2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяГосударственное регулирование и политика — Взаимоотношения России с Китаем - тенденции, динамика, перспективы



Взаимоотношения России с Китаем - тенденции, динамика, перспективы


Особое значение для России, прежде всего для Сибири и Дальнего Востока, приобретает высокая заинтересованность в сотрудничестве со стороны Северо-Восточного Китая (Дунбэй), которая, судя по всему, сохранится и в будущем. Сегодня этот регион (некогда один из наиболее развитых в Китае) переживает своего рода кризис, связанный с обилием здесь наиболее трудно реформируемых крупных государственных предприятий тяжелой промышленности. Заметно отстает регион и по иностранным инвестициям. Между тем экономический комплекс Дунбэя активно стремится к налаживанию широкого международного сотрудничества.

Нормальное, здоровое развитие экономики КНР отвечает интересам России, хотя сегодня способность нашей страны влиять на развитие ситуации в Китае крайне ограничена, В частности, для России, с ее материальными, людскими, техническими ресурсами, едва ли возможна сколько-нибудь длительная конфронтация с Китаем (необходимость обращения к которой теоретически может быть продиктована социально-экономическим крахом в Китае или, напротив, ярко выраженным экономически агрессивным вариантом его развития). Поэтому в принципиальном плане курсу на конструктивное партнерство с Китаем у России нет альтернативы.

Разумеется, при любом, самом оптимистическом варианте социально-экономического развития Китая даже в среднесрочной перспективе отношения между нашими странами не будут беспроблемными. Главную трудность в развитии экономических и иных связей составляют политическая нестабильность, организационно-хозяйственная неразбериха в России. Китай, в свою очередь, является нелегким партнером, чрезвычайно упорно и настойчиво отстаивающим собственные интересы, неохотно идущим на уступки, но и способным одновременно на разумные компромиссы, особенно по стратегическим соображениям.

[1] Автор анализирует классический китайский труд по воинскому искусству - "Семь военных канонов". Сюда входят трактаты: 1)Сунь-цзы бинфа, 2)У-цзы бинфа, 3)Сыма фа (трактат, которым пользовались Хань Синь - полководец Лю Бана - и ханьский император У-ди), 4)Вэй Ляо-цзы (относится к концу периода Чжаньго), 5) Тай-гун лютао (трактат великого стратега Тай-гуна, построенный в виде его бесед с чжоускими царями Вэнь-ваном и Уваном), 6) Хуан Ши-гун саньлюе (этот трактат также приписывается Тай-гуну, хотя самостоятельно текст не обнаруживался до Западной Хань), 7)Тан Тай-цзун Ли Вэйгун вэньдуй - в этом трактате танский император Тай-цзун беседует со своим главным военным советником Ли Цзином. Жаль, что (как и большинство американских китаеведов) А.И. Джонстон не знаком с результатами исследований российских востоковедов. Он самостоятельно додумывается до вывода о том, что стратегическая мысль Китая являлась синтезом конфуцианства и легизма, учения Мэнцзы и даосизма о государственной мощи. Его основное "открытие" заключается в том, что поиски основ стратегического мышления вне военных канонов - были бы бесплодны. Это было замечено академиком Н.И. Конрадом более 70 лет тому назад. Кстати, в мае 1997 года в Петербурге издательством "Евразия" выпущена книга "У цзин", в которую вошли переводы всех упомянутых семи военных канонов. Я не упрекаю американского коллегу. Его книга богата и мыслями и фактами, он проделал огромную работу по переводу источников - все это достойно уважения. Очевидно, взаимодействие российского и американского китаеведения в этой области могло бы принести интересные результаты. Особенно, если объединить наши усилия и с китайскими учеными. Да поможет всем нам Интернет!


Литература


[1] Jonson A. Chalmers. The Empowermwnt of Asia. Pacific Rim Report // University of San Francisco. Center for the Pacific Rim. No 1. 1997. June. P. 4.

[2] Подробнее см.: Ларуш Л. Физическая экономика. М.: Научная книга, 1997.

[3] Чжан Чантай. Итоги развития ситуации в АТР в 1997 г.// Гоцзи чжаyьлюэ яньцзю. 1998. No 1. С. 20-25.

[4] Jonson A. Chalmers. P. 4.

[5] Там же.

[6] Сюань Чжэн. Большой АСЕАН и тенденции к многополюсности в АТР // Гоцзи чжанлюэ яньцзю. No 1. 1998. С. 29-32.

[7] Китай. Китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы (Москва, 7-9 октября 1997 г.). М., 1997. Ч.1. С. 138.

[8] АнтиНАТО. Новая идея российской геополитики. Тактика и стратегия на современном этапе. С.6-7.

[9] Там же. С.19-25. Эта же идея проводится и в вышедшей в конце 1997 г. книге: Митрофанова А.В. Шаги новой геополитики. М., 1997. С. 187-189.

[10] Михеев В.В. Гамбит "анти-НАТО" и политика России на Дальнем Востоке // Проблемы Дальнего Востока. 1997. No 5. C. 31-43.

[11] Юй Суй. О расширении НАТО на Восток и безопасности в АТР // Тайпинян сюэбао. 1997. No 4. C.37-44.

[12] Послание Президента Российской Федерации федеральному Собранию. М., 1997. C.57.

[13] Там же.

[14] Российские вести. 1997. 17 дек.

[15] Там же.

[16] Текст Декларации см.: Проблемы Дальнего Востока. 1997. No 3.

[17] Сюн Гуанкай. Ретроспективный и перспективный взгляды на развитие международной ситуации // Гоцзи чжаньлюэ яньцзю. 1998. No 1 C. 1-2.

[18] Аlastair Iain Johnston/ Cultural Realism/ Strategic Culture and Grand Strategy in Chinese History // Princeton University Press. Princeton, New Jersey, 1995



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Взаимоотношения «центр-регионы» в федеративных государствах как проблема политической науки
Актуальные проблемы социальной защиты населения
Новые направления использования форм федерального вмешательства в России 2004 г.
К проблеме определения объекта права собственности на земли сельскохозяйственного назначения
Модели и индикаторы экономической безопасности отраслей национальной экономики
Вернуться к списку публикаций