось естественными болезнями роста. Механизмы свободного рынка в таких условиях сами по себе не могут работать достаточно устойчиво и эффективно (так, как на стабильных и высокоразвитых рынках западных стран), а такие инструменты саморегулирования, как например, объединения страховщиков, к тому моменту еще не успели сформироваться. Поэтому восполнить пробелы саморегулирования в данном случае должно было государство. В тот момент для активной государственной политики на страховом рынке была и необходимость, и возможность (был самостоятельный федеральный орган страхового надзора и велась большая нормотворческая деятельность). К сожалению, эти возможности государством не были использованы в полной мере.

Отметим то, чего государством вообще не было сделано, хотя, на взгляд автора работы, необходимость и возможность для этих действий была.

Система регулирования по каким-то причинам ограничивалась сферой коммерческого страхования, лишив регулирующих и стимулирующих мер такой важный участок страхового рынка, как общества взаимного страхования. Недооценка государством роли взаимного страхования привела к излишней коммерциализации страхования, приоритету получения страховщиками прибыли над удовлетворением потребностей страхователей в страховых услугах. В результате невнимания государства, слабости нормативной базы и других причин взаимного страхования в России практически не было.

Уже на том этапе можно было заложить правовые основы участия страховщиков в регулировании, что обеспечило бы более тесное и эффективное взаимопроникновение систем государственного регулирования и саморегулирования. На практике, напротив, роль саморегулирования была занижена, вместо того, чтобы поставить его «в помощь» государственному регулированию. Единственное, что было предусмотрено в этом направлении, - это требование об обязательной регистрации объединений страховщиков. При обращении за регистрацией помимо учредительных документов объединения следовало представить согласие антимонопольного комитета на его создание.

На 2-м этапе система государственного регулирования показала свою неспособность защищать интересы страхователей. Крах ряда известных компаний в 1995-96 гг. показал, что реально клиент разорившейся компании остается без всякой государственной помощи. Кроме того, налицо было отсутствие механизма участия государственных органов в случае конфликта между страхователем и страховщиком, не обанкротившимся, а действующим, но по каким-то причинам не выполнившим обязательства перед клиентом. Не было реальных инструментов регулирования тарифной политики, ценовой защиты страхователей, обеспечения конкуренции между страховщиками.

Антимонопольное регулирование страхового рынка не было поставлено должным образом. Хотя в составе Комитета РФ по антимонопольной политике и развитию предпринимательства было подразделение, отвечающее за страховой рынок, его деятельность сводилась к рассмотрению вопросов о разрешении покупки пакетов акций и слияний страховых организаций в соответствии с законом «О конкуренции» (да и то только в том случае, когда законопослушный страховщик сам обратился в Комитет, а не в порядке целенаправленной деятельности по выявлению всех таких случаев, которых было гораздо больше), а также вышеупомянутое разрешение создания объединений страховщиков. Вопросами цен (тарифов), распределения рыночных сегментов, аккредитации страховщиков при различных организациях, законности предписаний государственных органов (в том числе отраслевых и местных) страховаться в конкретной компании и другими проявлениями именно монополистической практики на страховом рынке антимонопольный комитет практически не занимался.

К упущенным возможностям следует отнести также то обстоятельство, что, как уже упоминалось выше, не были в полной мере использованы возможности косвенного регулирования и стимулирования развития страхования, особенно налоговых стимулов. Если бы, начиная с этого этапа, когда на рынке установилась тенденция роста, для добровольного страхования были предусмотрены налоговые стимулы (в частности, отнесение страховых взносов на себестоимость предприятий), тогда эта тенденция носила бы более выраженный и долговременный характер, рост премий обеспечивался бы в большей степени добровольным, чем обязательным страхованием, успехи страховщиков были бы более значительными.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Страховой надзор в системе государственного регулирования страхования
Некоторые проблемы защиты конкуренции на страховом рынке
Страхование военнослужащих зарубежных армий
Современный страховой рынок и необходимость жилищного страхования
Разработка механизма реализации корпоративных социальных программ
Вернуться к списку публикаций