2011-08-05 23:34:34
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Макро- и микротопонимия. Урбанонимы как вид топонимов



Макро- и микротопонимия. Урбанонимы как вид топонимов


Урбанонимия в культурологическом аспекте

Проблема взаимосвязи и взаимодействия языка и культуры признается одной из центральных в языкознании, существует большой интерес к исследованию этой проблемы и различные подходы к её рассмотрению. Остановимся на наиболее известных моделях, отражающих взаимодействие языка и культуры.

Так, например, понимание культуры в когнитивистике основано на положении о том, что в разных культурах и субкультурах по-разному происходит хранение знаний о поведенческих и коммуникативных нормах. Каждая культура имеет свои образцы, модели концептуализации мира, концептуализации ситуаций общения. Различия культур идут как по линии концептуальной картины мира, так и по линии ценностной картины мира со своей системой стереотипизированных образцов концептуализации оценок. В основе ценностей картины каждой конкретной культуры лежит своя система гештальтов.

В данном истолковании термин «культура» предстает в качестве набора определенных моделей. «Культурные модели - это естественные подразумеваемые модели мира, которые являются общими для членов общества и которые играют огромную роль в понимании этого мира и поведении людей в нем (что при этом не исключает другие альтернативные модели)». «Культура - это очень большая и неоднородная коллекция моделей или то, что психологи называют схемы (schema)».

Применение когнитивного подхода в лингвистике дает возможность рассматривать культурное знание как когнитивные модели или схемы, которые классифицируют знание в соответствующие разделы или области.

Возникновение когнитивной лингвистики привело к широкому использованию в лингвистических кругах термина концепт. Человек мыслит концептами, комбинируя их и осуществляя в рамках концептов и их сочетаний глубинные предикации, формируя новые концепты в ходе мышления. Мышление есть оперирование концептами как глобальными единицами структурированного знания.

Еще одна интерпретация культуры в языке предполагает обращение к ценностным характеристикам культуры. В данной связи релевантным представляется определение культуры, сформированное Э. Сепиром, - «общие положения, представления о жизни и определенное положение в мире конкретного народа».

Система интуитивных представлений о реальности составляет картину мира. Образ мира, преломленный в сознании человека, создавшийся в результате его физического опыта и духовной деятельности, представляет собой культурную (понятийную) картину мира, которая отличается от реальной картины мира - объективной внечеловеческой данности, окружающей человека. Для обозначения представлений о мире язык предоставляет свои средства, которые составляют языковую картину мира. Языковая картина мира отражает реальность через культурную картину мира. Путь от реального мира к понятию и далее к словесному выражению различен у разных народов, что обусловлено различиями развития их общественного сознания. Таким образом, окружающий человека мир представлен в трех формах:

- реальная картина мира,

- культурная (или понятийная) картина мира,

- языковая картина мира.

«Картина мира - это то, каким себе рисует мир человек в своем воображении - феномен более сложный, чем языковая картина мира, т.е. та часть концептуального мира человека, которая имеет привязку к языку и преломление через все языковые формы. Не все воспринятое и познанное человеком, не все прошедшее и проходящее через разные органы чувств и поступающие извне по разным каналам в голову человека, имеет или приобретает вербальную форму».

Картину мира можно выделить, описать или реконструировать у любой социопсихологической единицы - от нации или этноса до какой-либо социальной или профессиональной группы или отдельной личности. Картина окружающего мира индивида представляет собой пересечение нескольких картин мира тех групп общества, к которым он принадлежит (возрастная, половая, профессиональная, социальная, национальная, общечеловеческая). Картина мира каждого взрослого человека уникальна, как уникально воздействие на него окружающего мира и особенностей его собственного мышления (Руднев, 1999: 127).

Здесь необходимо особо подчеркнуть следующие положения:

1. Знания о мире, полученные человеком в процессе жизнедеятельности, существуют в его сознании в виде картины мира. В этой картине обнаруживаются категории, которые являются универсальными в плане их обязательной представленности и изменчивыми по своему содержанию. Своеобразная конфигурация данных категорий определяет тип культуры и специфику национальных картин мира и находит выражение в языке (Гуревич, 2004; Иванов, 1987; Кормилицына, Сиротинина, 2001; Вежбицкая, 2001).

2. Одной из функций языка признается кумулятивная функция, заключающаяся в способности языковых единиц к хранению общественно-исторического опыта и культурологической информации (Верещагин, Костомаров, 1980).

Обнаруживаются разнообразные подходы к изучению национальных картин мира. В частности, противопоставляются реконструкция национальной картины мира на основе материала одного языка (Апресян, 1995; Караулов, 1987) и сопоставительный анализ (Гачев, 1988; Воркачев, 1995; 1996).

При изучении национальных картин мира используются данные различных наук. Можно выделить литературоведческий анализ (Гачев, 1988), психолингвистический (Леонтьев, 2003; Лихачев, 1993) и историко-культурный подходы (Гуревич, 2004).

Национальная картина мира не представляет собой однородного образования, а включает стабильную и переменную части. Вариативность может определяться временным, социальным и другими факторами, связанными с дифференциацией общества, учет которых может способствовать объективности исследования и объяснению его результатов.

