2011-08-06 18:29:31
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Аспекты лингвистического описания речевого конфликта



Аспекты лингвистического описания речевого конфликта


Понятие «норма» давно известно в лингвистической практике, но лишь в языкознании XX века оно получило теоретическое обоснование и стало предметом изучения не только языковедения, но и культуры речи и теории коммуникации. В современной науке это понятие неоднозначно. Более старое понимание нормы как свода правил, предписаний обогатилось новым значением - «обычный, общепринятый, обязательный порядок, состояние чего-либо»: Нормы поведения. Нормы литературного языка. В последнее время утвердилось еще одно значение: «узаконенное установление»: Правовые нормы. Эстетические нормы. Нравственные нормы и пр.

Основной проблемой языкознания в исследовании нормы всегда было определение содержания понятия «языковая норма». Оно рассматривалось по отношению к другим фундаментальным понятиям, прежде всего к таким, как система и речь. Так, Н. Н. Семенюк для определения нормы использует триаду «структура - норма - узус», где под структурой понимается внутренняя системная организация языка, под нормой - нормативные реализации (совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы), а под узусом - фиксируемые и культивируемые обществом реальные употребления языка.

В работах многих языковедов наблюдается тенденция к преодолению узко лингвистического подхода к норме. Этому способствуют исследования в области теории коммуникации, речевой деятельности, культуры речи. В современном отечественном языкознании норма рассматривается в коммуникативно-деятельностном аспекте. Такой взгляд является логическим продолжением взглядов пражских лингвистов, рассматривающих проблему нормы в связи с проблематикой языковой культуры.

Историю развития понятия нормы анализирует А. Едличка. Исследователь определяет главные компоненты нормы - языковой и социальный, и обобщая опыт многих чешских, словацких и русских исследователей (В: А. Ицковича, Б. Гавранека, К. Горалека, В. Матезиуса, Е. Косериу, Л. Ельмслева, Н. Н. Семенюка, Л. И. Скворцова, Б. С. Шварцкопфа и др.), называет наиболее важные требования, предъявляемые к норме. С языковой точки зрения такими признаками являются ее упорядоченная структура и внутреннее расслоение (дифференциация), кодифицированность (осознание и принятие в определенную эпоху данным языковым коллективом набора обязательных правил нормального употребления литературного языка); а с социальной точки зрения - высокая степень общеобязательности нормы и ее сознательный характер. Ряд признаков нормы является обусловленным как с точки зрения языка, так и социума: устойчивость (стабильность) и естественная изменчивость, которая свойственна языку как социальному явлению исторического характера (этому противоречию В. Матезиус дал название «гибкой стабильности»); требование единства литературной нормы и признак вариантности, который действует в рамках общего единства нормы и связан с социальным функционированием литературного языка, с характером и составом носителей нормы, с развитием литературной нормы; полифункциональность - этот признак вытекает из социальных потребностей в средствах выражения; признак стилистической дифференциации, который проявляется в расслоении литературной нормы на специфические интеллектуальные и эмоциональные средства, относящиеся к отдельным стилистическим слоям.

Продуктивным оказалось принципиальное различение двух типов норм языковой коммуникации: системных, или языковых, и ситуативных, или коммуникативных. Сложилось более четкое представление о содержании понятия «языковые нормы». Их определяющий признак исследователи усматривают в соотнесенности с понятием «грамматико-семантическая правильность». «В объем понятия языковых (системных) норм входит совокупность языковых средств и закономерностей их использования, свойственных данной форме существования языка, которые ей приписаны коммуникативным сообществом и которые в соответствии с этим данное коммуникативное сообщество использует как обязательное». Коммуникативные нормы определяются наличием в их структуре трех компонентов: языкового, речевого и невербального. Языковой компонент применительно к высказываниям (текстам) заключается в «дистрибуции форм существования языка», т.е. в упорядоченном наборе единиц языка, соответствующем норме языковой формации («формационная норма»). Речевой компонент коммуникативной нормы связан с понятием «коммуникативная сфера», которое охватывает два вида явлений: функционально-коммуникативную сферу, отождествляемую со сферами общественной жизни, и ситуативно-коммуникативную сферу, отражающую конкретные ситуации общения. Невербальный компонент является специфическим определяющим признаком коммуникативной нормы. Таким образом, под коммуникативной нормой А. Едличка понимает «проявление дистрибуции форм существования языка в ситуативных сферах, перекрещивающихся со сферами функциональными».

