2011-08-06 22:22:16
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Конфликтный коммуникативный акт: варианты сценариев



Конфликтный коммуникативный акт: варианты сценариев


Коммуникативные сценарии необоснованной просьбы

Типичной речевой тактикой воздействия S1 на S2 с целью изменения его поведения является просьба. По определению Дж. Серля, просьба представляет собой «попытку побудить Н сделать А», где Н - слушающий, в присутствии которого произносится предложение. Иллокутивная цель любого побудительного высказывания, например приказания, та же, что и у просьбы, - добиться того, чтобы слушающий сделал то, что хочет (в чем заинтересован). Но средства достижения данной цели в каждом случае свои. Приказ, требование обычно прямо выражают побуждение к действию императивными предложениями (Прекратили разговаривать! Встать! Сдавайте сочинения!) или перформативными предложениями (Я приказываю вам выйти из класса). Выражая просьбу, говорящий считает важным подчеркнуть именно неимперативность побуждения, нацеленного на опознание данного РЖ. Говорящий следует принципу вежливости, который является основным стратегическим принципом поведения, определяющим выбор средств общения и регулирующим коммуникативную норму. Если же просьба звучит категорично, она воспринимается как требование или приказ, причем роль играет не только отбор языковых средств, но и интонация.

Наш интерес к данной речевой тактике объясняется тем фактом, что просьба относится к числу потенциально конфликтных тактик, поскольку без дополнительных речевых действий S, она часто воспринимается как необоснованная и провоцирует конфликт. В ответ на необоснованную просьбу можно услышать фразы типа: А почему я это должен делать? Сделай сам. Мне некогда. Книга мне самому сейчас нужна и т.п., выражающие недоумение или недовольство адресата по поводу высказанной в его адрес просьбы, это может быть и отказ от ее выполнения. Чтобы избежать подобных негативных реакций, говорящий должен учитывать возможность подобного развития ситуации и предупредить ее своими дополнительными коммуникативными шагами: например, обосновать причину, по которой он считает возможным обращение с данной просьбой к адресату (ты можешь это сделать) или объяснить важность выполнения просьбы для говорящего (для меня это очень важно). Для выражения просьбы также определяющими факторами являются использование этикетных форм, смягчающих побуждение (будь добр, пожалуйста, спасибо), и следование правилам речевого поведения (предупреждение о просьбе, интонация просьбы). Игнорирование любого из этих коммуникативных шагов в рамках тактики просьбы может стать поводом к осложнению ситуации. Поэтому даже безобидная просьба может обернуться серьезным конфликтом.

Возможные языковые и речевые способы реализации тактики просьбы разнообразны. Говорящий может их использовать в зависимости от ситуации общения. Это, во-первых, императивная форма с интонацией просьбы: Передайте книгу, которая может выражаться и более вежливо: Передайте, пожалуйста, книгу. Усиление волеизъявления происходит за счет отсутствия субъекта-подлежащего. Во-вторых, это вопрос о возможности реализации просьбы, обозначающий прежде всего просьбу сделать то, что в этом вопросе заключается: Не могли бы вы?.. Как насчет?.. Почему бы тебе не?.. Такая косвенная просьба регулярно используется для выражения вежливого побуждения. Невежливо звучит просьба, выраженная с помощью оптативных конструкций: Ты бы помолчала. Пусть она помолчит. Используются выражения, из которых только вытекает значение просьбы: Что-то шумно стало (импликатура - не разговаривайте), Я боюсь (импликатура - помогите мне): Значение просьбы может передаваться сложным предложением, директивная часть которого выражает желание, а придаточное предложение - содержание желания: Я хочу, чтобы ты вернулся. Вытекающий из этого предложения смысл (вернись) можно назвать «слабой» просьбой, поскольку желания S самого по себе недостаточно для осуществления просьбы. Это средство также относится к косвенным, а значит, вежливым способам выражения просьбы.

Отмеченные способы отражают широкий диапазон вариативности выражения просьбы: от мягкой, вежливой до категоричной, жесткой.

