2011-08-06 18:20:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Конфликт как междисциплинарная проблема



Конфликт как междисциплинарная проблема


Коммуникативный акт по отношению к речевому акту рассматривается как совокупность речевых актов, совершаемых коммуникантами навстречу друг другу. Таким образом, диалог, как обмен речевыми актами, и есть коммуникативный акт, рассматриваемый с точки зрения взаимодействия коммуникантов в движении друг другу. Такая двунаправленность коммуникативного акта отличается от фактической однонаправленности речевого акта, за которую многие критиковали теорию речевых актов. Включение в терминологический аппарат понятия «коммуникативный акт» важно с точки зрения процесса взаимодействия коммуникантов и с точки зрения результатов взаимодействия. Таким образом, провозглашенный в теории речевых актов принцип учета интересов обоих коммуникантов, становится реальным при исследовании коммуникативного акта.

Исходя из указанных компонентов и рассматривая КА как целостную двунаправленную коммуникативную единицу, можно выделить три фазы в его развитии (и соответственно аспекты в его исследовании): докоммуникативную фазу - коммуникативный контекст (лингвокогнитивный аспект), коммуникативную фазу - дискурс, или конкретное высказывание (социолингвистический аспект) и посткоммуникативную - коммуникативное будущее (психолингвистический аспект).

1. Коммуникативный (ситуативный) контекст включает следующие составляющие, которые предопределяет протекание КА: интересы, взгляды, мотивы и установки, цели и задачи партнеров; систему контрактов и кодекс взаимоотношений, определяющих взаимодействие (социальные позиции, статус, роли и соответственно правила, нормы, конвенции, ритуалы и пр., определяющие характер взаимоотношений между партнерами). Учет этих параметров при порождении КА является прагматическим регулятивом взаимодействия между коммуникантами. Игнорирование их приводит к коммуникативной неудаче. Коммуникативный контекст включает также знания субъектов коммуникации о КА, их предположения о степени осведомленности партнера по поводу КА и согласованности базы знаний одного участника КА с базой знаний другого (пресуппозициональные знания).

Все отмеченные компоненты играют самодостаточную роль в общении и каждый из них может мыслиться в конфликтных категориях. В конфликтном коммуникативном акте (далее также - ККА) происходит игнорирование их. Столкновение интересов, несовпадение установок, противоречие целей, лакуна в пресуппозициональных знаниях одного из коммуникантов, несовпадение «фонда знаний» (Н. Д. Арутюнова) - любое из этих условий может повлечь за собой разрушительные действия одной из сторон по отношению к другой и привести к конфликту.

2. Дискурс включает реализацию в речевом акте всех докоммуникативных состояний субъектов и воздействие высказывания на его получателя. Сюда следует отнести прежде всего язык - средство, с помощью которого происходит оформление, кодирование содержания коммуникативного акта. Это и само содержание - совокупность информации, передаваемой данным КА от субъекта к субъекту. Это и речь - типовые действия субъектов, связанные с данным коммуникативным актом и охватывающие все особенности межличностного общения.

3. Коммуникативное будущее как завершающая фаза КА содержит следствия КА - все изменения ситуации взаимодействия (состояний субъектов, среды), как ожидаемые говорящими, так и неожиданные для них, являющиеся результатом производства данного КА, в том числе сохранение или развитие положительных личностных качеств участников КА или возникновение нежелательных эмоциональных эффектов.

Следствия могут быть ожидаемые и неожиданные, адекватно интерпретируемые и неадекватно интерпретируемые адресатом по отношению к вызвавшему их коммуникативному акту: одни следствия знаменуют успех в реализации цели КА (например, ответ на вопрос), другие выдвигают подзадачу, решение которой влияет на успех/неуспех исходного КА. В ККА следствия характеризуются неправильным восприятием информации, несоответствием ее интерпретации, обнаружением различий языковой и коммуникативной компетенции субъектов, их негативных психологических состояний и пр.

Каждая из указанных характеристик (параметров) КА в его видимой, наблюдаемой фазе включает в себя всю совокупность средств для его линейного развертывания. Так, язык, используемый для кодирования содержания КА, включает все языковые структуры, применяемые для текстового оформления: лексику, грамматику, средства межфразовой связи, интонацию, логическое ударение и пр., выбор которых определяет характер протекания КА, его следствия и результат. В ККА выбор языка, кода демонстрирует пониженную «семиотичность языкового оформления»; которая может проявляться в широком использовании инвективной лексики; в выборе ненормированной лексики, что может быть результатом языковой небрежности или языковой некомпетентности говорящего; в суггестивном функционировании языка, манипулятивном использовании языковых механизмов для достижения цели; в преобладании языковых черт как «эгоцентрической модальности».

