2010-07-19 20:51:34
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Проблема формирования речевого имиджа



Проблема формирования речевого имиджа


Понятие речевого имиджа представляет собой «надстроечное» социо-психолингвистическое понятие, коррелирующее как с базовыми понятиями прагматики (Теории Речевых Актов — ТРА), так и с основными постулатами теории интеракции (речевого взаимодействия). Рабочим определением понятия «речевой имидж» может служить следующее: речевой имидж есть система типичных для данного индивидуума речевых реакций и способов (моделей) порождения связного текста, способствующих либо препятствующих достижению позитивных целей общения. Таковыми целями общения могут быть: 1) сообщение адресату о некотором событии, явлении, предмете, лице, идее; 2) воздействие на адресата для коррекции его точки зрения либо поведения; 3) проявление эмоции в качестве дейксиса (заместителя) сообщения. Различные формы дискурса, его фрагментов, модели построения дискурсов оказывают также влияние на содержание, структуру и тип речевого имиджа, но оказываются тем не менее внешними по отношению к нему. Проблема формирования речевого имиджа, рассматривавшаяся ранее в пределах стилистики, риторики и речевого этикета как прикладных лингвистических дисциплин, формируется под воздействием прикладных задач (в том числе формирования общего имиджа лидеров, менеджмента, судебной реформы и т.п.) в самостоятельную исследовательскую проблему, находящуюся на стыке лингвистики, психологии, социологии, информатики и теории мышления. Тем не менее в узком смысле проблема формирования речевого имиджа представляет собой прикладную лингвистическую проблему, обладающую достаточной научной самостоятельностью.

Речевым имиджем можно называть особое речевое поведение индивидуума, сформированное под воздействием социальной среды либо сознательно, отвечающее основным законам речевого общения (интеракции) и соотносимое со структурой и характером языковой личности. Поэтому структура речевого имиджа включает в себя: а) элементы структуры языковой личности; б) аутентичные элементы. Наблюдения над речевым поведением индивидуумов показывают, что в структуру речевого имиджа .включаются:

1) возрастной имидж;

2)социальный имидж;

3) культурный имидж.

Возрастной имидж представляет собой эманацию (воплощение) в речи одного из трех основных возрастных типов: а) детской речи, которая характеризуется признаками отрывочности, синтаксической неполноты высказываний, эмоциональности (положительной либо отрицательной), наличия в тексте большого числа смысловых вопросов (типа «Что это?», «Зачем это?», «Кто это?»). В современных СМИ такой имидж ярко демонстрируют ведущие ряда молодежных программ, а также М.Гонопольский («Бомонд»); б)взрослой речи, которая характеризуется синтаксической полнотой, наличием средств логической связности текста, большим количеством высказываний и конструкций с причинно-следственным значением, наличием уточняющих вопросов (типа «Почему?», «С какой целью?», «Каковы особенности?», «Каковы признаки?» и т.п.); в) старческой речи, которая характеризуется замедленным темпом, наличием большого количества смысловых и аспираторных пауз, высказываниями с модальностью долженствования либо категорического утверждения, иногда в личной, иногда в безличной форме (например: «Нам необходимо разработать...», «Вы должны...», «эта точка зрения, конечно, правильная» и т.п.), а также общесмысловыми, риторическими и модальными вопросами (типа «Что это?», «До каких же пор?», «Кто должен за это ответить?» и т.п.). Возрастной речевой имидж по-разному комбинируется у конкретной языковой личности, давая, в принципе, смешанные формы своего проявления.

Социальный речевой имидж представляет собой перенесенный блок структуры языковой личности и может быть рассмотрен в трех вариантах: а) низкий социальный имидж, который в основном характеризуется наличием в речи арготизмов, а также универсальных дейктических элементов (например, «конать», «крыша поехала», «крутой», «нет», «да», «пошел на...», «делать» (дейксис различных глаголов): «сделай дяде больно», «сделать ноги» и т.п.). Это бесцветная речь, оснащенная рядом «спецэффектов» (по терминологии СМИ). Иногда высокая социальная группа может иметь в определенных условиях общения низкий социальный речевой имидж (например, студенты, управленцы, предприниматели и т.д.); б) средний, который характеризуется признаками разговорной речи; в)высокий, для которого характерны признаки книжно-письменной речи в некоторой индивидуальной стилизации.

Культурный речевой имидж перекрещивается по своей структуре с социальным и проецирует экстралингвистические факторы общего состояния культуры на речевую деятельность отдельной личности, проявляющей себя в собственно-культурном либо (усложненном) этнокультурном плане. Культурный речевой имидж отдельной личности во многом зависит от общего состояния культуры в обществе и может быть распределен по трем относительным группам (высокий, средний и низкий). Постсоветское общество в целом характеризуется низким культурным речевым имиджем, для которого характерны монокультурность (отсутствие параллельных отсылок к иным культурным слоям либо национальным культурам); неиллюстративность речи (отсутствие литературных либо исторических иллюстраций в речи); «канцелярит» как способ речевого мышления и выражения мысли в речи.

Проблема формирования речевого имиджа имеет собственно лингвистический, экстралингвистический и педагогический аспекты.

В собственно лингвистическом смысле речевой имидж включает в себя речевые средства эффективного взаимодействия партнеров в той или иной речевой ситуации (средства риторики), а также конвенциональные (договорные) социально обусловленные средства общения (речевой этикет). Эти два типа средств обусловливают конструктивный каркас речевого имиджа индивидуума.