Но кроме языковых средств воздействия S1 на S2 существуют и другие, применение которых зависит от конкретной коммуникативной ситуации. Это паралингвистические, невербальные, психологические средства, используемые S1 для воздействия на S2 и достижения своей иллокутивной цели.

Рассмотрим несколько коммуникативно обусловленных сценариев просьбы из пьесы М. Булгакова «Батум» с точки зрения использованных в них средств речевого воздействия (РВ). Представленные диалоги можно рассматривать как типовые сценарии в ситуации речевого воздействия S1 на S2 с помощью речевой тактики просьбы.

Участниками диалога являются два коммуниканта: Иосиф Сталин (С) и его одноклассник (О).

Коммуникативная неречевая цель С, которая побудила его вступить в контакт с О, следующая: воздействовать на О, побудив его к определенному действию, а именно - передать письмо третьему лицу (Арчилу). Вторая побочная неречевая цель появляется у С в процессе развития диалога, и она также связана с воздействием на О: попытаться повлиять на взгляды О, изменить его политическую позицию. Эти неречевые цели определяют речевую цель С.

Коммуникативная речевая цель С: в общении с О использовать эффективные средства РВ для достижения главной (неречевой) цели.

Концепция О: он не обладает немедленной готовностью выполнить неречевые цели С, но под воздействием С способен подчиниться ему, т.е. О не имеет цели организовать свое поведение согласно побуждению С.

Следовательно, цели порождения речи и цели ее восприятия не согласуются, а значит, нельзя говорить о благоприятной речевой ситуации для реализации целей речепорождения. Изначально между говорящим (С) и слушающим (О), между порождением и восприятием речи, между целями ее порождения и целями восприятия возникает конфликт. Мы можем предположить, во-первых, что если С заинтересован в осуществлении желаемого действия, то для достижения своей цели ему придется преодолевать сопротивление О, убеждать его в необходимости, целесообразности того, к чему он его побуждает; во-вторых, что если выполнение цели побуждения О к желаемому действию для С не очень значимо, если он не очень заинтересован в ее реализации, то он откажется от ее осуществления. Посмотрим, по какому сценарию развивается взаимодействие.


Первый диалог. Коммуникативный сценарий 1: просьба - согласие

С - Да, кстати, вот о каком одолжении я тебя попрошу. Обстоятельства складываются так, что с Арчилом мне уже увидеться не придется. Так вот, пожалуйста, передай ему от меня письмо, но в собственные руки и по секрету.

О - Хорошо, давай сюда.

Коммуникативная схема данного сценария следующая: инициальный речевой ход С, выражающийся в РЖ просьбы, - реактивный речевой ход О, выражающийся в РЖ согласия. Эти элементарные РЖ в составе беседы представляют законченные ситуативно-типовые высказывания и вместе составляют завершенный текст диалога, в котором коммуникативная цель жанра просьбы «побудить адресата к некоторому действию» решена. Исходя из соответствующей шкалы: категорическое побуждение - нейтральное побуждение - смягченное побуждение, просьба относится к средствам смягченного побуждения. Речевое воплощение просьбы - предупреждение о просьбе (вот о каком одолжении я тебя попрошу), императив, смягченный вежливым «пожалуйста», - свидетельствует о развитии ситуации в зоне гармонии. Согласие - бесконфликтная реактивная речевая тактика, демонстрирует готовность S2 организовать свое поведение согласно побуждению S1. Таким образом, диалог протекает в спокойном, доброжелательном тоне, что позволяет говорить о кооперации собеседников, согласованности их целей.

Обратимся к дальнейшему развитию диалога. Участники те же. Но меняются их коммуникативные цели. Главная неречевая цель С остается той же, но после ее достижения С выдвигает дополнительную цель - повлиять не только на деятельность О, но и на его сознание, изменить его позицию, взгляды.


Второй диалог. Коммуникативный сценарий 2: предложение - отказ на просьбу

С – И сам можешь прочитать, если хочешь. Письмо открытое.

О (Заглянув в листки.) Забирай обратно свое письмо. (Оглядываясь.) Иосиф, слушай, серьезно тебе говорю, брось это, в Сибири очутишься!

