2011-08-06 18:20:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Конфликт как междисциплинарная проблема



Конфликт как междисциплинарная проблема


В современной лингвистике все чаще закрепляется мысль о том, что речи (диалогу или разговору) свойственно существование в определенных структурных моделях речевого поведения. Эти структурные модели имеют набор языковых показателей, которые маркируют ту или иную ситуацию общения. Такими показателями являются вербальные и невербальные средства, доступные для наблюдения в контексте коммуникативной ситуации: слова, предложения, интонация, мимика, жесты и др. Они репрезентируют типовые речевые ситуации, поскольку «язык входит в жизнь через конкретные высказывания».

Изучение вопроса о типовых языковых параметрах речевой ситуации приводит нас к определению понятий, получивших различные наименования в современной когнитивной лингвистике: «относительно устойчивые типы высказываний», схемы, модели, сценарии, фреймы, гештальты, скрипты, клише и т.п. Они представляют собой особым образом организованные конструкты, характеризующиеся, во-первых, набором лингвистических средств, репрезентирующих данные явления, и, во-вторых, ситуативно-тематической (сценарной) композицией. Эти характеристики регулируются конвенциями и правилами данной этнокультурной общности, а также индивидуальными особенностями говорящего как представителя этих культурных традиций. Как отмечает Б. Ю. Норман, «человеческое общество, выработавшее в ходе многовековой коммуникативной практики свои традиции мышления и общения, естественно навязывает их через посредство языковых структур своему отдельному представителю».

В своем исследовании мы будем опираться на понятия «фрейма» и «сценария». Фрейм - это категория мыслительная, единица памяти, особым образом организованная структура представления знаний о том или ином явлении. Знание о соответствующем явлении (типизированном объекте, коммуникативной ситуации) представляется в виде важнейших признаков (прототипических характеристик), которые составляют суть этого явления. Эти представления существуют в сознании человека и образуют понятийные (концептуальные) «блоки», определяющие наше виденье действительности, наше восприятие и членение окружающего мира, а также обусловливающие национальную специфику стереотипов, как поведенческих в целом, так и коммуникативных в частности. В. В. Красных называет эти блоки «имплицитным информационным массивом», который всегда стоит «тенью отца Гамлета» за нашим поведением (в том числе и речевым)».

Важным для определения фрейма является понимание того, как происходит структурирование нашего знания о том или ином явлении действительности и как проявляются понятийные блоки в языковом сознании. Это происходит следующим образом: существуют ассоциативно-вербальные сети, слоты, набор которых формирует в сознании человека фрейм-структуру. При восприятии и понимании произнесенной языковой структуры, например слова, в сознании реципиента возникают ассоциации, которые помогают ему идентифицировать услышанное слово с известными для него ключевыми словами, хранящимися в сознании и дающими имя слоту. Через понимание слота или нескольких слотов, поскольку в сознании происходит цепочка подобных ассоциаций, реципиент определяет фрейм, который имелся в виду в данном высказывании.

Таким образом, под фреймом понимается особым образом организованная структура знаний о типизированном объекте или стереотипной ситуации. Так, фрейм «конфликт» представляет типизированный объект или стереотипную ситуацию. Он отражает структуру знаний о конфликте через набор следующих слотов: участники, мотив, контакт (вербальный или физический), действия участников, ущерб, временная и пространственная протяженность конфликта. Данные слоты представляют «верхний уровень» фрейма (по Минскому), поскольку отражают обязательные признаки данной стереотипной ситуации. Есть еще и «нижние уровни», которые не обязательны, их можно заменить на новые, в большей степени соответствующие ситуации. Слотами «нижнего уровня» могут быть: третье лицо (подстрекатели, пособники, организаторы конфликта), причина-повод конфликта (осознанные или неосознанные) и т.п.

Основными (ключевыми) словами и темами, возводимыми к данному фрейму, являются следующие: противоречие, столкновение, разногласие.

Фрейм обладает конвенциональной природой и поэтому фиксирует, что для данной культуры характерно и типично, а что нет. Он закрепляет стандартные, стереотипные способы действия субъекта в какой-либо типичной ситуации (сдача экзамена, посещение врача, день рождения, поездка в общественном транспорте и др.) и тем самым регулирует поведение, в том числе речевое, человека. Механизм регулирования М. Минский представляет так: человек, оказавшись в определенной ситуации, извлекает из памяти соответствующую структуру знаний о ней - фрейм, которую при необходимости корректирует применительно к реальности.

В отличие от фрейма, сценарий - это процедурный способ представления стереотипного знания, который формулируется в терминах алгоритма или инструкции.

