2010-07-14 20:31:49
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Природа в русских путешествиях XVIII века



Природа в русских путешествиях XVIII века


Из всех жанров русской литературы XVIII века наименее исследованным является жанр путешествия. Нет даже общепринятой классификации путешествий. Изучались только отдельные произведения, например «Письма русского путешественника» Н.М.Карамзина, изредка исследователи обращались к «Путешествию..» В.Измайлова, но большая часть произведений этого жанра до сих пор» не привлекала внимания филологов. К путешествиям чаще обращаются этнографы, историки, географы, историки науки.

Не претендуя на исчерпывающую характеристику всех путешествий, написанных в XVIIIв., мы предлагаем условно разделить их на четыре основные разновидности: путешествия естественнонаучные, «хождения» к святым местам, путевые заметки (дневники) и литературные путешествия.

Остановимся на двух разновидностях путешествий: естественнонаучных и литературных. Как показали наши наблюдения, эти разновидности путешествий были наиболее популярны, т.к. публиковались их авторами — учеными-естественниками и профессиональными писателями, в то время как хождения публиковались редко, а дневники практически не публиковались.

Русские путешественники конца XVII-начала XVIIIb. оставили многочисленные записки о своих странствиях по Европе и Азии, на которых явно сказывается влияние жанра хождения, правда с некоторыми коррективами: путешественник XVIII в. — не наивный необразованный купец или монах, а человек, получивший европейское образование. Автор естественнонаучного путешествия — ученый, познающий окружающую его природу в свете новейших научных достижений. Свою задачу он понимает предельно просто: описать все, что видит, и при первой возможности исследовать увиденное в соответствии с уже имеющимися научными трактатами аналогичного содержания. К отчетам путешественников обычно прилагались карты маршрутов, рисунки гор, вулканов, растений, животных, птиц, насекомых, людей, обитающих на той или иной территории, в их национальных костюмах и с характеристикой их религии, культуры и т.п. Неистового исследователя не останавливают никакие препятствия: он их просто не замечает и никогда не жалуется на трудности пути, Цель его — создание подробной объективной картины окружающего мира во всей совокупности природных объектов — растений, почвы, рек и озер, животных и человека.

Одним из первых в России профессиональных путешественников-исследователей был С.П.Крашенинников, составивший в 1733-1743 гг. описание Камчатки. В отличие от своего предшественника В.Атласова — простого, казака — С.П.Крашенинников получил прекрасное европейское образование и состоял при Академии наук (в 1745 г. он стал адъюнктом, в 1750 — профессором ботаники). «Описание земли Камчатки» практически не изучалось филологами, очевидно, ввиду специфического, естественнонаучного, содержания. Книга С.11.Крашенинникова, по сути, является развернутым описанием природы Камчатки. Автор размеренно и спокойно описывает все, что видит: флору и фауну, горы, реки, обычаи и нравы камчадалов и русских поселенцев, пересказывает местные топонимические легенды, расшифровывает топонимы.

Примером такого универсального природоописания может послужить рассказ о вулкане Шивелуч (Шивелич). Обширный фрагмент текста, содержащий это описание, показателен во многих отношениях, но главное в нем — это своеобразная научная лексика. Крашенинников предстает здесь не только как ученый-географ, но и как этнограф или филолог, проводящий сравнительный анализ древних мифов. По его мнению, мифология камчадалов сходна с мифологией древних греков и отражает один уровень развития народов, несмотря на то, что народы эти расположены в разных частях света: « Версте в полутрете от Хапичи следует Еймолоннореч ручей, по одному достойный примечания, что течет из-под высокой горы Шивелуч, которая стоит, верстах в 20 от берегу Камчатки, по левую ея сторону. Камчадалы, которые на басни такие же художники, как старинные греки, всем знатнейшим горам, и по их мнению местам, каковы, например, кипячия воды, горелые сопки (вулканы — М.М.) и прочая, приписывают что-нибудь чудесное, а именно: горячие ключи населяют вредительными духами, огнедышущие горы душами умерших, и сей горы втуне не оставили: ибо сказывают они, будто Шивелич стоял при Восточном море на том самом месте, где ныне Кроноцкое озеро, но не стерпя беспокойства от евражек (мелких грызунов — М.М.), принужден бы переселиться на сие место».

