2011-08-06 18:20:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Конфликт как междисциплинарная проблема



Конфликт как междисциплинарная проблема


Социальная природа конфликта

Социология сосредоточила свое внимание на изучении сущности и причин конфликта между социальными группами. Она изучает динамику конфликтов, факторы, которые обусловливают социальное поведение человека в социальных конфликтах различных уровней - межличностных, межгрупповых, международных. Социологи отмечают формирующее влияние на человека социальных структур, по-своему отражающихся в приемах воспитания, механизмах социализации и в результате - в особенностях поведения. Социологический аспект анализа преобладает при характеристике групповых, классовых конфликтов, участниками которых являются общественные группы, классы. В основе таких столкновений лежат групповые противоречия. Один из основных вопросов, изучаемых социологами, - причины конфликтов. В групповых конфликтах - это экономические трудности, политическая ситуация, национальные проблемы, которые негативно оцениваются общественностью. В зависимости от причин конфликта формируются мотивы поведения в конфликтной ситуации.

Столкновение взглядов, точек зрения, знаний реализуется во взаимодействии, которое социологи называют когнитивным конфликтом. Столкновение интересов личности, группы, общества с объективными возможностями социальной жизни или с интересами других лиц, групп - это конфликт интересов. «Если в когнитивном конфликте цель каждого субъекта переубедить оппонента, доказать свою правоту, или в конце концов выяснить недостатки собственной точки зрения, то в конфликте интересов каждый стремится захватить или отвоевать некую «зону», соответствующую его самоопределению, ущемив, ограничив интересы другого, изменив его позицию». В основе данной типологии конфликтов лежит признак «источник конфликта». Существуют и другие типологии конфликтов в основу которых положены те или иные их признаки: количество участников (одиночные, групповые), длительность (долгосрочные, продолжительные и краткосрочные, временные), сфера общественной жизни (экономические, политические, социальные, конфликты культур, духовных ценностей), субъекты - участники конфликта (внутриличностный, межличностный, внутригрупповой, межгрупповой, международный). Таким образом, типология может опираться практически на любой из элементов конфликта. Видимо, именно в силу расплывчатости и многообразия существующих критериев отсутствует единая типология конфликтов. Поэтому поиск новых критериев и оснований классификации конфликтных ситуаций является важной проблемой целого ряда наук, тем более что пути разрешения конфликта напрямую зависят от его типа.

Выбор того или иного основания классификации определяется тем, что именно интересует конфликтолога. Нас интересует, каким может быть конфликт по своим последствиям. По этому признаку ученые выделяют два типа конфликтов: конструктивные и деструктивные. Такое деление основано на анализе последствий конфликта в зависимости от того, ведет ли его разрешение к сохранению или развитию личностью (группой) положительных качеств или, наоборот, конфликт разрушительно воздействует на личность (группу). По последствиям, в зависимости от достигнутой цели, выделяются также конфликты целесообразные и нецелесообразные, т.е. учитывается, достигается ли заранее поставленная цель и обе стороны удовлетворены достигнутым результатом или же конфликт не приводит к поставленной цели (или при достижении цели одна из сторон испытывает неудовлетворенность результатом взаимодействия).

Возникновение любого социального конфликта всегда сопровождается конфликтной ситуацией, в которой появляется почва для противоборства между социальными субъектами. Такое положение может сложиться объективно, независимо от воли и желания будущих противников. Сопровождается конфликтная ситуация определенной социальной и психологической атмосферой, называемой в социологии социальной напряженностью. Социальная напряженность формирует эмоциональное состояние, характеризующееся неудовлетворенностью, психической усталостью и раздражительностью как отдельных индивидов, так и групп. В последние десятилетия развитию экономических и политических отношений в нашей стране сопутствует постоянная социальная напряженность, которую ощущают многие слои населения. Можно привести один пример. В 1996-1999 гг. в Уральском регионе была зарегистрирована волна конфликтов учителей с местными властями. Предпосылками такого состояния в данной социальной группе явилась затянувшаяся, длительное время неразрешаемая ситуация рассогласования между потребностями, интересами, социальными ожиданиями учителей и мерой их реального удовлетворения. Это состояние сформировало конфликтную ситуацию, проявившуюся на социально-психологическом и поведенческом уровнях. Подобная ситуация характеризуется следующими этапами:

1) распространение настроений неудовлетворенности существующей ситуацией;

2) под влиянием настроений утрачивается доверие к властям, снижается авторитет власти, появляется ощущение опасности, пессимистические оценки будущего, всевозможные слухи;

3) на поведенческом уровне напряженность проявляется в митингах, демонстрациях, забастовках и других формах протеста и неповиновения, в миграциях в другие регионы.

Состояние социальной напряженности пагубно действует на личность. Оно создает предпосылки для агрессивных, насильственных проявлений асоциального поведения.