Сценарий - категория лингвопрагматическая, единица инструментальная, позволяющая репрезентировать прототипические характеристики явления в виде описания речевых действий участников типичной коммуникативной ситуации на основе их интенций. Сценарий - это динамическое единство, в основе которого лежит ситуативно-тематическое развертывание мысли в рамках речевой ситуации. Сценарий обладает свойством социальной значимости, хотя и базируется на индивидуальных моделях речевой деятельности говорящих. Механизм появления в социуме сценариев заключается в обобщенной стереотипизации индивидуальных моделей, которые содержат информацию о некоторой ранее встречающейся ситуации. Накопление в памяти такой информации, по мнению ван Дейка, создает «базу данных» о дискурсе, которая используется говорящим во вновь встречающихся подобных речевых ситуациях. Со временем личные модели становятся все более общими и значимыми для других людей, не имеющих опыта общения в той или иной ситуации. Личные модели «могут быть оторваны от контекста и стать более абстрактными, т.е. превратиться в социально значимые сценарии стереотипного знания».

Модель речевого поведения - это более частное, узкое понятие, нежели сценарий. Модель носит индивидуальный характер, основывается на опыте говорящих и может стать социально значимым сценарием в случае абстрагирования от конкретного контекста и обобщения ряда однотипных контекстов.

Следует соотнести сценарий и с рядом других понятий - речевой жанр (речевой акт, речевое действие). Речевой жанр (РЖ), по определению М. М. Бахтина, - это «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний». Понимание РЖ, намеченное М. М. Бахтиным, находит развитие в отечественной русистике в теории речевых жанров, и, как отмечает А. Вежбицка, в течение последних примерно пятнадцати лет интерес к ним растет от месяца к месяцу в геометрической прогрессии. Комментируя данную ситуацию, Т. В. Шмелева отмечает: этому процессу способствует тот факт, что интуитивно РЖ - довольно ясное понятие, так как в сознании говорящих и пишущих присутствует некий образ жанра, эксплицируемый его отдельными свойствами. «Такая интуитивная очевидность понятия РЖ, конечно же, иллюзорна. И это понимает каждый, кто предпринимает попытки изучения и описания конкретных жанров или их групп».

Исследование речевых жанров идет в нескольких направлениях. Три из них, которые отмечает Т. В. Шмелева, представляются нам наиболее плодотворными: лексическое, предполагающее обращение к именам жанров, толкованию семантики имен; стилистическое, которое согласовано с традициями литературоведения и предполагает анализ текстов с точки зрения их жанровой природы; речеведческое, обращенное к РЖ как феномену речи, к автору, его замыслу и условиям общения, к способам речевого воплощения РЖ. Для нашего исследования наиболее перспективным оказывается третье направление: рассмотрение РЖ как типового высказывания, в котором закодирована информация, реализуемая в рамках того или иного сценария. «Речевой жанр, - пишет Г. И. Богин, - это вид словесности, исторически сложившееся произведение речи. Он имеет форму, порожденную задачами представления действительности и альтернативных миров в речевых произведениях, возникающих в типичных для данного народа ситуациях общения в соответствии с их назначением в личной и общественной жизни представителей этого народа». Таким образом, РЖ, как и сценарий, представляет собой социально значимую функциональную устойчивую единицу, существующую в сознании и воспроизводимую в речевой ситуации на базе автоматизированного навыка. РЖ как речевая единица, представляющая взаимодействие адресанта и адресата на основе их интенций, в отличие от сценария, включает способы представления типичной ситуации - конкретные языковые и речевые структуры (слова, предложения, коммуникативные шаги и тактики), свойственные данной ситуации.

Соотнесем на конкретном примере понятия «фрейм», «сценарий» и «речевой жанр». В качестве иллюстрации используем фрейм «Концерт», основными слотами которого являются следующие: участник, зрители, поздравление, комплимент. Материалом для анализа возьмем высказывание одного из зрителей в адрес юного участника концерта: Вон идет наше молодое дарование.

Прототипические характеристики сценария 1:

1. Участники коммуникативной ситуации: Адресант (S речи) - взрослый, адресат (А) - ребенок (подросток, молодой человек).

2. Интенция S речи: сделать приятное своему собеседнику.

3. Мысли и чувства S речи: имеет желание похвалить А, получить от него положительную ответную реакцию, вселить чувство уверенности в А, испытывает чувство доброжелательности к А, радость за А.

Сценарий 1. S речи использует данное высказывание по отношению к юному адресату, потому что хочет выразить свое доброе к нему отношение, восхищение его замечательными способностями, т.е. хочет сделать ему приятное.

Но можно построить и другой сценарий на основе этого же высказывания.

