2013-06-12 20:15:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Стереотипность шлягера как текста массовой культуры



Стереотипность шлягера как текста массовой культуры


Содержание

  1. Стереотип и шлягер
    1. Понятие стереотипа
      1. Стереотип в социально-философских науках
      2. Стереотип как лингвоментальный феномен
    2. Стереотипность как характерный признак текстов массовой культуры
      1. Шлягер как явление массовой культуры и синтетический текст
      2. Общая характеристика вербального текста шлягера
      3. Стереотипность текста шлягера
  2. Стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-ситуации. Параметры стереотипа-ситуации
    2. Основные стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    3. Структура стереотипа-ситуации РАЗЛУКА и ее словесная реализация
      1. Параметр обозначения стереотипа-ситуации
      2. Параметр действий и деятельности героев
      3. Параметр чувств и состояний героев
      4. Параметр фона
      5. Параметр атрибутов
      6. Устойчивые представления о разлуке и их отражение в ассоциативных связях лингвокультурного сообщества
  3. Стереотипы-образы в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-образа
      1. Стереотипное в художественном тексте
      2. Стереотип-образ шлягера и его виды
    2. Стереотипы-образы лирических персонажей в шлягере
      1. Общие параметры стереотипов-образов героя и героини
      2. Стереотип-образ героя
      3. Стереотип-образ героини
    3. Стереотип-образ предмета в шлягере
      1. Ключевые слова как основа стереотипов-образов предметов
      2. Характеристики стереотипов-образов
      3. Взаимодействие стереотипов-образов
      4. Стереотипная модель
      5. Стереотипы-образы шлягера в контексте поэтической традиции
  4. Реализация концепта «Любовь» в текстах шлягера
    1. Концепт и стереотип
    2. Концепт ЛЮБОВЬ в русской языковой картине мира и текстах массовой культуры
    3. Вербализация содержания концепта ЛЮБОВЬ в шлягере
      1. Любовь как чувство-отношение к единственному человеку противоположного пола
      2. Любовь как сложное противоречивое чувство
      3. Любовь как неподвластное человеку стихийное чувство
      4. Любовь как прекрасное романтизированное чувство
      5. Любовь как непреходящее чувство
      6. Любовь как потребность в полном единении с любимым
      7. Любовь как стремление к интимной близости с любимым человеком
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Стереотипы-ситуации в текстах шлягера

Понятие стереотипа-ситуации. Параметры стереотипа-ситуации

Термин ситуация по-разному трактуется в современной лингвистике. В теории речевой коммуникации и прагматике термин коммуникативная ситуация определяется как конкретная ситуация общения и функционирования текста, «совокупность реальных условий протекания коммуникации» (Г.В. Колшанский, 1980, с. 73). С другой стороны, понятие ситуация указывает на «отраженный в высказывании отрезок действительности» (В.Г. Гак, 1973, с. 359). К.А. Долинин в работе «Интерпретация текста» (М., 1985) выделяет следующие виды ситуации, относящиеся к разным уровням коммуникативного акта: 1) референтная ситуация - экстралингвистическая ситуация, отраженная в высказывании; 2) речевая / коммуникативная ситуация - вся ситуация говорения, определяемая как функция от совокупности переменных параметров (адресант, адресат, наблюдатель, референтная ситуация, канал связи, общий контекст взаимодействия адресанта и адресата, время, место и окружающая обстановка); 3) деятельностная ситуация - «то, что происходит с партнерами по общению, то, что их волнует и толкает на определенные поступки и слова, призывает изменить ситуацию в желаемом направлении или, наоборот, сохранить существующее положение вещей». Коммуникативная ситуация является частью деятельностной; кроме того, деятельностная ситуация определяет и выбор референтной ситуации (К.А. Долинин, 1985. С. 8-13).

