2011-08-05 23:22:38
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Имена собственные как объект лингвистического исследования



Имена собственные как объект лингвистического исследования


Методологические особенности топонимики и системный подход

Несмотря на стремительное развитие языкознания в целом, по мнению некоторых исследователей, «русская ономастика как самостоятельная лингвистическая дисциплина остается в основном в рамках традиционно-описательной лингвистики; видимо, этим и объясняется ее экстенсивное изучение: впечатляющее накопление эмпирического материала вне системного уяснения его места в языке и речи, без определения онтологической сущности ономастической подсистемы в ее антропоцентрическом осмыслении с точки зрения этно-, психо-, социо-, прагмалингвистики и других аспектов теории речевого общения».

Для развития топонимики как научной дисциплины важно знать перспективы развития языковой системы, детерминирующие факторы, влияющие на это развитие.

Остановимся на характеристике системно-структурного подхода к изучению лексической системы, выступающего для топонимики в форме основополагающего метода.

Под системным рассмотрением какой-либо группы лексических единиц понимается установление внутрисловных и внутригрупповых смысловых связей членов этой группы. Признание системного характера лексики языка предполагает, что исследование слов как самостоятельных единиц словарного состава выполняется во всем комплексе их многообразных внутрисистемных отношений. При рассмотрении определения понятия системы в лексике, необходимо исходить прежде всего из диалектического единства двух сторон одного и того же явления, определяя систему как «единство закономерно расположенных и действующих во взаимной связи частей».

«Система» в лексике - это не только совокупность лексических единиц и отношений и связей между ними, это также синтез, единство закономерно расположенных и действующих во взаимной связи частей, синтез, позволяющий приблизиться к понятию сущности языковой системы. Специфика системного подхода состоит в том, что он может быть направлен как на изучение объекта в целом, так и на взаимоотношения его отдельных элементов.

Согласно работам отечественных ономастов, ономастическая лексика любого языка представляется гигантской макросистемой, или системой систем, объединяющей многочисленные системы или подсистемы имен, относящихся ко всем секторам ономастического пространства в их преломлении в речи отдельных групп, например территориальных, социальных, пользующихся данным языком. Каждый онимический сектор в каждом языке имеет свои словообразовательные и словоизменительные парадигмы, в соответствии с которыми организуется и реорганизуется его лексика.

Системный подход, очевидно, является важнейшим средством познания, но для этого нужно помнить о его ограниченности, подчинять его применение специфическим требованиям топонимики. Познание, объектом которого являются топонимические единицы лексики, осуществляется путем многофакторного анализа, при использовании самых различных методов и подходов. Современное состояние методологии языкознания позволяет определить наиболее продуктивный подход к объекту топонимики как многометодный. Многометодность - характерная особенность любой области современного процесса научного познания. Современные тенденции многометодных лингвистических исследований позволяют полнее осмыслить содержание различных ономастических понятий, в том числе содержание понятия топонимической системы как одной из ее составляющих. Собственные имена всех типов связаны между собой в ономастический континуум, который развивается в пространстве и во времени, и особенностью которого является культурная непрерывность, то есть особая связь имен созданных людьми разных эпох и культур. Как отмечает А.Белецкий, «поскольку лексика любого натурального языка развивалась на основе антропоцентризма и антропоморфической проекции отраженного в человеческом мышлении мира в этот самый мир, по-прежнему приходится в изучении лексики как генонимической, так и эйдонимической (т.е. ономастической) ссылаться на «человеческий» фактор, но не в смысле его субъективизма, а в смысле его коллективизма».

Важными для определения параметров топонимических систем явились исследования Е.Л. Березович (1999, 2001), И.А. Воробьевой(1976) Н.Н. Мамонтовой, И.И. Муллонен (1993), А.В. Суперанской (1973, 1992), Н. Топорова (1991) и др.

Для понимания сущности топонимических процессов и топонимической ситуации, а также выявления особенностей функционирования топонимов в ряду с основными параметрами генетического и функционального аспектов, необходимо рассмотреть далее в рамках системного подхода понятие топонимического пространства. Системность ономастики определенной территории предполагает наличие у всех или многих употребляющихся на ней имен признаков, позволяющих им функционировать в качестве имен, что в свою очередь предъявляет к именам ряд требований.