Информация (содержание) КА может быть знакома или незнакома субъектам или одному из них. Отсутствие знаний образует лакуны, деформирующие модель КА и приводящие к конфликту. В ККА информация может быть полемична, истинна или ложна, она по-разному оценивается коммуникантами и по-разному воспринимается, может вызвать столкновение различных точек зрения или интересов. С позиции говорящего она может быть эксплицитной или имплицитной, с позиции воспринимающего речь - верно понятой или неверно понятой, приятной или неприятной, интересной или неинтересной. В ККА неприятная информация вызывает негативную реакцию и желание опровергнуть собеседника, неинтересная - равнодушие и нежелание прилагать усилия для продолжения разговора, имплицитная - непонимание и нарушение социальных предписаний.

Речь носит индивидуальный, творческий характер, хотя и являет собой типологизированные действия, заданные коммуникативной ситуацией. В речи коммуниканта мы учитываем ограничения двух составляющих речевого поведения: социального и индивидуального. Если общество предписывает следование той или иной модели в рамках КА, а субъект речи не владеет ею или не считает нужным или возможным следовать ей, то происходит нарушение социальных предписаний, обман ожиданий адресата.

Речь в большей степени, чем все остальные составляющие коммуникативного текста, зависит от главных компонентов КА - отправителя информации (S1, говорящего, субъекта речи, продуцента) и получателя ее (S2, слушающего, адресата, реципиента). Их интересы, взгляды, установки, цели определяют коммуникативный тип личности и находят ту или иную речевую репрезентацию в КА. Таким образом, в ККА возможны противоречия и столкновения любых составляющих КА (рис. 1).


Структура и содержание ККА

Рис. 1. Структура и содержание ККА


В структуру ККА компонент «канал связи» входит как код - речь S1 и S2 (по терминологии Р. Якобсона). Поскольку при анализе ККА мы преимущественно опираемся на устную форму речи, то в качестве средств трансляции сообщения, рассматриваются прежде всего средства устной речи: интонация, особенности произношения (акцент, дефекты речи, диалектное, просторечное произношение, следование орфоэпической и акцентологической норме и пр.), невербальные (мимика, жесты, поза, взгляд, одежда, пространственные атрибуты и т.п.) и паралингвистические средства (дикция, интонация, тембр, темп, громкость и др.).

Поскольку КА включает в себя в качестве составляющих компонентов личность отправителя и личность получателя речи, то естественно, что он может состоять из нескольких содержательно-целевых блоков, имеющих композиционное и стилевое единство. Таким образом, КА может включать в себя несколько речевых жанров, например, вопрос - ответ, просьбу и отказ, убеждение, уговоры и согласие, комплимент и благодарность и др. Завершенность КА определяется прекращением коммуникативного контакта при осуществлении или неосуществлении намерений говорящих, частичной или полной реализации или нереализации их целей.

Понятие РЖ соотносимо с используемой в прагматике основной единицей коммуникации - речевым актом, появившемся в логической теории Дж. Остина. Речевой акт - это высказывание (речевое действие), совершаемое одним говорящим - адресантом (отправителем речи) - с учетом другого, или при мене речевых ролей - адресатом, совершающим ответный речевой поступок. Речевой акт оказывает определенное влияние на речевого партнера при социальной, ситуативной, психологической и культурной обусловленности их общения. В материально-языковом воплощении речевой акт приравнивается к высказыванию, он может выражаться одним или несколькими предложениями. К термину «речевой акт» целесообразно обращаться в том случае, когда для исследователя представляет интерес синтагматика акта коммуникации, его динамическая сторона, а к термину «речевой жанр» - когда коммуникативное явление интересно как феномен, как целостное речевое произведение с его формой и содержанием. Коммуникативный акт есть совокупность речевых актов, совершаемых коммуникантами навстречу друг другу. Обмен речевыми актами представляет собой КА или диалог.

