2010-07-09 19:53:17
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми



Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми


В русских говорах Республики Коми качественная характеристика лица может передаваться формулой КАКОЙ (КАКОВ) НА ЧТО, при этом человек характеризуется с точки зрения физических, возрастных, психических, морально-этических, интеллектуальных и др. качеств. Названной формулой могут быть обозначены: внешность (Едва не до матицы мужик, не красовитый на лицо — Филипповская); возраст (Чай не парной, наливай больше, молоды на зубы, а стары на горло, чай пофырскаем — Усть-Цильма); состояние здоровья (На уши худая стала, што балякаете, не чую — Лойма); умственные способности (Дурной али ещё говорят на слова тупой, плохо говорит-дак — Лойма); склад характера (На характер он смирёный был, послушный — Усть-Цильма); склонность к каким-либо действиям (На работу заядлый, готов днём и ночью работать — Летка) или поступкам (Быстрый — быстрый на всё плохое, бездумный — Спаспоруб).

Прилагательное в подобных конструкциях может быть не только в полной (или стяженной), но и краткой форме (У нас Сашка шибко тяжёл на ухо — Лойма; Дерзкий, дерзок на работу, быстро выполняет её, всегда хорошо, как следует — Летка); также прилагательное может представлять собой форму субъективной оценки (Была лёгонька на ногу — Филипповская; Корова-то, хоть и худовата на уши стала, а иду её обряжать — Трусово). Конструкции модели КАКОЙ (КАКОВ) НА ЧТО, независимо от того, в полной или краткой форме выступает прилагательное, всегда обозначают вневременной, постоянно присущий лицу признак (свойство, качество).

Конструкции, соответствующие названной модели, отличаются друг от друга характером номинации. Образование одних конструкций представляет собой первичную номинацию признака, осложненную конкретизацией объекта, на который этот признак распространяется, ср.: бойкий на работу, хороший на разговор, удалый на всё, красовитый на. лицо, смирёный на характер и др. Образование других конструкций представляет собой вторичную, косвенную номинацию, служащую для пополнения и расширения стилистических средств языка, в котором этот признак уже имеет свое название, ср.: тяжёл на ухо, острый на нос, лёгонький на. ногу, хороший, на все руки и др.

В первом случае общее значение конструкции толкуется прилагательным того же корня, что и существительное-распространитель (ср.: бойкий на работу — работящий, хороший на разговор — разговорчивый), или вовсе не нуждается в толковании (ср.: красовитый на лицо, смирёный на характер, удалый на всё — наличие существительного или местоимения здесь можно расценивать как избыточное). Эти и подобные словосочетания являются цельными, синтаксически несвободными, выполняющими единую синтаксическую функцию, однако и главное, и зависимое слово являются семантически значимыми (хоть и в разной степени).

Во втором случае общее значение конструкции толкуется либо собственно прилагательным того же семантического поля, что и существительное-распространитель, либо описательным оборотом с прилагательным, либо оборотом с глаголом (ср.: острый на нос — чувствительный к запахам; лёгонький на ногу — способен, может много и быстро ходить, не уставая; тяжёл на. ухо — глуховат, плохо слышит; тупой на слова — косноязычный, плохо говорит). Здесь мы имеем дело также с цельными, но уже фразеологически несвободными словосочетаниями, т.е. фразеологическими единицами, которые обладают семантической неразложимостью и значение которых истолковывается исходя из понимания их как самостоятельных единиц языка.

Оценочность свойственна конструкциям обоих типов, однако в первом случае она выражается прежде всего прилагательным, а зависимое слово при этом уточняет выражаемое понятие, сужая его объем. Во втором же случае оценочность выражается фразеологической единицей в целом. Зависимый компонент здесь может быть даже более «оценочно значимым», чем компонент-прилагательное, если он по структуре представляет собой словосочетание, ср.: Бойкий — добрый и хороший на все руки (Трусово), где конструкция хороший на все руки имеет значение «способный на любую работу, умеющий все делать». О большей значимости в выражении оценочное™ именно зависимого компонента рассматриваемой конструкции свидетельствует его автономное употребление фактически с тем же значением, что и в приведенном выше примере, ср.: Башковитый муж мой был, человек, на. все руки, всё умел делать (Лойма).

Представленные синтаксически и фразеологически несвободные «антропоморфичные» словосочетания характеризуют «на равных» как отрицательные, так и положительные человеческие качества и входят в синонимические отношения с рядом других конструкций, также передающих различные качественные характеристики лица, ср.: К А КО И ( К А КО В ) В ЧЕМ (Дикость — малоумный человек, в уме несовершеннолетний — Лойма; Восемьдесят девять годов старушке, да в толку, в уме хороша — Усть-Цильма); К А КО Й ( К А КО В ) ЧЕМ (Сын у меня слабый умом, да теперь капризить стал, да кулак мне показыват — Усть-Цильма; А ежели ты брезглива, то тику назовут худа сердцем — Трусово); КАКОЙ (КАКОВ) С ЧЕГО (Не очката, не некрасивенька, с личика-то ничё, хороша — Межог).

И.А. Кобелева







Интересное:


Топоним в составе структуры образа
Сопоставительный анализ словообразовательной структуры урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Аспекты лингвистического описания речевого конфликта
Условия выбора варианта сценария
Концепт как объект исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии
Вернуться к списку публикаций