2011-08-06 22:10:05
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Прагматические маркеры ККА



Прагматические маркеры ККА


Незнание собеседником слова (или желание представить ситуацию таковой, на что указывает ироничный тон М) влияет на характер протекания речевого общения: меняется тема разговора (предметом речи становится сам язык), тональность приобретает опасные для гармонии общения краски - издевка и ирония со стороны М, недовольство и жесткость со стороны К. Употребление К незнакомого для собеседника слова вызывает соответствующую реакцию собеседника, которая приводит к коммуникативной неудаче (непониманию, нежелательному эмоциональному эффекту) и может закончиться речевым конфликтом, поскольку прагматический смысл, вытекающий из реплик М, несет обидное для К скрытое содержание. Прагматический смысл становится понятным, когда известен «контекст интерпретации» данного диалога: Маша, дворянка, не готова принять те новые явления, которые несет революция и которые искренне поддерживает Кондратьев, приехавший в Петроград из деревни. Так, из контекста можно вывести следующую скрытую информацию:

М - Что вы там еще придумали?

К - Не слишком задирай нос, дворянка.

Регулируя коммуникативный процесс, категория незнания функционирует в рамках пропозиции «знаю - не знаю - не точно знаю», «обладаю информацией - не обладаю информацией - обладаю неполной информацией» и участвует в процессе понимания сообщения. Незнание может быть обусловлено уровнем знаний коммуниканта о картине мира (когнитивное или логическое незнание), может определяться актом речи (функциональное или коммуникативное незнание).

Рассмотрим диалог двух коммуникантов:

Простите, что я вас на секунду, - промолвил Благов <...> Вы были совсем маленькой, когда папа умер?

Да, - сказала Эльза, - если я вообще родилась.

Понятно, - сказал Благов и тяжело замолчал. Он не мог понять, что хотела сказать Эльза - то ли то, что родилась уже после смерти писателя и не имеет к нему отношения, то ли то она хотела сказать, что сомневается, родилась ли вообще или все это сон. - Вы похожи на папу, - сказал Благов, опровергая этой фразой и первое и второе толкование ответа Эльзы. - У меня есть его портрет. Очень красивый человек.

А вообще-то Эльза ни первого, ни второго толкования не имела в виду, она просто не хотела, чтобы Благов знал, сколько ей лет.

(Л. Петрушевская)


То, что Б не понял З, стало результатом неправильной интерпретации им ответа на свой вопрос. Что же хотела сказать З? Б не «вычислил» импликатуру - скрытую информацию - в ответе своей собеседницы по причине того, что не обладал полной информацией о ней (З): ему было известно, что она дочь писателя, по творчеству которого он пишет диссертацию, но что она представляет из себя как человек, он не знал. Непонимание вызвано незнанием о факте действительности, стоящем за пределами КА. Это незнание не дало возможности S1 верно интерпретировать КА (код S2).

Попытка избежать непонимания вызывает у говорящего желание восполнить то или иное незнание о факте действительности, о предмете речи, о своем собеседнике и т. д. или завуалировать это незнание. С этой целью он использует различные пути и средства. Существует как минимум три пути:

1) попытаться ликвидировать (восполнить) незнание;

2) постараться не обнаружить незнание;

3) откровенно признать незнание.

От средств, которые использует говорящий, чтобы вербализовать тот или иной путь, зависит исход (результат) коммуникативной ситуации. Важным условием качества дальнейшего развития КА является также характер речевых действий другого участника диалога, если он настроен на кооперативное общение ив своих отдельных речевых тактиках или шагах реализует кооперативную стратегию, то реально развитие диалога по гармонической модели. Но в качестве основных средств могут быть избраны и конфликтные, тогда результатом взаимодействия в ситуации информационного дефицита будет конфронтация между субъектами. Каждый путь (один из трех) может развиваться либо по конфликтной, либо по гармонической модели общения в зависимости от поведения собеседников.