Определение природы конфликта и характеристик основных его участников позволяет выявить пусковые механизмы, которые приводят к назреванию (доречевая стадия развития конфликта), развязыванию (начальная стадия развития конфликта) и протеканию конфликта (собственно коммуникативная стадия развития конфликта). Такими механизмами языковой и речевой репрезентации любого конфликта являются, во-первых, намерение S1 применить вербализованное действие, задевающее честь и достоинство S2, и желание его реализовать; во-вторых, неадекватные оборонительные действия («сверхзащита»), что в законодательстве называется «превышением пределов необходимой обороны». Кроме того, можно назвать еще некоторые речевые и языковые механизмы порождения конфликта: наличие существенных разногласий в интенсиональных и коммуникативных установках S1 и S2; различие в объеме фоновых знаний S1 и S2; разница в структуре и объеме кода (языка) S1 и S2 («грамматика» говорящего и «грамматика» слушающего); чрезмерно интенсивное вербальное воздействие S1 на S2 с целью достижения своего коммуникативного намерения (использование языка как «инструмента власти»); употребление языковых средств, наносящих ущерб партнеру по коммуникации (слова с негативным оценочным значением, жаргонизмы, инвективная лексика); обращение к конфликтным речевым, паралингвистическим и невербальным средствам, унижающим собеседника (стратегия дискриминации, подчинения, соперничества, тактика угрозы, клеветы, оскорбления, нанесения обиды и др., оскорбительные жесты, агрессивный тон, угрожающая интонация и др.); нарушение языковых норм, конвенций и правил общения и др.

Механизмы психологического и лингвистического характера находятся в тесном взаимодействии. С одной стороны, язык и речь являются механизмом, приводящим в действие психологические механизмы. Так, различие в структуре и объеме кода (языка) S1 и S2 может привести к агрессии как оборонительному действию. Например, в диалоге: - Она умная девка, продвинутая, почти феминистка. А ты не феминистка? - Не знаю такого слова, - огрызнулась Олеся... - Брось, все его знают (А. Малышева) - агрессивность вызвана языковой некомпетентностью (незнанием слова и его значения) собеседницы и используется ею в качестве средства самозащиты (ср.: огрызнуться - 1. Издать короткое злобное ворчание, грозя укусить кого-л. (о собаке); 2. Перен. Разг. Сердито, грубо, отрывисто ответить на какой-л. вопрос, замечание).

С другой стороны, пусковым механизмом для использования тех или иных языковых и речевых средств может стать психологическое состояние участника конфликтной ситуации. Неадекватные оборонительные действия, предпринятые в связи с неправильным истолкованием слов, поступков или интенций другого, являются следствием определенного психологического состояния человека и приводят к порождению конфликта. Так, в рассказе А. П. Чехова «Смерть чиновника» восприятие субъектом ситуации как конфликтной вызвано наличием у него значительного деструктивного потенциала. Из факта (старичок старательно вытирал свою лысину) делается ошибочный вывод об агрессивных намерениях другой стороны, и субъект защищает себя, не предполагая, что развязывает конфликт. Таким образом, исходя из посылки о враждебных намерениях другого, S1 ведет себя неадекватно реальной ситуации, что вызывает действительную враждебность другого, и тем самым подтверждает свою первоначальную посылку. Конфликт, возникший по ошибке, может развиваться так, как будто имеет реальные основания.

Мелкий чиновник Иван Дмитриевич Червяков, находясь в театре, чихнул.

...Все чихают. Червяков нисколько не сконфузился, утерся платочком и, как вежливый человек (заметьте!), поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханием? Но тут уж пришлось сконфузиться. Он увидел, что старичок, сидевший впереди него... старательно вытирал свою лысину перчаткой и бормотал что-то. В старичке Червяков узнал статского генерала Бризжалова, служащего по ведомству путей сообщения.

Объективная конфликтная ситуация полностью отсутствует. Между субъектами нет никакого противоречия, и ситуация не осознается ими как конфликтная до определенного момента.

- Я его обрызгал! - подумал Червяков. - Немой начальник, чужой, но все-таки неловко. Извиниться надо.

Предпринято первое мысленное действие, но, не выраженное вербально, оно не является элементом начавшегося конфликта.

Червяков кашлянул, подался туловищем вперед и зашептал генералу на ухо: - Извините, вашество, я вас обрызгал... я нечаянно. - Ничего, ничего... - Ради бога, извините. Я ведь... я не желал. - Ах, сидите, пожалуйста! Дайте слушать!

Возник коммуникативный контакт. По-прежнему никакого противоречия не существует, но тем не менее одна из сторон, Червяков, ощущает напряженность, дискомфорт и начинает действовать. Возникает так называемый «ложный» конфликт, все признаки которого в данной ситуации имеются: отсутствие объективной конфликтной ситуации, между субъектами нет противоречия, но тем не менее одна из сторон ощущает противоречивость ситуации.