Прототипические характеристики сценария 2:

1. Участники коммуникативной ситуации: те же.

2. Интенция S речи: обидеть своего собеседника.

3. Мысли и чувства S речи: хочет понизить А в его собственных глазах, показать иронию по поводу оценки способностей А, испытывает чувство зависти и недоброжелательности.

Сценарий 2. S речи использует данное высказывание по отношению к юному адресату, потому что хочет выразить свою иронию по поводу несоответствия настоящих его способностей тому прямому содержанию, которое заключается в высказывании, т.е. говорящий хочет обидеть или оскорбить адресата.

Можно построить и другие сценарии на основе данного высказывания. Однако ограничимся двумя иллюстрациями. Они помогут определить, какие речевые жанры представляют взаимодействие адресанта и адресата в коммуникативной ситуации. В этом случае поможет анализ способов представления интенций, мыслей и чувств S речи, в данном, случае речевых и паралингвистических (языковые средства одинаковы).

Итак, субъект речи использует для номинации юного адресата достаточно устойчивое словосочетание «молодое дарование», которое закрепилось в языке как ироническое (часто употребляется в речи с этой коннотацией). Однако его использование адресантом сознательно комплиментарно характеризует не высказывание как ироническое, а говорящего как ироническую личность, которой свойственны, по мнению Ю. Н. Варзонина, интеллектуальность, когнитивная дифференцированность, языковая умелость, самоуверенность (позитивный концепт) и пр. Интонация подкрепляет комплиментарность словосочетания, она мягкая, доброжелательная, заинтересованная, шутливая, т.е. поддерживает положительный эмоциональный фон коммуникативной ситуации. Избранные говорящим средства представления коммуникативной ситуации свидетельствуют о том, что перед нами речевой жанр комплимента. Предполагаемые последствия использования этого жанра (реакция адресата) следующие: радость от высказанного в его адрес комплимента (волнение, смущение), ответная вербальная реакция в жанре благодарности.

В основе второго сценария лежит совершенно противоположная интенция, ей соответствует интонация фамильярности, преувеличенного восхваления, подначивания, возможно, зависти или пренебрежения. Значение фразы в таком коммуникативном контексте приобретает смысл, не содержащийся в собственно языковом знаке, он выводится при интерпретации ее со стороны адресата. S речи не говорит прямо: «Я огорчаю вас тем-то...», «Я унижаю вас тем-то...». Понимание высказывания обусловливается правилами непрямой коммуникации, поскольку иронический текст, являясь ее разновидностью, задает особый подтекст, программирующий разнообразную интерпретацию подобных высказываний. Как отмечает В.В. Дементьев, «в случае непрямой коммуникации нет предела возможностям интерпретации». Скрытый негативный смысл высказывания воспринимается как колкость.

Таким образом, коммуникативно обусловленные сценарии соотносятся с определенными речевыми жанрами в зависимости от целевой установки субъекта речи, от коммуникативного контекста, возможности множественной интерпретации высказывания со стороны адресата. Зная сценарий, в котором речевая ситуация представлена в развитии (в том числе и интенсиональное состояние адресанта), несложно определить РЖ, в котором он будет воплощен). И наоборот, исследуя РЖ, можно прописать сценарий, который определил выбор того или иного РЖ.

В коммуникативной лингвистике традиционно используется понятие, которое в свое содержание включает все основные компоненты, необходимые для полного представления ситуации общения, - это понятие «коммуникативный акт» (КА).

В его структуре исследователи выделяют следующие компоненты:

1) личность отправителя;

2) личность получателя;

3) код;

4) тему;

5) канал связи, посредством которого передается сообщение;

6) обстановку или социальную ситуацию.

Учитывая прагматическую природу высказывания в рамках социально-ролевых и межличностных отношений, И. П. Сусов представляет коммуникативный акт в виде развернутой пропозиции типа: Я (говорящий) - сообщаю - тебе (слушающему) - в данном месте - в данное время - посредством данного высказывания - о данном предмете - в силу такого-то мотива или причины - с такой-то целью или намерением - при наличии таких-то предпосылок или условий - таким-то способом. Данная модель соотносится со структурой коммуникативного акта, выделенной Р. Якобсоном, и фиксирует все основные компоненты КА. Они характеризуются наибольшей устойчивостью, необходимой для регламентации общения в любых ситуациях, и в то же время достаточной вариативностью, позволяющей реализовать общение с учетом конкретных условий.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми
Сопоставительный анализ словообразовательной структуры урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Проблема формирования речевого имиджа
Формирование системы культурных концептов в рамках когнитивных возможностей личности
Вернуться к списку публикаций