Подобно тому, как именуемые вещи размещаются на земном (внеземном) пространстве, именующие их слова в сознании говорящего также имеют пространственное размещение, аналогичное для жителей одной и той же местности, но различное у жителей отдаленных территорий. Оно может быть не похожим на реальное размещение именуемых объектов, «оно существует и служит каркасом, поддерживающим денотаты имен. Ономастическое пространство - это именной континуум, существующий в представлении людей различных культур и в разные эпохи заполненный по-разному. В сознании каждого человека ономастическое пространство присутствует фрагментарно. Достаточно полно оно выявляется лишь при специальном исследовании.

По определению, данному в «Словаре русской ономастической терминологии» Н. В. Подольской, «ономастическая система - особым образом внутренне организованная совокупность ономастических моделей, типов, рядов» и включает в себя понятия топонимической и антропонимической систем.

Вторжение в ономастику экстралингвистических факторов (идеологических, мировоззренческих) приводит к тому, что об ономастическом пространстве какого-либо языка можно говорить лишь в связи с ономастическим пространством человека в определенной культуре. Поэтому следует говорить об именах личных, принятых у русского народа, о географических названиях на территории южной, восточной Англии и т.д. Указанное противоречие нейтрализуется в сочетаниях «русские имена» «английские» географические названия. Но это не означает, что интересующие нас имена образованы исключительно от русских или английских слов, а лишь свидетельствует о том, что упомянутые имена традиционны в русских семьях и согласуются с нормами русского языка, а географические названия именуют объекты на территории Англии.

А. В. Суперанская говорит о том, что ономастическое пространство, являясь суммой имен собственных, употребляющихся в языке данного народа для именования реальных, гипотетических и фантастических объектов, определяется моделью мира, существующей в представлении этого народа в настоящее время, но при этом в ней сохраняются элементы прежних эпох. Следовательно, у людей, принадлежащих к разным культурам, эпохам, территориям, ономастическое пространство должно иметь различное заполнение. Оно пополняется за счет обозначений предметов, относящихся в лексической системе языка к разным классам. Мир реальных вещей дополняется миром вещей фантастических и гипотетических, тем не менее, принимаемых за реальные. Для каждой категории ономастической лексики проблема системности может решаться своим особым образом.

Топонимы образуют на территории любого района или области свою определенную систему. Существующие определения понятия топонимической системы характеризуются как наличием общих признаков, рядом более или менее значимых различий. Как правило, под топонимической системой понимается известное единство построения топонимов той или иной территории, обусловленное общностью психологии населяющего ее языкового коллектива, своеобразным направлением его мышления, общностью восприятия окружающей действительности, что, в частности, подтверждается наличием на каждой территории своих топонимических моделей и некоторого круга часто повторяющихся топонимов. Как замечает Г.В. Глинских, термин «топонимическая система» включает в себя все наименования каждой территории, рассматриваемой отдельно или в совокупности с другими территориями, а также система рассматривается как совокупность отдельных видов топонимов, соотнесенных по какому-либо структурному или семантическому признаку. Однако эта системность не всегда детерминирована: «...системные отношения между лингвистическими единицами, функционирующими в языке, переносятся на топонимический материал, что вполне вероятно и закономерно, но интерпретируются как специфические связи, создающие особую, топонимическую системность».

И.А. Воробьева пишет: «Топонимия любой территории многоязычна и разновременна. Но, тем не менее, это не конгломерат разнородных наименований, а система, организованная и упорядоченная, элементы которой находятся во взаимной связи». «Под территориальной топонимической системой мы понимаем упорядоченное множество единиц (топонимов) с социальной функцией дифференциации и идентификации географических объектов какой-либо исторически и географически ограниченной территории. Каждая система, формируясь, вбирает в себя разноязычные предшествующие топонимы».

Согласно Э.М. Мурзаеву, топонимическая система характеризуется совокупностью специфических особенностей или признаков, закономерно повторяющихся в процессе формирования географических названий и в их современной стабильности. Э.М. Мурзаев считает, что под топонимической системой следует понимать совокупность специфических особенностей или признаков, закономерно повторяющихся в процессе формирования географических названий и в их современной стабильности.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Общая характеристика дискурса СМИ
Макро- и микротопонимия. Урбанонимы как вид топонимов
Формирование системы культурных концептов в рамках когнитивных возможностей личности
Лингвокультурологический анализ урбанонимов
Базовые характеристики управленческой коммуникации: управленческий дискурс
Вернуться к списку публикаций