Возьмем для примера первый путь, который может избрать S1. Обычно восполнение незнания вербализуется с помощью речевой тактики вопроса (Что вы о нем знаете?) или просьбы (Расскажите мне о нем), также могут использоваться метаязыковые операции, если незнание вызвано языковой структурой (Я вас не совсем понимаю... Что значит это слово?). Применение данных речевых тактик обычно происходит в зоне гармонического общения. Ответные речевые тактики - ответ на вопрос, выполнение просьбы (рассказ), толкование непонятной информации - также свидетельствуют о направленности на контакт, поддержании коммуникации или, в противном случае, - об отсутствии ориентации на сотрудничество.

Примеры тех и других сценариев речевого поведения в ситуации незнания о каком-то отрезке действительности одним из коммуникантов мы встречаем в практике речевого общения.

Рассмотрим I тип коммуникативной ситуации: вопрос - ответ (исчерпывающий). Предпринятые речевые шаги в этом диалоге - серия вопросов для восполнения отсутствующей информации одним из собеседников - встречают понимание, положительные эмоции другого участника от процесса поиска истины (обрадовалась). Серия вопросов S1 и ответов S2 говорит о кооперации общающихся (гармоническая модель поведения).

Гармоническая модель не является универсальной для данного типа коммуникативной ситуации. Иногда получение исчерпывающего ответа вызывает отрицательную реакцию говорящего, что приводит к коммуникативной неудаче. Причины этого могут быть разными: Цель вопросов S1 - сделать содержание ответа более ясным и таким образом получить нужную информацию. Для этого S1 использует кооперативные речевые шаги - предположительные подсказки (успокаивающее? снотворное?), доброжелательный тон. Но использование специального термина S2 без учета компетенции S1, не имеющего отношения к медицине, и нежелание эксплицировать его смысл (заменить другим, общеупотребительным словом, раскрыть значение латинских корней: S1 - филолог, и др.) свидетельствуют об отсутствии ориентации S2 на собеседника и интереса к теме разговора. Исход коммуникативной ситуации даже при исчерпывающем ответе на вопрос нельзя назвать положительным, о чем говорит коммуникативный эффект от КА - раздражение, обида собеседника. Реализуется дисгармоническая модель поведения в коммуникативной ситуации I типа. Другой пример: в ситуации неизвестности оказывается один собеседник (S1), не обладающий определенной информацией (зачем S2 вызывали в органы и чем это может для него кончится), известной другому участнику коммуникативного акта (S2), который по определенным субъективным причинам известной информацией не делится - коммуникативная ситуация II типа: вопрос - отказ от ответа (прямой или косвенный);

- Толик, - не выдержала тетя Вера. - Может, все-таки расскажешь, что там было? Я же весь день на валокордине!.. С тобой беседовали?

- Беседовали, беседовали. Некогда рассказывать!.. Каждую минуту могут приехать с обыском!..

(Л. Филатов)


Сокрытие информации S2 может быть вызвано различными причинами: нежеланием общаться из-за усталости или неприязни к собеседнику, отсутствием времени на объяснения или тем, что S2 не считает данную информацию важной для S1 или развития коммуникативной ситуации. Причиной могут быть и определенные прагматические цели S2: полученная информация может огорчить S1, может повлечь не нужные для S2 действия со стороны S1, может нежелательно повлиять на отношения S1 и S2 или S1 и третьего лица (С), которого эта информация касается, или на отношения S2 и С.

Осознание сокрытия информации S1 всегда вызывает у него отрицательные чувства и как следствие - нежелательные эмоциональные реакции и речевые действия. Не получив искомой информации, S1 (Вера) делает предположения, руководствуясь собственным опытом и элементарной логикой.

Что за чушь? - Сначала вызывать на допрос, а потом устраивать обыск?. . Обычно бывает наоборот!.. - Толик раздражался все больше. - Как будто ты полжизни провела в подполье!.. Твоя девичья фамилия не Засулич?