Червяков сконфузился, глупо улыбнулся... В антракте он подошел к Бризжалову, походил возле него и, поборовши робость, пробормотал: - Я вас обрызгал вашество... Простите... Я ведь... не то, чтобы... - Ах, полноте... Я уже забыл, а вы все о том же! - сказал генерал и нетерпеливо шевельнул нижней губой. «Забыл, а у самого ехидство в глазах, - подумал Червяков, подозрительно глядя на генерала. - И говорить не хочет. Надо бы ему объяснить, что я вовсе не желал... что это закон природы, а то подумает, что я плюнуть хотел! Теперь не подумает, так после подумает!»

«Ложный» конфликт продолжает развиваться из-за ошибочной интерпретации ситуации одним из субъектов, тогда как второй понимает ее вполне адекватно. В результате первый начинает предпринимать оборонительные действия («сверхзащита»), второй - отвечать: - Дайте слушать! Нетерпеливо шевельнул нижней губой... Бог знает что! Таким образом, созревает реальная конфликтная ситуация, поскольку и вторая сторона начинает ее ощущать как таковую, о чем свидетельствует фраза генерала в конце разговора: - Пошел вон!!! - гаркнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал ...затопав ногами. «Ложный» конфликт перерастает в конфликт «неадекватно понятый», когда присутствует конфликтная ситуация, обе стороны воспринимают ее как таковую, но с существенными отклонениями от действительности, а именно с преувеличением масштабов возникшей проблемы (может быть наоборот - значительное преуменьшение).

Таким образом, конфликт - это протекающее во времени коммуникативное событие, имеющее свое развитие, в нем можно выделить определенные стадии:


Стадии конфликта


Назревание конфликта происходит как в докоммуникативной фазе, так и в коммуникативной. В докоммуникативной фазе осознаются потребности, интересы, мотивы, взгляды, характеризующие социальный и психологический тип личности и обусловливающие установки индивида на взаимодействие с другими участниками коммуникативного события. Установки влияют на формирование целей общения, которые могут быть стратегическими и тактическими, и, в свою очередь, определяют намерения и выбор субъектом речевых стратегий и тактик. В докоммуникативной фазе оба субъекта взаимодействия начинают ощущать конфликтность ситуации и готовы предпринять речевые действия друг против друга. Выбор речевых стратегий и тактик для реализации целей жестко соотносится с установками (речевые стратегии подчинения и дискредитации соотносятся с установкой на конфликт, конфронтацию; речевые стратегии близости, сотрудничества соотносятся с установкой на контакт, кооперацию и т.п.) и языковыми структурами для воздействия на другого субъекта. Назревание конфликта переходит в коммуникативную фазу в случае, если субъекты взаимодействия в числе средств и способов воздействия выбрали такие, которые направлены на «разведку» ситуации: выявление позиции своего противника, его намерений, возможностей решения проблемы. Созревание конфликта происходит в коммуникативной фазе, когда четко обозначились противоречия, произошло их осознание и обе стороны начали действовать в своих интересах в ущерб другой стороне. Основная стадия конфликта - его пик - относится к коммуникативной фазе и характеризуется применением в адрес другой стороны конфликтных языковых и речевых средств, репертуар которых очень богат в русском языке: от прямого оскорбления до самого изощренного способа унижения чести и достоинства собеседника (недомолвки, намеки, ирония, издевки, колкости, провокации, двусмысленности, речевые импликатуры и др.);

Спад конфликта характеризуется речевыми действиями субъектов, связанными с различного рода уступками друг другу, частичным или полным согласием с противоположной стороной, уходом от проблемы, сменой темы (сценария) разговора и т.п. Разрешение конфликта начинается в коммуникативной фазе, когда конфликтующие стороны приходят к какому-то решению и прекращают контакт, и завершается в посткоммуникативной фазе, содержание которой подразумевает не только положительный исход. Ее качество определяется степенью конфликтности используемых речевых действий участниками конфликта и последствиями, которые они испытывают от этих речевых действий. Это может быть отсутствие реакции на ситуацию или неадекватная реакция, отрицательное психологическое состояние как одного, так и другого субъекта, негативные эмоциональные реакции, фиксация каких-либо нарушений условий коммуникации, отложенная реакция и т.п.


Третьякова Вера Степановна



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Языковые маркеры дисгармонии и конфликта в КА
Алгоритм конструирования гипертекстового диалектного словаря русского языка «ГОВОР»
Конфликт как феномен языка и речи
Концепт «менеджмент» в американской лингвокультуре: структура и содержание
Импорт концепта «management» в русскую лингвокультуру
Вернуться к списку публикаций