В отношении вербального текста шлягера коммуникативная ситуация предстает как ситуация его исполнения, а референтная ситуация, подобно ситуации художественного текста, - как «отдельное, относительно завершенное положение, «сцена» в картине сюжета» (В.А. Грехнев, 1998, с. 159). Для описания стереотипности текстов шлягера важна в первую очередь именно референтная ситуация, а также референтное пространство - «совокупность референтных ситуаций и объектов, отраженных в более или менее развернутом тексте, состоящем из ряда высказываний» (К.А. Долинин, 1985, с. 8). Наиболее типичные, повторяющиеся референтные ситуации шлягера образно моделируются в стереотипах-ситуациях.

Стереотип-ситуация - это вид лингвоменталъного стереотипа, основанный на устойчивом упрощенном типизированном представлении о какой-либо ситуации в воссоздаваемой или творимой художественной действительности. Ментальное представление, лежащее в основе

стереотипа-ситуации, формируется устойчивой совокупностью наиболее типичных, предсказуемых ассоциаций и пропозициональных связей, которая фиксирует образ данной ситуации в шлягере. Основными элементами представления, лежащего в основе стереотипа-ситуации, являются действия и предметы, на которые данные действия могут быть направлены (см.: В.В. Красных, 2002, с. 196). Представления об отдельных компонентах стереотипа-ситуации являются параметрами стереотипа-ситуации, предопределяющими вербализацию ментального стереотипа.

Поскольку стереотип-ситуация является референтной ситуацией шлягерного текста, то ее анализ должен включать вычленение и описание «элементов ситуации, ее основных участников, тех отношений, которые их связывают» (К.А. Долинин, 1985, с. 18), а также фона этих отношений и необходимых атрибутов. Стереотип-ситуация развертывается по следующим параметрам: 1) параметр обозначения стереотипа-ситуации, 2) параметр действий и деятельности героев, 3) параметр чувств и состояний героев, 4) параметр фона стереотипа-ситуации, 5) параметр атрибутов стереотипа-ситуации. Параметры (представления о разных аспектах ситуации) складываются, в свою очередь, из отдельных частных представлений-элементов, и в результате стереотип предстает как «типичное решение типичной ситуации» (К.В. Чистов, 1986, с. 109).

Для вербализации стереотипа-ситуации в тексте используются, как правило, стереотипные речевые средства, поскольку ментальный и вербальный стереотипы неразрывно связаны. При этом вербализация параметров стереотипа-ситуации вариативна, следовательно, в тексте параметры стереотипа-ситуации предстают как совокупности их возможных вербальных реализаций.

Стереотипы-ситуации реализуются в тексте шлягера при активном участии стереотипов-образов, которые в соединении со стереотипом- ситуацией образуют стереотипные модели.

Важнейшей характеристикой для определения какой-либо вербальной единицы как стереотипной является ее повторяемость, регулярная воспроизводимость для выражения типичных повторяющихся смыслов. Мы считаем компонент, входящий в состав какого-либо параметра стереотипа- ситуации, стереотипным, если он встретился в одном значении как минимум в пятнадцати разных текстах. Вариативные вербальные реализации стереотипа, как правило, возводятся к инварианту, который либо выражается наиболее типичной вербальной единицей (словом или словосочетанием), либо описывается как модель вербализаций устойчивого представления.

Основные стереотипы-ситуации в текстах шлягера

Описание типичных ситуаций песенного текста уже было предпринято Св. Семененко на материале лирических песен советского времени в работе «О построении современной лирической песни» (1967, с. 21-82). Исследователь понимает ситуацию как «обобщенное указание на взаимоотношения героев» и выделяет шесть типичных ситуаций: До встречи, Первая встреча, Вместе, Расставание, Разлука, Новая встреча (Св. Семененко, 1967, с. 29, 32). В шлягере ситуации реализуются как функции, понимаемые как конкретные действия и состояния героев, служащие проявлениями ситуации и повторяющиеся в ряде текстов: пребывание в одиночестве до встречи, ожидание, свидание, пребывание вместе, соединение, уход, пребывание в разлуке, возвращение, дача вести и др. (Там же, с. 28). Функция и ситуация в таком понимании удовлетворяют признакам типичности, обобщенности и повторяемости, что и позволяет считать их стереотипными единицами.