Рассмотрение коммуникативных норм в языковом и коммуникативно-деятельностном аспектах позволяет избежать узколингвистического подхода к норме, с одной стороны, и не увлечься поведенческим, социально-психологическим подходом к норме - с другой.

Коммуникативная норма предстает как сложное явление. Включение в него нескольких компонентов требует разработки содержания каждого из них. Языковой компонент коммуникативной нормы обязателен, языковая правильность (ортология) речевых высказываний представляет собой элементарный уровень нормы, это основа, фундамент речевой культуры, создающий возможность не только «горизонтальной» (между членами языкового коллектива), но и «вертикальной» (между разными поколениями) коммуникации. Языковые нормы, абстрагированные от конкретной ситуации, имеют всеобщий характер, и их знание является необходимым условием для осуществления речевой деятельности на данном языке. Языковая нормативность в коммуникативно-деятельностном аспекте - это набор языковых средств, фонетических, лексических, морфологических, синтаксических и пр., и такая их организация в рамках текстообразования или поведения, которая позволяет обеспечить наибольший эффект в достижении коммуникативных задач. Языковая норма обладает высокой степенью регламентации, в отличие от речевой, и относится к типу норм, которые изучены довольно хорошо.

Речевой компонент коммуникативных норм изучен недостаточно. На это указывают исследователи: «Несмотря на то, что факт существования норм, регулирующих построение речевых высказываний (текстов), в настоящее время признается большинством лингвистов, природа и сущность данных норм, их роль в речевом общении продолжает оставаться малоизученными, не до конца ясными». Для этого есть целый ряд объективных причин. Во-первых, это связано с тем, что явления, относящиеся к коммуникативной норме, изучаются без соответствующей теоретической базы. Во-вторых, проблема заключается в том, что коммуникативные нормы, в отличие от языковых или стилистических, не являются кодифицированными: нет грамматик, словарей и справочников, которые бы зарегистрировали коммуникативные нормы и к которым говорящий мог бы обратиться за справкой. Речевая норма существует в системе оценок говорящих («уместно - неуместно», «этично - неэтично», «вежливо - невежливо» и т.п.) и отражает элемент субъективного, пристрастного отношения субъекта к объекту оценки. Говорящий передает свою «точку зрения», собственное видение «положения вещей», которые обусловлены пересечением разного рода зависимостей, субъективных и объективных, в оценке кусочка действительности. Субъективно речевая норма определяется отношением субъектов коммуникации к языку и речи, их лингвистической, языковой и коммуникативной компетенцией, коммуникативными предпочтениями. Объективно - существующей шкалой ценностей, которая социально-исторически обусловлена, а поэтому изменчива. Таким образом, оценки одного и. того же речевого явления носителями языка могут не совпадать у носителей зыка или даже быть противоположными по любому критерию.