Риторические средства хорошо известны были Цицерону, причем уже тогда существовало разделение их на пропозициональные (восклицание, повторение, градация, ирония, риторический прием бессоюзия, или «чеканная» речь) и текстовые (музыкальность, ритмичность, внутренняя соразмерность, трехмастный тип построения текста: зачин, основная часть и заключение). Особое место в риторической системе Цицерона занимали элементы речевого имиджа оратора, к которым он относил:

а) высокую общую культуру (знание литературы, истории, философии и права),

б) владение стилистикой речи (знание простого разговорного и возвышенного публичного стилей),

в) понимание ритма, умение тонировать речь, владение различными интонациями,

г) владение искусством непосредственного воздействия на адресата — различными экстрасенсорными приемами. Риторическое представление речевого имиджа в духе Цицерона актуально и сегодня для изучения структуры этого имиджа.

Речевой этикет рассматривался отечественными исследователями обычно как самостоятельная дисциплина этико-педагогического характера, содержащая рекомендации речевого поведения в определенных стандартных ситуациях общения, напр., прощания: «до свидания, до встречи, прощай»; благодарности: «спасибо, благодарю вас, очень вам благодарен».

В традициях ряда стран Европы и США - наличие речевых правил поведения регламентирующего, обязательного характера. Так, в отличие от России, в европейских странах и США существуют обязательные речевые формулы обращения; официального и неофициального приветствия, обязательные стратегии ведения этикетного диалога, речевые формулы выражения согласия или несогласия, удовольствия или неудовольствия. Существуют также ограничения и запреты на определенные темы, фразы, отдельные слова и даже интонации и тембр голоса. Таким образом, существует не ТОЛЬКО национальная специфика речевого общения в этикетной форме, но и национальная специфика в самом отношении к речевому этикету либо как к возможным вариантам речевого поведения в данной ситуации, либо как к нормированию речи. В рамках формирования речевого имиджа эти два подхода смыкаются, формируя речевой имидж индивидуума, необходимо учитывать: а) реальный адресат высказывания (текста); б) цель воздействия на реальный адресат; в) средства, применяемые для достижения цели воздействия. Например, в ситуации официального государственного приема необходимо использовать исключительно этикетные формулы, вместе с тем для создания эффекта «широкой натуры, человека из народа» возможно, в целом не нарушая рамки этикета, включить в речь некоторые «простонародные формулы». Возможна и обратная ситуация: благоприятно подчеркнуть свое отношение к социально высоким слоям общества, применив несколько этикетных формул в ситуации общения с представителями иных социальных слоев.

К экстралингвистическому аспекту речевого имиджа индивидуума относятся мимика и жесты как одно из эффективнейших средств передачи информации. Мимика и жесты обладают рядом сходных признаков и речевых функций. Во-первых, это признаки образности и знаковости, присущие одновременно и языковым единицам (словам), и ментальным (образам, представлениям), и логическим (понятия, логические пропозиции). Гримаса или жест одновременно обозначают некое понятие, явление, отношение, и указывают на некое понятие, явление, отношение, и изображают некое понятие, явление, отношение (страх, ужас, радость, удивление, восхищение, злость, грусть и т.п.). В этом смысле гримасы и жесты представляют собой пограничные явления между речью и средствами выражения искусства (театра, живописи и скульптуры). Во-вторых, мимике и жестам присущи речевые (коммуникативные) функции: передача информации, выражение эмоции, контактоустанавливающие функции. Скажем, широко раскрытые глаза могут выражать страх или удивление, а также передавать информацию о том, что в том направлении, куда повернуто лицо человека может находиться нечто необычное. Жест поднятой правой руки с раскрытой ладонью у европейских народов обозначает приветствие и т.п. В-третьих, по своей онтологии мимика и особенно жесты подразделяются на первичные (биологические) и вторичные (социальные).

Педагогический аспект речевого имиджа — это система «постановки» речевого имиджа и сис ма упражнений речевого и неречевого характера. Он является абсолютно новым для методики преподавания языка и требует отдельного и подробного рассмотрения.

Ограничимся лишь общими соображениями на этот счет. В практике «имиджмейкеров» — лиц, профессионально занимающихся формированием имиджа, упражнения по формированию речевого имиджа занимают одну из подчиненных позиций вслед за формированием внешнего поведенческого и политического имиджа. В системе тренировочных упражнений большое внимание уделяется исправлению фонетических и речевых ошибок, меньшее — собственно работе по формированию речевого имиджа во всех его ипостасях. Педагоги, формирующие речевой имидж, должны придерживаться, на наш взгляд, следующих элементарных правил:

1) речевой имидж индивидуума формируется лишь при условии повышения общего культурного уровня учащегося: «низкие» культурные уровни в современной цивилизации являются сугубо игровыми, не могут существовать самостоятельно;

2) формированию речевого имиджа соответствует переход из более низких в более высокие социальные слои, а не наоборот (феномен некоторых политических лидеров демонстрирует алогичность в устройстве российского общества, а не ошибочность постулируемых нами принципов);

3) при формировании речевого имиджа используются тренировочные упражнения, направленные на (а) обучение фонетически правильной, идеально-тонированной и интонированной речи, (б) обучение синтаксически динамическим типам высказывания (с преимущественной глагольностью, прозрачной семантикой и точной адресностью), (в) обучение композиционным основам речи, правилам построения дискурса.

Система формировании речевого имиджа включает в себя также упражнения по неречевому поведению, имеющему знаковый характер (мимика, жесты). Особую роль здесь играет обучение т.н. «скупому жесту», основная функция которого — выделение «ударной фразы», равнозначной по воздействию фразе — «слогану» рекламных сообщений.

В.А. Сулимов







Интересное:


Тема «человек и природа» в науке и литературе 1920-30-х гг.
Устюг Великий и Соль Вычегодская как книжные центры позднего средневековья и традиции ранних областных литератур древней Руси.
Природа и экологическое воспитание в «Розе мира» Д.Андреева
Топоним как компонент образной парадигмы
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Вернуться к списку публикаций