В текстах любовного шлягера также выделяются шесть основных типов ситуаций, которые демонстрируют специфику шлягерного сюжета, основанного на типичных коллизиях, перипетиях отношений героя и героини - двух влюбленных. В тексте эти ситуации выступают в своих вариативных разновидностях - функциях (см. Таблица 2). Стереотип- ситуация выступает как обобщение функций - вариантов стереотипа-ситуации.


Таблица 2

СИТУАЦИЯ ФУНКЦИИ
ДО ВСТРЕЧИ Одиночество до встречи; Ожидание; Поиск
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА (ЗНАКОМСТВО) Первая встреча; Первая любовь
СВИДАНИЕ (ВМЕСТЕ В ЛЮБВИ) Свидание; Пребывание вместе в любви; Соединение, женитьба
ВМЕСТЕ БЕЗ ЛЮБВИ Пребывание вместе без любви; Безответная любовь
РАЗЛУКА Вынужденная разлука любящих; Расставание, разрыв отношений; Измена; Прощание (последняя; встреча); Одиночество в разлуке
НОВАЯ ВСТРЕЧА Новая встреча после разлуки; Встреча с новым возлюбленным

По совокупностям параметров и по способам их вербализации стереотип-ситуация ВМЕСТЕ БЕЗ ЛЮБВИ примыкает к ситуации РАЗЛУКА, а ситуации ДО ВСТРЕЧИ, ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА, СВИДАНИЕ и НОВАЯ ВСТРЕЧА противопоставляются им по семантике, экспрессии и эмоциональной окраске как позитивные ситуации - негативным. Стереотипы-ситуации второй группы сближаются по структуре (особенно это касается параметров состояний и фона, отчасти параметров действий). Кроме того, большая часть параметров действий и состояний; героев стереотипов-ситуаций ДО ВСТРЕЧИ, ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА, СВИДАНИЕ и НОВАЯ: ВСТРЕЧА находится в прямой зависимости от стереотипа-образа концепта ЛЮБОВЬ, который является ценностно-семантическим центром текста шлягера.

В стереотипе-ситуации ДО ВСТРЕЧИ наиболее характерными являются параметры действий и деятельности героев: ждать (Ты ждешь уже который год, / И в этом нет твоей вины, / И в ожидании своем / Лежишь жемчужиной на дне (Алсу), Где-то на краю света / Я стою, я жду тебя («Демо»)); видеть сны о любимом (Ты ко мне приходишь, незнакомка, / Но пока что лишь во сне (И. Николаев), Это сон для него, для него одного, / Только он / Еще не знает ничего (Алсу)), мечтать (Могу мечтать я только об одном - / Чтоб в этом мире быть с тобой вдвоем (Д. Гурцкая)), открыть дверь, оставить ключи (Я открою дверь, в комнате тепло, / До утра не буду спать - / Может, ты придешь, может, позовешь, / Может, прилетишь опять (Т. Буланова), Ну почему до сих пор не приходишь ты? / Я тебе ключи оставлю от своих дверей (Алсу)), искать (Сколько я искала тебя сквозь года / В толпе прохожих (А. Пугачева); Выйду, дому поклонюсь, / Молча Богу помолюсь / И пойду искать края, / Где живет любовь моя (В. Меладзе)). С одной стороны, шлягер действительно транслирует философию «пассивного ожидания как пути к счастью» (Т.В. Чередниченко, 1985, с. 146), с другой - не отрицает и активности субъекта в поисках любви: Я тебя найду одна, / Я тебе спою о снах, / Я тебя так жду, а ты, / Где же ты, где? («Блестящие»). Явной тенденции к преобладанию какого-либо временного или пространственного фона не отмечается - исключением является образ корабля (парохода и под.), который должен доставить героя или героиню к счастью: В мир, где печали кончаются, / Белый плывет теплоход, / В мир, где надежды сбываются, / Нас на борту он несет (Т. Буланова); Я б тебя позвал на этот пароход. / Нам бы все забыть и вместе по волнам / Медленно поплыть навстречу новым чудесам (В. Кузьмин).