Специфика языковых картин мира связывается с понятийной категоризацией действительности и сверхпонятийным содержанием (культурным компонентом по Н.Г. Комлеву, лексическим фоном слова по Е.М. Верещагину и В.Г. Костомарову), в том числе ценностным картированием мира (Телия, 1986; Арутюнова, 1987; 1988).

Анализ существующих исследовательских подходов к изучению национальных картин мира показал, что наиболее плодотворным является подход, базирующийся на сопоставлении культурно-языковых характеристик концептов (Карасик, 1994; 1996; 1997). Концепт понимается интегрально как многомерное культурно-значимое социо-психическое образование в коллективном сознании, опредмеченное в той или иной языковой форме (Ляпин, 1977).

В. П. Нерознак предлагает весьма четкий критерий для отнесения определенного концепта к культурным концептам, отражающим своеобразие соответствующего этоноспецифического видения мира: «концептами культуры, отражающими национальную картину мира, следует считать концепты, обозначаемые безэквивалетными лексическими единицами, т.е. теми словами, которые в процессе лингвокультурной трансляции требуют не пословного, а описательного толкования».

Значение соединяет язык с внеязыковой реальностью. За языковыми явлениями лежит определенная социокультура, за языковой картиной мира лежит социокультурная картина мира. Язык представляет собой главную форму выражения и существования национальной культуры. Э. Сепир писал: «Культуру можно определить как то, что данное общество делает и думает. Язык же есть то, как думают». Язык, таким образом, выступает как реализованная внутренняя форма выражения культуры, как средства аккумуляции знаний культуры.

Тезис о культурно-исторической ценности собственных имен не нуждается в доказательствах и представляется аксиоматичным для многих исследователей, занимающихся ономастикой, так многие ученые пришли к необходимости «теоретического обоснования /ономастики/ как науки, теснейшим образом связанной с человеком: в ономастической картине мира воплощается характер культуры каждого этноса и каждого человека-имядателя».

Рассматривая возможности извлечения культурно-исторической информации из ономастикона того или иного народа, а также описание, интерпретацию и сопоставление этой информации, исследователи делают вывод о том, что подобного рода изыскания преимущественно принадлежат этнолингвистике - «комплексной дисциплине, изучающей традиционную народную духовную культуру и её отражение в языке».

Сравним более широкое определение А. С. Герда, для которого «предмет этнолингвистики - язык в его соотношении с этносом и этнос в его отношении к языку»; «цель этнолингвистики показать, как язык в разных формах его существования, на разных этапах его истории влиял и влияет на историю народа, на положение того или иного этноса в современном обществе».

В. П. Нерознак отмечает, что ономастика является разделом лингвокультурологии, исследующим этнокультурную специфику имени собственного. Лингвокультурологически значимой оказывается преимущественно энциклопедическая (экстралингвистическая) информация, стоящая за именем; собственно языковой аспект таких исследований состоит в этимологизации и этноязыковой интерпретации имени.

К описанному подходу - лингвокультурологическому - примыкает концепция М. В. Горбаневского (Горбаневский, 1989; 1991; 1994; 1996). В своей работе (1994) автор говорит о намеченных им «новых путях к пониманию топонима как имени собственного». «Нами определен новый феномен смешанного (лингвистического и экстралинвистического) характера: любой топоним - это компонент реальной системы географических названий (принадлежащих данному этносу и его истории, культуре, теории проживания и пр.), обладающих общей языковой историей и, в то же время, отдельной историко-культурной биографией». Автор приходит к пониманию сущности топонима как определенного текста, который понимается как разновидность текста культуры, он организован несколькими составляющими - автономными единицами знания, которые автор предлагает называть текстовыми модулями топонима. Таких модулей несколько: адресно-идентификационный, хронологический, этимологический, историко-культурный, перифрастический, нормативно-речевой (с несколькими конкретными разновидностями), структурно-словообразовательный, текстовый (ассоциативно-текстовый). В плане интересующей нас проблематики следует обратиться к историко-культурному модулю, который «формируется как знаниями (представлениями, ассоциациями) о самом названии (прежде всего - топооснове), так и знаниями, представлениями, ассоциациями об объекте..., за которыми данное наименование исторически и социально закреплено»; историко-культурные знания распределяются на два подвида - общие (универсальные) и индивидуальные (ситуативные); иными словами, топонимическая культурно-историческая информация сводится к фоновым знаниям.

Культурологические характеристики наименований внутригородских объектов являются неотъемлемой частью языковой картины мира. Ономастическое пространство каждого отдельного языка является важной частью национальной картины мира и по-разному представлено в языковых картинах мира русского, французского и английского социумов. Описание и объяснение этой специфики представляется важным для культурологической лингвистики.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Проблема формирования речевого имиджа
О некоторых принципах выявления поэтизмов в прозаическом тексте (Гиппократов Корпус)
Топоним как компонент образной парадигмы
Методологический и методический аспекты описания речевого конфликта
Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ
Вернуться к списку публикаций