(Л. Филатов)


Развитие диалога переходит в зону конфликта, так как отсутствие необходимой информации и невозможность ее получить даже по такой бытовой причине, как отсутствие времени для ее изложения, вызывает нарастание напряженности, о чем свидетельствуют чувства S1 (тревога, волнение) и ответные эмоции S2 (раздражение). Раздражение S2 выливается в едкую иронию по отношению к S1 (Tвоя девичья фамилия не Засулич?), которая в современном контексте отношения общества к революционерам (Натворили вы дел...) звучит как косвенное оскорбление. Общение принимает конфликтный характер. Реализуется дисгармонический сценарий поведения во II типе коммуникативной ситуации. Еще одна ситуация, в которой отказ от ответа также служит предпосылкой к развитию конфликта:

Знаешь что? Я устала. Мне все надоело. Я больше ничего не хочу.

Но почему?

К чему вопросы...

(В. Токарева)


В ответной реплике на вопрос звучит нежелание объяснять причины того состояние, которое испытывает говорящий, сомнение в способности собеседника помочь ему, скорее всего, обида на него.

Реализуется дисгармонический сценарий поведения во II типе коммуникативной ситуации.

Конечно, отказ от ответа не всегда предполагает развитие общения по конфликтной модели поведения. С положительным результатом мы сталкиваемся в случае, когда говорящий преследует определенные прагматические цели: скрывая информацию, он заботится об интересах при этом верно выбирает языковые и речевые средства: косвенный отказ, соответствующие (доброжелательные) интонации: Не могу тебе этого сказать. Может быть, ты об этом спросишь у X? Лучше тебе об этом не спрашивать. Ты меня об этом не спрашивал, договорились?

В этом случае может реализоваться гармонический сценарий поведения во II типе коммуникативной ситуации.

В III типе коммуникативной ситуации (вопрос - завуалированный ответ, из которого субъекту (S) нужно «вычислить» искомую информацию) также вероятна возможность реализации общения по двум сценариям: гармоническому или дисгармоническому (конфликтному). Выбор какого-либо сценария поведения зависит от того, насколько правильно S1 «вычислит» неэксплицированный в языковой структуре смысл и причину употребления данной языковой структуры. Этот процесс узнавания и понимания может быть успешным или неуспешным, он требует от S1 многих пресуппозициональных знаний, в частности знания личности собеседника, его коммуникативных привычек, коммуникативного опыта, склонностей к употреблению определенных языковых и речевых структур (языковая «изощренность» или языковое «занудство»), к юмору, ироничности, образности речи и т.п. Причины употребления импликатур различны. От характера причин зависит исход коммуникативной ситуации. Так, если причина использования импликатуры заключается в том, чтобы сохранить интересы S1 (не хочет обидеть, причинить боль и т.п.) или лица, к которому S1 позитивно относится (искренне волнуется за него, любит и т.п.), то скорее всего общение будет развиваться по гармоническому сценарию.

- А что если я его у тебя заберу и сделаю своим замом по производству и экономике? - Он свое уже отсидел. - Тьфу! - председатель даже перекрестился. - Типун тебе на язык.

(В. Кунин)


Ответ Он свое уже отсидел содержит скрытый смысл. Реакция председателя говорит о том, что он точно «вычислил» импликатуру: Не надо этого делать. Для него это плохо кончится. С этой должности он угодит прямо в тюрьму. Причина использования импликатуры понятна из контекста: Он (Василий) отличный работник и замечательный друг, оба участника диалога его любят и заботятся о нем, каждый по-своему. Поэтому диалог не приобретает негативно окрашенного фона, не возникает эмоциональной напряженности в отношениях собеседников, они поняли друг друга. Реализуется гармонический сценарий поведения.