Для стереотипа-ситуации ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА показателен параметр обозначения стереотипа-ситуации, который ярко демонстрирует расхожие представления о зарождении любви. Так, это почти всегда любовь с первого взгляда: Встретил меня ты полгода назад, / Мы с первого взгляда друг в друга влюбились («Стрелки»), Надо же было мне так влюбиться / С первого взгляда в тебя («И.К.С.-Миссия»). В соответствии с этим представлением акцентируются глаза или взгляд героев: Летний день, как тень, летел. / На один короткий миг / Ты в привычной суете / Глаза мои врасплох застиг (Жасмин), Я только посмотрела в зеленые, как море, глаза, / Я даже не успела тебе о самом главном сказать (Алсу). Не менее важно представление о встрече как о велении судьбы или как о предрешенном событии (И попутчице-девчонке буду рад <...> судьба взмахнула нам рукой («Чай вдвоем»); Но вот-вот из луча золотого заката / Выйдешь ты неожиданно, словно судьба (И. Николаев); Все равно - пусть это странно и смешно, - / На небесах давным-давно / Все решено (Алсу)), действии случая (Встреча случайная, взглядов сплетение - / Так начинается песня осенняя (Алсу); Я не знаю, как тебя зовут, / Нас с тобою случай свел на пять минут (И. Николаев); Встретила я тебя случайно / Как-то среди зимы (Клементия); Негаданно-нежданно, / С утра, напротив входа в метро, / Мы встретились случайно / Одни на перекрестке миров (Алсу)), как об узнавании (Среди тысяч лиц / Ты меня узнал, / Голос различил в толпе (А. Пугачева); Встретились мы посредине зимы, / Но друг друга с тобой не могли не узнать (А. Губин); Ангел небесный, скажи про него / Только слово всего: / Как из тысячи лиц я узнаю / Его одного, одного? («Лицей»)). В качестве параметра фона используются словесные образы весна (Я его повстречала раннею весной (Т. Буланова), Но пришла весна и свела с ума - / Первую любовь встретила она (Д. Гурцкая); В первый день весны, на краешке земли / Нечаянно мы встретились с тобой (В. Меладзе)), лето (В эти теплые летние дни / Повстречались с тобой на пути («А-Студио»); Тополиный пух, гроза, / Белые хлопья снега, / И любовь к тебе пришла / Этим снежным летом («Иванушки International»)), осень (Осень и любовь ходят рядом, / Вечно рядом, с нами рядом (Алсу); Всю ночь нам шептал золотой листопад, / И в танце любви мы с тобой закружились («Стрелки»)). Рождение любви сопровождается появлением звезд (Как все началось, под какой звездой? (И. Аллегрова); Я не помню, как, / Я забыл, когда / Появилась в небе твоя звезда («Технология»); Ослеплю тебя я звездой вечерней, / Обману, сведу незабудками с ума (Н. Ветлицкая)).

Те же параметры фона актуальны для стереотипа-ситуации СВИДАНИЕ: весна (Это было раннею весной, / Это было все будто не со мной. / Ты такие говорил слова, / Что от них кружилась голова (Ариана); Улетели белые метели - / Отчего же мне ночью не до сна? / Мы с тобой знакомы две недели... / Что же ты со мной делаешь, весна? (Алсу)), лето (Пришли мне обратный билет / В счастливое долгое лето, / В котором за мною вослед / Бежал ты порою рассветной (Т. Буланова), Как было нам легко быть вместе летом (Жасмин)), осень (Осенний поцелуй, сок рубиновый вишни, / Как жаль, что ничего у нас летом не вышло, / Но впереди вся осень, ты мне нужен очень, / И я тебе нужна (А. Пугачева), Золотая осень, золотые листья, / Мы с тобою рядом, мы с тобой так близко («Дайкири»)).