Природа агрессивного, насильственного поведения оценивается учеными по-разному, что связывается с неоднозначным пониманием природы самого человека, с вопросом о том, что главное в нем - индивидуальное или социальное. Принимая ту или иную точку зрения, исследователи конфликта указывают либо на биологические истоки, врожденные механизмы агрессии и насилия, изначально присущие природе человека, либо становятся на позиции социального детерминизма, признавая их результатом процессов общественной жизни. Мы согласны с теми учеными, которые, не отрицая индивидуальной предрасположенности к насилию и агрессии (в связи с особенностями нервной системы, темпераментом, чертами характера и т.п.), учитывают и их социальную природу. В конфликте, как системе сложного порядка, переплетаются внутренние (духовные, личностные, биологические) и внешние (социальные) факторы. Их диалектическое взаимодействие определяет и природу человека, и конфликт, и способы поведения в нем (Н. В. Гришина, А. Дмитриев, А. Г. Здравомыслов, В. Кудрявцев, С. Кудрявцев и др.).

Если говорить об отдельных личностях, то каждая из них испытывает на себе влияние проблем всех уровней, поскольку она вовлечена в социальные процессы, являясь членом данного общества, профессиональной группы, семьи.

Человек в обществе занимает определенную социальную позицию, под которой мы, вслед за Р. Т. Белл, понимаем формально установленное или молчаливо признаваемое место индивида в иерархии социальной системы. Будучи одновременно членом ряда подсистем - социальной группы, класса, коллектива и т.п., - индивид занимает множество взаимосвязанных друг с другом социальных позиций, например: врач - профессиональная позиция, сын - семейная, член политического движения - общественно-политическая, член конфессии - духовная и др.

Множественность социальных ролей позволяет выделить среди них первостепенные, существенные как с социальной точки зрения, так и с коммуникативной, и второстепенные, менее существенные для человека. Первостепенные - это постоянные роли, которые характеризуются долговременным исполнением и накладывают отпечаток на многие стороны исполнителя такой роли: на личностные свойства, ценностные ориентации, отношение к другим людям, установки и др. Такими являются роли, предопределяемые биологическими признаками (полом, возрастом), национально-культурной принадлежностью, социальным статусом, профессией, семейными отношениями. Они реализуются в зависимости от половой принадлежности коммуникантов:

мальчик - девочка, мужчина - женщина и др.;

национально-культурного признака: русский - русский, русский - немец, русский - кореец и др.;

принадлежности к той или иной речевой культуре: носитель книжной культуры - носитель просторечной культуры, носитель народной культуры - носитель литературной культуры и др.;

социального статуса: начальник - подчиненный, хозяин - рабочий, служащий - сослуживец, заведующий кафедрой - член кафедры и др.;

профессии: учитель - директор, учитель - учитель, судья - адвокат, судья - прокурор и др.

Говоря о национально-культурной специфике ролевой организации поведения, мы имеем в виду особенности, связанные с ментальной самобытностью того или иного народа, в частности русского. Речевые контакты носителей разных национальных культур возможны только при наличии определенной общности знаков. Именно эта общность единиц общения, норм и правил поведения обусловливает адекватность и, следовательно, успешность выполнения роли и коммуникации в целом. Разнящиеся же элементы общения могут привести к коммуникативным сбоям (неполному непониманию) или коммуникативным провалам (полному непониманию).

Второстепенные роли - это роли ситуативные, определяемые свойствами ситуации общения: пациент на приеме у врача, покупатель в магазине, пассажир в. транспорте, клиент в парикмахерской или ресторане и др. Хотя эти роли переменные, ситуация предъявляет к участникам общения определенные требования. Ролевое поведение осуществляется соответственно тем ожиданиям, которые порождаются данной ролью. Нарушение стереотипов общения приводит к неоправданию ожиданий собеседников и к коммуникативным неудачам.

Таким образом, понятие «социальная роль» является одним из главных в системе понятий, характеризующих поведение (прежде всего речевое) человека.

Социальные роли реализуются в обществе и детерминируются обществом в виде структур, представляющих собой стереотипы общения. Выработанные стереотипы должны быть усвоены личностью. Незнание или нарушение стереотипов приводит к дисгармонизации общения. Однако социальная роль не должна быть механически транслируемой. Необходимо помнить, что ролевые отношения часто содержат в себе сложные конфликты. Это может быть связано с тем, что разные люди и разные социальные группы по-разному, часто весьма противоречиво, представляют себе одни и те же обязанности. Например, роль семьянина, мужа и отца одним понимается как участие в воспитании детей и соответствующая мера ответственности за это, другим - как материальное обеспечение семьи и в связи с этим завоевание одобрения окружающих. Каждый делает самостоятельный выбор ролевого поведения, за последствия которого он несет моральную ответственность. Назовем этот вид конфликта, вслед за И.С. Коном, внутриролевым, т.е. он происходит внутри одной роли. Но может быть и межролевой конфликт, когда человек, выполняя одновременно несколько различных ролей, сталкивается с несовместимыми собственными представлениями о социальной роли и ожиданиями коммуникативных партнеров. Например, роль классного руководителя требует от Ивана Ивановича проводить больше времени со своими учениками, а роль мужа и отца - уделять больше внимания семье. Как видно, ролевой конфликт - это вид внутриличностного конфликта, в который попадает личность, вынужденная в силу определенных обстоятельств выполнять социальные роли с противоречивыми требованиями к поведению исполнителя. Для личности это заканчивается негативными последствиями - фрустрацией, нравственными коллизиями, психологическими стрессами, наносящими непоправимый ущерб здоровью.