Коммуникативная схема второго сценария следующая: инициальный речевой ход С, выражающийся в РЖ предложения, - реактивный речевой ход О, выражающийся в отказе, но отказ О последовал не на предложение С прочитать письмо, которое было призвано решить побочную неречевую цель, появившуюся в процессе общения, а на просьбу передать письмо, высказанную в первом диалоге. Отказ последовал именно после выполнения предложения С. Таким образом, второй диалог в составе РЖ беседы выражается в коммуникативном сценарии: просьба - отказ. Отказ в данной ситуации является ожидаемым реактивным ходом, поскольку желание воздействовать на сознание адресата, его знания, взгляды, находящиеся в частичном или полном противоречии с когнитивными структурами говорящего, обычно встречает противостояние и выражается в конфликтном типе взаимодействия. Тема «просьба» имеет фреймовое воплощение, поэтому логично предположить как то, что последует отказ, так и то, что заинтересованный в достижении своей цели С не остановится на данном этапе развития беседы и прибегнет к дополнительным речевым действиям.

Во втором диалоге возникает сигнал напряженности - отрицательный эмоциональный фон, вызванный реакцией О (отказ, предупреждение) на попытки С воздействовать на его сознание.


Третий диалог. Коммуникативный сценарий 3: упрек, побуждение - возражение, отказ-аргумент

С - Что ж ты, согласился - и вдруг отказываешься?

О - Ну-ну-ну! Ты это оставь, пожалуйста! Что это значит - отказываешься? Ты говорил письмо, а это... прокламации!

Коммуникативная схема третьего сценария такова: инициальная реплика-вопрос С является побуждением к обоснованию отказа О. Кроме того, в ней содержится упрек по поводу полученного отказа. Реактивный ход О включает возражение - он не принимает упрек; на побуждение С О дает ответ, который содержит аргумент, объясняющий причину отказа.

В третьем диалоге определяется противостояние С и О, вызванное упреком. С, а также возражением и отказом О.


Четвертый диалог. Коммуникативный сценарий 4: убеждение - отказ-аргумент

С - Не все ли тебе равно, что передавать - прокламацию или письмо? Прокламацию даже интереснее, она содержательнее.


Коммуникативная схема данного сценария выглядит так: С предпринимает новый речевой ход - он использует убеждение, приводя два аргумента: первый - тебе не будет плохо от того, что ты сделаешь; второй - тебе, может быть, даже интересно это сделать. Такого рода аргументы - указание на то, что выполнение адресатом ожидаемого действия соответствует его интересам, не принесет ему вреда, - свидетельствуют о том, что перед нами РЖ «убеждение». Реактивный речевой ход О - аргументированное возражение-отказ следовать побуждению С. Эмоциональный фон ситуации становится более спокойным, снимаются некоторые сигналы напряженности в результате использования С убеждения, которое является менее конфликтным РЖ, нежели используемые в предыдущем диалоге РЖ упрека, возражения, отказа; напряженность также гасится некоторым аргументированным возражением О: поскольку он направляет аргументы не против С, а в свою пользу, то они не обостряют отношений, а наоборот, вдохновляют С на применение новых аргументов и способов речевого воздействия. Контроль за стабильностью ситуации осуществляет С, не допуская открытого, внешне выраженного конфликта, который может помешать ему осуществить свое намерение.


Пятый диалог. Коммуникативный сценарий 5: уговоры - косвенный отказ

С - Это ты хорошо задумал. А вот насчет этого... не понимаю, какой риск для тебя? По коридору пройти и отдать в руки. И ничего говорить ему не надо. Только скажи - от Иосифа, и все. И он ничего говорить тебе не будет, только скажет - мерси.

О – Бессмыслица это все, все это ваши бредни!



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Методологический и методический аспекты описания речевого конфликта
Стереотипность шлягера как текста массовой культуры
Легенды и сказания о табаке в круге чтения устьцилемов.
Сопоставительный анализ семантических основ урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Алгоритм конструирования гипертекстового диалектного словаря русского языка «ГОВОР»
Вернуться к списку публикаций