2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяГосударственное регулирование и политика — Взаимоотношения России с Китаем - тенденции, динамика, перспективы



Взаимоотношения России с Китаем - тенденции, динамика, перспективы


Основные тенденции мирового развития

Взаимоотношения России с Китаем - двух великих мировых держав - находятся под постоянным и непосредственным воздействием основных тенденций развития региональных и глобальных международных отношений. Сегодня Китай - самая динамично развивающаяся страна в мире, экономика страны находится на невиданном подъеме. Именно Китай готов производить и экспортировать практически любую продукцию в неограниченном количестве - от одежды и ТНП, до высокотехнологичных товаров.

Еще в середине 1997 г. Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) относился к наиболее политически стабильным и экономически успешным секторам мировой арены. Подобно тому, как пять столетий назад далекие страны Востока неисчислимыми богатствами влекли к себе пытливых и отважных европейских мореплавателей, так АТР возбуждал расчетливые умы американских и европейских политиков и представителей делового мира. АТР отличался исключительно мощным и динамичным экономическим развитием; относительной политической устойчивостью; одновременным ростом комплексной мощи таких держав, как Япония, Китай, Южная Корея и тенденциями становления мультиполярной системы международных отношений. Вместе с тем в регионе набрали силу интеграционные процессы и сопутствующее им стремление к обеспечению безопасности. АТР многим экспертам казался колыбелью грядущей цивилизации. Лидеры азиатских "драконов" и "тигров" подчеркивали, что народы их стран добились впечатляющих успехов на протяжении жизни одного поколения. И действительно, если в 1960 г. доля экономики этих азиатских стран составляла приблизительно 4% от совокупного объема мирового производства, то уже тридцать лет спустя эта доля возросла до 25%. Как предсказывал в июне 1997 г. известный американский исследователь восточно-азиатских проблем профессор Чалмерс Джонсон, "следует ожидать, что в течение предстоящего десятилетия Азия займет третье место в мировой экономике". Этот эксперт из Университета Сан-Франциско обосновывал свой прогноз тем, что уровень чистых накоплений в Японии стабильно сохранял тенденцию превышать 20% ее ВНП, что было примерно в 2,5 раза выше среднего уровня других индустриализированных стран, а средний уровень накоплений в Азии достигал приблизительно 30%. Такие темпы накоплений, переведенные в уровень инвестиций, означали, по мнению Ч.Джонсона, "крен мировой экономической мощи в сторону Азии". Одновременно это означало, что страны с низким уровнем накоплений, как, например США, будут оставаться крупными импортерами капитала из азиатских стран, который будет предоставляться на их условиях, что обеспечит азиатским партнерам рычаги воздействия на США во многих областях [1].

Развивая процессы экономической интеграции, государства Восточной Азии все увереннее разговаривали с представителями Объединенной Европы, США, нефтяными магнатами Ближнего Востока и некоронованными королями транснациональных корпораций. Но самоуспокоенность благополучия опасна. Особенно она опасна в период глубочайшего кризиса мировой цивилизации, который в наши дни периодически ставит человечество на грань глобальной катастрофы. Лидеры государств Юго-Восточной Азии - региона, где проживает почти 500 млн. человек, - не учли того, что развитие их стран происходит на фоне мирового финансового кризиса, длящегося уже более трех десятилетий. Этот кризис порожден глубокими противоречиями между двумя типами экономик - физической [2] и монетаристкой. Монетаризм, противопоставивший формуле: деньги - товар - деньги, тезис: время - деньги, означающий способ делания денег из денег, производство не товаров, а ценных бумаг, (на которых возможно спекулировать, если удачно выбрать время), выпустил на мировую арену свирепого вампира - исчисляемый десятками триллионов долларов свободный капитал, который в состоянии обескровить экономику любой страны, не принимающей специальных мер по защите от него (как это делает, например, Китай). Тем не менее, даже кризис не остановил рост экономики АТР. По оценкам экспертов Китайской ассоциации международной стратегии, хотя в СВА в 1997 г. произошел некоторый спад (рост составил 7,7%, в 1996 - 7,9%), однако рост был выше мировых показателей. В ЮВА этот рост равнялся 5,4% (в 1996 г. - 7,2%). В КНР рост экономики составил 9,7%, в Японии - 1,9%, в США и Канаде - 3,6%. В России прекратился крупномасштабный спад и может начаться рост. По мнению китайских аналитиков, влияние валютного кризиса в ЮВА на экономику государств этого региона носит временный и краткосрочный характер поэтому в АТР в 1998 г. сохранится экономический рост. По китайским прогнозам он составит в СВА примерно 8% (в КНР - 9,9% в Японии - 1,9%, в Южной Корее - 6,4%), в ЮВА - 5,2%, в Австралии 4%, в США и Канаде - 2,5%. Возможен рост и в России [3].