Другая реализация параметра фона, характерная для стереотипа-ситуации СВИДАНИЕ, - образ моря (волн, берега, пляжам под.): Все само собою, / И вдвоем у моря / Мы останемся одни (Ф. Киркоров); Черные волны, море ночное, падает звезда. / Или сейчас мы будем с тобою, или никогда (Н. Королева), Мы с тобою снова вместе - / Я хочу к твоей щеке прижаться. / Волны моря льются песней / И дурманит аромат акаций (А. Пугачева), Ласкались волны нежно о далекий пляж, / И приходили чудаки встречать рассвет, / И ты сказала просто, что ты все отдашь / За верную любовь мою на много лет (В. Кузьмин). Подобный фон отражает «курортную романтику»: шлягер, использующий в качестве фона для стереотипа-ситуации СВИДАНИЕ южный романтический пейзаж, апеллирует к расхожим представлениям о летнем отдыхе и курортном романе (ср. актуализацию этого комплекса представлений в шлягере: Самая обычная история - / Маленький роман на летнем море, / Но те дни на теплом берегу / И прощальный привокзальный гул / До сих пор забыть я не могу (В. Меладзе)).

Излюбленный фон для стереотипа-ситуации СВИДАНИЕ - вечер: Ты, может быть, один захотел этот вечер / Со мною испить до дна (А. Пугачева), Вечер за окном плывет, / Я закрыла дверь и ты со мной (А. Варум), Будет вечер теплым, как тогда, / Будет та же на небе звезда, / Мы с тобою встретимся опять (И. Николаев). С параметром фона, обозначенным существительным вечер, тесно связаны два наиболее показательных атрибута стереотипа-ситуации СВИДАНИЕ - свеча и бокал. Свеча вообще выступает как эмблема любви, вызывающая ассоциации со светом, огнем. Упоминание о свечах призвано передать романтическую атмосферу свидания героев: Я зажгу в гостиной свечи, / У меня в глазах луна, / Раздели со мною вечер, / Пригуби со мной вина (А. Укупник), Шум дождя, капель гулкий звон, / Я зажгу свечу, отключу телефон, / Музыка унесется вдаль, от огня свечи засверкает хрусталь (Н. Королева), В этот тихий вечер, зажигая свеча, / Есть нам, что друг другу сказать (Б. Моисеев и А. Пугачева), Но почему же сердце так стучит? / Столик на двоих и две свечи (И. Николаев). Атрибут бокал (вино) актуализирует характерное представление о романтическом ужине: Вино качнулось на дне бокала, / И опьянела от глаз твоих (И. Аллегрова), Вновь наступит вечер, / Ты зажжешь все свечи, / И бокал нальем вина («Вирус»), Я поднимаю свой бокал, / Чтоб выпить за твое здоровье, / Но не вином хочу быть пьян - / Хочу быть пьян твоей любовью (Ф. Киркоров); ср. также: И за любовь последнюю я поднимаю тост. / Выпьем за любовь! Как блестят сейчас твои глаза (И. Николаев).

Наиболее частотной и типичной для текстов современного отечественного шлягера является стереотип-ситуация РАЗЛУКА: из 1289 текстов любовного шлягера она отмечена (в качестве главной, сюжетообразующей, или же побочной) в 783, что составляет приблизительно 60,7%. На ее преобладание косвенно указывают и метатекстовые элементы шлягера, эксплицирующие стереотипное представление о преобладании в русской песне несчастливой любви и разлуки: В нашей стороне известно всем: / Любви счастливой нет, будто бы, совсем, / И в песнях вновь и вновь / Одна несчастная любовь (Т. Буланова). Очевидно, это укорененное в русской культуре представление связано с существенным аспектом концепта ЛЮБОВЬ, одного из фундаментальных для русской и европейской культуры. Любовь понимается как чувство глубокой привязанности, сердечного влечения, возникшего между мужчиной и женщиной, и, если любовь по каким-то причинам не способна состояться и не дает человеку желаемого счастья, то разлука воспринимается как одно из самых драматичных жизненных событий, как крушение всех надежд. Анализ составляющих стереотипа-ситуации РАЗЛУКА позволяет показать закономерности формирования структуры стереотипа-ситуации и ее вербализации в шлягере.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Искусство спора
Концепт как объект исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии
Новая урбанонимия Лондона, Москвы и Парижа
Речевые жанры научного академического текста
«Эстетика землепользования» в Западной Европе
Вернуться к списку публикаций