Субъекты коммуникации формируют базу коммуникативной нормы. Наибольший вклад в этот процесс вносят субъекты, обладающие высоким уровнем лингвистической, языковой и коммуникативной компетенции, являющиеся активными участниками речевого общения в общественной, культурной и политической сфере, чье отношение к языку и речи является профессиональным и во многих отношениях творческим. О творческом взаимодействии человека с другим человеком пишет А. А. Бодалев. Он различает формальный и творческий стиль общения. К элементам формального стиля можно отнести неискренность ответа, попытки манипулировать собеседником, действие по привычке, а не с учетом ситуации и особенностей партнера по общению. Понятно, что, формально общаясь, люди травмируют друг друга, создают нездоровый психологический климат во взаимоотношениях. Иное дело - творческое общение. В этом случае «личность, отталкиваясь от гуманистической парадигмы, пытается строить общение таким образом, чтобы оно, даже если в нем не удовлетворяется цель, которую преследует собеседник, было проникнуто уважением к нему, не ущемляло бы его человеческого достоинства». Для этого партнер должен знать различные приемы общения и уметь использовать их в зависимости от ситуации и индивидуальных особенностей собеседника. Речь, на наш взгляд, идет о качестве общения, оцениваемом не с точки зрения реализации цели, которую преследовал говорящий, а по исходу общения, результату, по тому личностному (психологическому) состоянию, которое испытывают оба участника коммуникации.

К субъектам коммуникации, чье влияние на формирование коммуникативных норм является определяющим, относятся деятели культуры и науки (писатели, публицисты, актеры, ученые и др.); ведущие телепрограмм, учителя, общественные и политические деятели и т.п. Они должны представлять коммуникативные нормы в литературных произведениях, радиопередачах, с экрана телевизора. Но всегда ли то, что мы читаем, видим и слышим, является нормой? Безусловно, нет. К сожалению, то, что предлагается неискушенному зрителю, читателю авторитетными в обществе людьми, не всегда соответствует образцам, которым можно следовать в своей речевой практике. Об этом много писалось. Как отмечает В. И. Жельвис, «одним из распространенных заблуждений неспециалистов является мнение, будто полемика в "высоких сферах" политики или философии должна вестись и обычно ведется в цивилизованных рамках академического спора, где главным оружием являются факты и их интерпретация». Практика показывает, что как политические деятели, так и работники средств массовой информации достаточно часто пренебрегают правилами общения, и даже прибегают к недостойным способам решения противоречий: использованию бранной, непристойной, грубой лексики; обличениям и прямым оскорблениям в споре и т.п.

Невербальная норма как компонент коммуникативной нормы, обладая такими свойствами как конгруэнтность, естественность, информативность и выразительность, не только обогащает информационную ценность и выразительность речевого высказывания, но является сильным средством убеждения, подчинения, действенности речи. Умение владеть этим средством в реальных условиях общения - практический инструмент для создания эффективной успешной речи.

Все сказанное еще раз свидетельствует о том, что образование коммуникативной нормы - процесс очень сложный. Трудно зафиксировать момент, когда она была создана, и сделать ее достоянием масс. Признание же коммуникативной нормативности основывается на факте общественного одобрения, а также на основе массовой и регулярной воспроизводимости данного явления в процессе коммуникации. Повторяемость нормы в той или иной ситуации делает ее социально значимой, хотя базируется она на индивидуальных моделях речевой деятельности говорящих. Коммуникативная норма связана с понятиями, о которых мы уже говорили: с фреймами, сценариями, моделями коммуникативного поведения. Эти структуры содержат информацию о характере возможного поведения человека (в том числе и речевого) в типичной ситуации, а коммуникативная норма предписывает то, что человеку надлежит делать, и то, что ему при этом надлежит говорить. Функция нормы состоит в том, чтобы исключить влияние случайных, чисто субъективных мотивов и обстоятельств, обеспечить надежность и предсказуемость, известную стандартность и общепонятность поведения. Не случайно в методике преподавания речеведческих дисциплин в качестве основного приема формирования (усвоения) коммуникативных норм рекомендуются ситуативные, ролевые и сюжетные игры, которые представляют собой сценарий поведения в той или иной коммуникативной ситуации. Разрабатывая и проигрывая эти сценарии, обучаемые получают образцы речевой деятельности в конкретной ситуации общения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Алгоритм конструирования гипертекстового диалектного словаря русского языка «ГОВОР»
Этнокультурные характеристики концепта «management» в американской и русской лингвокультурах
Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ
Методологический и методический аспекты описания речевого конфликта
Лингвокультурологический анализ урбанонимов
Вернуться к списку публикаций