Другой диалог имеет иную причину «сокрытия информации» одним из собеседников: говорящий дает ответ на вопрос, только частично раскрывающий содержание искомой информации, потому что ему самому больно и тяжело говорить всю правду собеседнику.

А где Аглая?

Толик даже не успел испугаться. Вопрос выскочил сам собой. Это был вопрос из того недавнего прошлого, счастливого и безмятежного прошлого, когда все казалось простым и ясным, где говорили то, что думали, и где не надо было бояться неосторожных слов.

Мы с Аглаей расстались, - буднично сказал Евпатий.

(Л. Филатов)


Если исходить из того, что Евпатий (Е) следует постулату релевантности в своем ответе, то он, вероятно, хотел сказать собеседнику следующее: здесь со мной ее быть не может, а где она - не знаю, не хочу говорить об этом. Нежелание Е обсуждать свою семейную драму с Толиком (Т) объясняется тем, что именно Т, его друг, виноват в случившемся. Неизвестность для Т мучительна, он хочет знать, что произошло в отношениях Е и А, хочет оправдаться перед другом, и это заставляет его продолжить неприятный для Е разговор. Он задает следующий вопрос:

Ты бросил Аглаю? - почти искренне возмутился Толик. - Но Аглая тут ни при чем!.. Я же все наврал!.. Ты не должен был мне верить!

А я и не поверил, - Евпатий избегал смотреть на Толика. - Я поверил Аглае. Она сказала, что все это правда...

Толик не нашел в себе смелости длить этот мучительный разговор.


Сценарий диалога, несомненно, дисгармонический, судя по тому негативному эмоциональному фону, на котором он развивается, по напряженности и эмоциональному состоянию, которое испытывают участники диалога (Т испугался собственного вопроса, почти искренне возмутился ответом, оба собеседника испытывали мучительное чувство неловкости - Е избегал смотреть на Т и т.п.).

Таким образом, и третья коммуникативная ситуация может развиваться по двум (как минимум) сценариям.

Вопрос - полифункциональное средство для восполнения незнания. Кроме рассмотренных нами, существует еще множество типов коммуникативных ситуаций с использованием этой тактики для достижения цели, связанной с получением неизвестной информации, например: вопрос - уход от ответа (смена темы) (Ты думаешь, я стукач?.. Ты думаешь, что если мне разрешили выезд, то это как-то связано с тем допросом?.. - Толик, тебе пора!.. - Л. Филатов); вопрос- вопрос (- Это еще что такое?! - Ты меня спрашиваешь? - В. Кунин); вопрос - умолчание; вопрос - игнорирование собеседника (- Ты куда? - Алик не ответил. Ушел, хлопнув дверью. - В. Токарева); вопрос - угроза (- Но что происходит? - Ты, может, партбилетом не дорожишь?- Л. Леонов); вопрос - ответ, частично раскрывающий информацию; вопрос - ответ не по существу; и др. Во всех перечисленных ситуациях результатом является неудовлетворение информационной потребности S1, неосуществление его коммуникативного намерения. Неудовлетворенная потребность личности, как отмечают психологи и социологи, является конфликтогенным фактором: создается реальная почва для конфликта, появляется предмет конфликта- объективно существующая проблема, служащая причиной противоречия. В данной ситуации она выглядит так: я (S1) хочу и готов по лучить информацию, предпринимаю для этого соответствующие данной ситуации речевые действия - он (S2) не обладает желанием и готовностью поделиться известной информацией, предпринимает действия для ее сокрытия. Поэтому существующее противоречие может повлечь действия одной из сторон, направленные против интересов другой. В этой ситуации становится реальным общение, протекающее в зоне конфликта.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Теоретические предпосылки изучения образных средств, содержащих топонимы
Эпилог романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» как ключ к сюжету: вечная встреча в Боге
Гармонизирующее речевое поведение в конфликтных ситуациях
Конфликт как феномен языка и речи
Макро- и микротопонимия. Урбанонимы как вид топонимов
Вернуться к списку публикаций