2011-08-06 18:29:31
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Аспекты лингвистического описания речевого конфликта



Аспекты лингвистического описания речевого конфликта


Прагматический аспект: теория интерпретации и речевой конфликт

Прагматический аспект речевого общения реализуется в исследовании взаимодействия компонентов триады: человек (S1) - текст - человек (S2). Любой текст - будь то текст, представляющий речевое высказывание или архитектурное сооружение, музыкальное или литературное произведение - несет определенную информацию, входит в ту или иную систему коммуникации. Такое широкое значение текста - текст как «объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц» - мы встречаем в семиотике, где под знаком понимается осмысленная последовательность любых форм коммуникации, в том числе обряд, ритуал, танец и т.п. Основным же объектом филологических дисциплин, в частности языкознания, является вербальный текст как последовательность словесных знаков и основные его свойства - связность и цельность. Каждый текст предполагает наличие интерпретатора. Интерпретация текста позволяет исследователю выявить информацию, заложенную в нем, предположить, каким будет продолжение. В теории интерпретации берет начало герменевтический подход к тексту, исследующий предпосылки его порождения и понимания - лингвистические, социальные, психологические. Под интерпретацией также понимается «выявление скрытого смысла в смысле очевидном». Суть интерпретативного подхода заключается в том, что в фокусе внимания находится язык как носитель сведений о человеке.

Чем для нашего исследования интересна теория интерпретации? Как мы уже отмечали, текст как речевое произведение предполагает одновременно двух интерпретаторов: говорящего (S1), того, кто порождает текст, и слушающего (S2), того, кто его воспринимает. Говорящий, создавая текст, осуществляет контроль за тем, что и как он говорит. Но, несмотря на это, он не всегда удачно использует языковые и речевые средства и не всегда точно передает то, что хотел передать. Этим фактом, вероятно, обусловлено возникновение мудрого высказывания Ф. Тютчева: «...мысль изреченная есть ложь». С другой стороны, порожденный текст воспринимается S2, слушающим, он также интерпретирует этот текст, и его восприятие может не совпадать с содержанием, заложенным в данный текст S1. Таким образом, возникают сразу два фактора риска, обусловленные противоречием между текстом и его восприятием.

Предметом анализа в данном случае являются смыслы, которые определяются не только тем, что сказано, эксплицировано языковыми и речевыми структурами, но и тем, что имелось в виду, скрытые смыслы, которые намеренно или случайно возникают в тексте. Они призваны объяснить, «каким образом «значение говорящего» (т.е. то, что говорящий имеет в виду) может включать нечто большее, чем буквальное значение предложения (как в случае косвенных речевых актов), как оно может отклоняться от буквального значения (как в случае метафоры) или даже быть противоположным ему (как в случае иронии)». Скрытую информацию (подтекст), которая стоит за рамками конкретного высказывания и которую слушающий может извлечь из имплицитных речевых структур, Г. Грайс называет «импликатурой». Вероятно, часть импликатур связана с прагматическим значением, которое возникает в высказывании в связи с коммуникативным намерением говорящего и которое сознательно направлено на адресата и подвергается его интерпретации. Импликатуры общения могут быть связаны с тем, что кажется на первый взгляд нарушением той или иной максимы общения, поскольку адресат, исходя из презумпции, их соблюдения говорящим, толкует это видимое нарушение как целенаправленное средство «дать понять» ему нечто «без слов». Так, на вопрос Жена тебя, наверное, обожает? ответ собеседника Она очень устает (В. Токарева) для адресата будет скорее всего означать следующее:

1. Он не хочет говорить об этом (если такой ответ намеренный и не происходит нарушение максим общения).

2. Он говорит не по существу (если ответ ненамеренный, т.е. происходит нарушение максимы релевантности).

В реплике-ответе есть кажущееся нарушение правил коммуникации, в частности максимы релевантности. Если исходить из презумпции соблюдения говорящим правил общения (т.е. он был релевантен - ответил по существу); то буквальное содержание предложения не содержит всех смыслов, которые определяются ситуацией общения. Существует еще субъективный смысл (прагматическое значение), зависящий от говорящего и адресата. Задача адресата - осознать намерение собеседника, расшифровать, «вычислить» его (импликатуры общения, по Г. Грайсу, имеют свойство «вычисляемости»). От степени точности «вычисленного» прагматического значения зависит соответствующая вербальная и/или поведенческая реакция адресата и характер течения акта коммуникации - в зоне гармонического или дисгармонического общения. Скрытых смыслов много: 1) зачем тебе знать, обожает меня жена или нет; 2) не это главное, главное - она устает; 3) не стоит говорить об этом и др. Импликатуры влияют на характер общения в плане его успешности/неуспешности, поскольку требуют от адресата максимальной концентрации внимания, напряженной мыслительной деятельности, создают эмоциогенную ситуацию риска, так как стоят за рамками реального высказывания, но требуют мыслительного напряжения и определенной реакции адресата. Все это делает возможным различную интерпретацию скрытой информации в зависимости от ситуативного контекста, а значит, и различного развития ситуации общения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Языковые маркеры дисгармонии и конфликта в КА
Искусство спора
Природа в русских путешествиях XVIII века
Этнокультурные характеристики концепта «management» в американской и русской лингвокультурах
Проблема переименований внутригородских объектов
Вернуться к списку публикаций