Еще одной особенностью развития ситуации в Восточной Азии, по мнению Чалмерса Джонсона, является то, что "наиболее важным фактом в АТР после "холодной войны" является растущее экономическое господство Японии и степень обусловленной им интеграции стран данного региона. Средствами интеграции служат торговля, прямые инвестиции, помощь, финансовые услуги, передача технологий и пример Японии как азиатской модели развития. Вообще все азиатские страны зависят от Японии в плане кредитов, технологии, инвестиций и иностранной помощи". При этом американский эксперт отмечает, что государства АТР "по-прежнему зависят от США как от военного противовеса Японии и Китая, как от потребительского рынка для азиатских товаров, а также как от источника высшего образования: несмотря на все более громкие заявления о своем цивилизационном отличии от "Запада", азиатская элита по-прежнему направляет своих многочисленных отпрысков на учебу (в том числе в аспирантуре) в американские университеты" [4].

Интересен вывод, к которому в своей работе приходит Ч. Джонсон, он подчеркивает; что "такая зависимость от Японии и от США в течение каких-нибудь десяти лет заметно изменится. Эти изменения могут произойти в соответствии с тщательно спланированной политикой либо быть подобны тектоническим глыбам, рухнувшим друг на друга - никакой другой вариант при рассмотрении перспективы мира и стабильности в регионе и в мире, похоже, не просматривается" [5]. Сегодня ситуация динамичного экономического роста АТР взорвана финансовым кризисом, начавшимся в Юго-Восточной Азии, а затем ударившим по Японии, Китаю, Южной Корее и потрясшим биржи всех развитых стран мира. Разлетелся в прах и тезис о том, что этот регион в плане безопасности стабильнее других - ядерные испытания в Индии, подготовка к ответным мерам в Пакистане создали угрозу посильнее, чем взволновавшая несколько лет тому назад северокорейская ядерная программа. Это с новой остротой поставило проблемы безопасности на региональном и глобальном уровнях. Бирмингэмский саммит восьмерки ведущих держав, прошедший в мае 1998 г. подтвердил это.

Международные отношениям как система взаимодействия государства развиваются отнюдь не в вакууме. Более того, они не могут развиваться в вакууме - будь то в вакуум силы власти, права или морали. Как только какой-либо вакуум образуется, он тут же начинает заполняться. Причем не всегда адекватно утраченному.

На рубеже столетий и тысячелетий среда, в которой развиваются международные отношения, усложняется.

Изменилась парадигма всемирной истории. По экономическому и политическому потенциалу Восток не уступает Западу. Взаимосвязи по линии Восток-Запад приняли новый, равноправный характер, о чем свидетельствуют Бангкокская (1996 г.) и Лондонская (1998 г.) встречи лидеров государств Азии и Европы.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Новая роль государства в инвестиционной деятельности
Взаимосвязь территории и гражданства государства как фактор Российской геополитики
Государственная служба Пакистана
О государственном воздействии на развитие сельскохозяйственного производства
Новые направления использования форм федерального вмешательства в России 2004 г.
Вернуться к списку публикаций