Тропы в описаниях природы С.П.Крашенинникова крайне редки. Они просты и безэмоциональны. Цель, поставленная автором перед произведением, — донести до читателя максимум научной, беспристрастно изложенной информации о природе неизвестной земли Камчатки.

Совсем иные цели перед своим путешествием ставит Н.М.Карамзин. В его «Письмах русского путешественника» последовательно и методично создается образ «чувствительного» путешественника, умом (по книгам) познавшего природу и культуру Европы и во время путешествия стремящегося «прочувствовать» их. Описания природы Н.М.Карамзина подробны и практически всегда сопровождаются авторскими комментариями. Комментарии помогают читателю составить точное представление о климате данной страны, особенностях ландшафта, наиболее примечательных природных объектах. Кроме того, практически всегда сообщается об уровне цивилизованности данной местности — через описание дорог, построек, полей, мостов и т.п. показателей развитости страны, по которой в данный момент едет путешественник. В некоторых случаях природоописания становятся поводом для серьезных рассуждений об истории, культуре, этнографии народа, населяющего этот район. Отметим, что стиль природоописаний Н.М.Карамзина, в отличие от стиля С.П.Крашенинникова, эмоционален, богат всевозможными тропами, оценочными характеристиками, почти во всех описаниях имеются слова и выражения, отражающие впечатление путешественника от увиденного .

Например, в письме № 7, давая характеристику ландшафту Германии, путешественник сообщает сведения о городе, в окрестностях которого он в данный момент находится, дает характеристику растительности и говорит о том, что едет по району с прекрасно поставленным земледелием, где поля каждый год приносят хороший урожай: «Места, через которые мы проезжали, очень приятны. То обширные поля с прекрасным хлебом, то зеленые луга, то маленькие рощицы и кусты, как будто бы в искусственной симметрии расположенные, представлялись глазам нашим. Маленькие деревеньки вдали составляли также приятный вид... Вообще, кажется, земля Пруссии еще лучше обработана, нежели в Курляндии, и в хорошие годы во всей здешней стороне хлеб бывает очень дешев'.

В другом случае, описывая окрестности города Гейлигенбейля, он рассказывает о месте, на котором еще недавно рос могучий дуб — священное дерево древних германцев, и рассуждает о событиях, свидетелем которых мог быть этот дуб. Здесь можно отметить сходство с описанием вулкана Шивелуч из книги С.П.Крашенинникова (см.выше): оба автора приводят местные легенды о далеком прошлом народов, по странам которых едут путешественники. Однако стиль Н.М.Карамзина субъективен, в его описании появляются эмоционально окрашенные прилагательные: «Места пошли совсем не приятные, а дорога худая. Гейлигенбейль, маленький городок в семи милях от Кенигсберга, приводит на мысль времена язычества. Тут возвышался некогда величественный дуб, безмолвный свидетель рождения и смерти многих веков, — дуб, священный для древних обитателей сей земли. Под мрачною его тению обожали они идола Курхо, приносили ему жертвы и славили его в диких своих гимнах».

Как можно заметить, Н.М.Карамзин, в отличие от С.П.Крашенинникова, предельно субъективен, его описания природы всегда лиричны, стиль всегда эмоционально окрашен. Однако объем информации о природе и культуре Германии в «Письмах...» Н.М.Карамзина не уступает количеству информации в «Описании земли Камчатки» С.П.Крашенинникова. Принципиальная разница между произведениями заключается в том, что в произведении Н.М.Карамзина создается образ лирического героя — «чувствительного» путешественника, глазами которого и смотрит на мир читатель, в «Описании...» С.П.Крашенинникова образа лирического героя нет.

В.С. Манаков







Интересное:


Эвристические следствия изучения жанров речи в функциональной стилистике
Устюг Великий и Соль Вычегодская как книжные центры позднего средневековья и традиции ранних областных литератур древней Руси.
Конфликт как междисциплинарная проблема
Новая урбанонимия Лондона, Москвы и Парижа
Топоним в составе структуры образа
Вернуться к списку публикаций