Традиции, нормы, конвенции, ритуалы и стереотипы определяют нормативно одобренный обществом образ поведения, ожидаемый от каждого, занимающего ту или иную социальную позицию. Но, к сожалению, нередко это стереотипы и формы поведения, не соответствующие нормам цивилизованного общества. Модели насильственного, агрессивного поведения, модели, отступающие от норм этического и речевого поведения, демонстрируются с экранов телевизоров, в СМИ, кино, литературе. Под воздействием социальных факторов у человека рождается некий внутренний агрессивный мир, который является почвой для формирования соответствующих установок поведения. Подобное состояние имеет массовое распространение и является атрибутом как профессиональной, так и бытовой жизни. Они если и не поощряются обществом, то и не осуждаются им, служат «образцами» для личности и закрепляются в практике речевого поведения как результат восприятия и усвоения чужого опыта. Современное общественное сознание наполнено негативными моделями поведения. Одним из источников формирования этих стойких структур являются профессиональные группы, семьи, стереотипы насильственного поведения считаются атрибутами таких субкультур, как армейская, тюремная, культура неформальных групп ит.п. Наша школа также является источником далеко не идеальных моделей поведения.

Каким образом эти модели порождаются обществом?

Поведение (в том числе и речевое) в определенной профессиональной группе подвержено стереотипизации. Так, стереотипные модели поведения наблюдаются в профессиональном общении врача с пациентом, продавца с покупателем, судьи с потерпевшим, учителя с учеником и т.п. Эти модели можно построить, поскольку поведение коммуниканта, занимающего ту или иную социальную позицию, прогнозируемо, предсказуемо. Например, в ситуации приема врачом больного легко предположить следующие речевые структуры: Ваша фамилия? На что жалуетесь? (Что болит? Что случилось?) Когда почувствовали боль? Чем лечились? На формирование стереотипных моделей поведения влияют постоянно, изо дня в день повторяющиеся ситуации общения: у врача - с пациентом, у учителя - с учениками, у продавца-с покупателями. Негативные модели общения появляются в связи с тем, что подобные стандартные ситуации не требуют реализации большей части качеств и способностей личности. По мере профессионализации успешность выполнения деятельности начинает определяться комплексом профессионально важных качеств, которые годами «эксплуатируются». Отдельные качества трансформируются в профессионально нежелательные, вызывая профессиональную деструкцию - изменение структуры деятельности и структуры личности, негативно сказывающееся на продуктивности труда и взаимодействии с другими участниками этого процесса. Деструкции, которые возникают в процессе многолетнего выполнения одной и той же профессиональной деятельности, негативно влияют на продуктивность работы и порождают нежелательные профессиональные модели поведения человека. Негативные стереотипы поведения воспроизводятся не только в профессиональной деятельности и общении с теми, кто задействован в данном процессе, но и за пределами учреждения, с теми, с кем приходится повседневно общаться вне профессиональных обязанностей. Ставшие привычными негативные модели профессионального поведения распространяются на практику постоянного общения. Ср. расхожие «квалифицирующие» определения вроде: говорит как учитель, оставь свой учительский тон, хорошо поставленным учительским голосом, назидательный тон учителя и т.п. Не случайно существует много смешных историй и анекдотов о поведении людей, не вышедших из своей профессиональной роли в другой сфере. Жесткое ролевое поведение в непрофессиональной деятельности, например, учителя, является следствием эксплуатации педагогом в своем поведении отрицательных качеств: авторитарности, назидательности, агрессивности, догматизма и др. Ученые утверждают, что эти деформации характерны для всех педагогов, проработавших в школе свыше десяти.

Таким образом, негативные модели поведения выходят за рамки профессиональной группы, распространяются в обществе и нередко служат авторитетными «образцами» для его членов, провоцируя речевой конфликт.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Условия выбора варианта сценария
Аспекты лингвистического описания речевого конфликта
Гармонизирующее речевое поведение в конфликтных ситуациях
«Эстетика землепользования» в Западной Европе
Новая урбанонимия Лондона, Москвы и Парижа
Вернуться к списку публикаций