2013-06-12 20:15:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Стереотипность шлягера как текста массовой культуры



Стереотипность шлягера как текста массовой культуры


Содержание

  1. Стереотип и шлягер
    1. Понятие стереотипа
      1. Стереотип в социально-философских науках
      2. Стереотип как лингвоментальный феномен
    2. Стереотипность как характерный признак текстов массовой культуры
      1. Шлягер как явление массовой культуры и синтетический текст
      2. Общая характеристика вербального текста шлягера
      3. Стереотипность текста шлягера
  2. Стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-ситуации. Параметры стереотипа-ситуации
    2. Основные стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    3. Структура стереотипа-ситуации РАЗЛУКА и ее словесная реализация
      1. Параметр обозначения стереотипа-ситуации
      2. Параметр действий и деятельности героев
      3. Параметр чувств и состояний героев
      4. Параметр фона
      5. Параметр атрибутов
      6. Устойчивые представления о разлуке и их отражение в ассоциативных связях лингвокультурного сообщества
  3. Стереотипы-образы в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-образа
      1. Стереотипное в художественном тексте
      2. Стереотип-образ шлягера и его виды
    2. Стереотипы-образы лирических персонажей в шлягере
      1. Общие параметры стереотипов-образов героя и героини
      2. Стереотип-образ героя
      3. Стереотип-образ героини
    3. Стереотип-образ предмета в шлягере
      1. Ключевые слова как основа стереотипов-образов предметов
      2. Характеристики стереотипов-образов
      3. Взаимодействие стереотипов-образов
      4. Стереотипная модель
      5. Стереотипы-образы шлягера в контексте поэтической традиции
  4. Реализация концепта «Любовь» в текстах шлягера
    1. Концепт и стереотип
    2. Концепт ЛЮБОВЬ в русской языковой картине мира и текстах массовой культуры
    3. Вербализация содержания концепта ЛЮБОВЬ в шлягере
      1. Любовь как чувство-отношение к единственному человеку противоположного пола
      2. Любовь как сложное противоречивое чувство
      3. Любовь как неподвластное человеку стихийное чувство
      4. Любовь как прекрасное романтизированное чувство
      5. Любовь как непреходящее чувство
      6. Любовь как потребность в полном единении с любимым
      7. Любовь как стремление к интимной близости с любимым человеком
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Стереотипность как характерный признак текстов массовой культуры

Как уже было сказано во Введении, термин шлягер, заимствованный из немецкого языка (нем. Schlager - ходкий товар, гвоздь сезона, schlagen - бить, разбивать (конкурента)), обозначает популярную эстрадную танцевально-развлекательную песню, в основе которой, как правило, лежит любовно-лирический текст.

Шлягер как явление массовой культуры и синтетический текст

Массовая культура - явление XX века, сформировавшееся одновременно с обществом массового производства и потребления и базирующееся на феномене массового сознания. Предпосылками возникновения массовой культурой стали индустриализация, деградация многих форм традиционной культуры и социальности, расширение демократических институтов, урбанизация, становление всеобщей грамотности населения. Тотальное распространение массовой культуры происходило и происходит благодаря развившимся в XX веке средствам тиражирования и транслирования массовой информации - радио, кино, телевидению, видео, печати (газеты, журналы, массовая литература), сети Интернет и системам мультимедиа, рекламе и т.д.

Массовая культура - культура коммерческая: в ее основе лежит «предприимчивая деятельность профессиональных производителей и распространителей коммерциализованных ценностей (материальных и духовных), превращенных в прибыльно-рыночный товар и с этой целью многократно воспроизводимых» (Л.М. Землянова, 1995, с. 158). При потреблении массовой культуры происходит «внушение и заражение»: человек становится частью массы, сливается с ней. Другими важными характеристиками массовой культуры являются доступность, занимательность, преобладание эмоционального начала, развлекательность, гедонистичность, эскапизм, стереотипность.

Одну из главных сфер массовой культуры представляет поп-музыка (сокр. от англ. popular music - популярная, общедоступная, массовая музыка), к которой относят все явления коммерческой музыкально-­развлекательной индустрии, в том числе и шлягер. Исторически формирование шлягера как явления поп-музыки было связано с огрублением многих вокально-инструментальных жанров XIX-начала XX столетий - салонных романтических вокально-инструментальных миниатюр, городских песен и романсов, опереточных арий, водевильных и шантанных куплетов, жанров цыганского творчества. В XX веке огромное влияние на поп-музыку оказали джаз и рок-искусство (см.: Т.В. Чередниченко, 1994, с. 171-173). В отечественной массовой музыкальной культуре шлягер, космополитичный по природе, испытал влияние традиционной фольклорной лирической песни, городского бытового музицирования (в особенности городской баллады и жестокого романса), советской массовой и эстрадно-массовой песни (довоенной, военной, послевоенной), бардовской (авторской) песни, «русского шансона», русской рок-культуры. В настоящее время границы между рок- и поп-музыкой стираются: «выход рок-музыки на официальные подмостки, снятие идеологического запрета на производство и потребление рок-культуры привели к тому, что русская рок-культура сблизилась со своим вечным антиподом - поп-культурой» (Е.Е. Каштанова, 1997, с. 16).

Шлягер как явление поп-музыки существует в следующих формах:

1) «авторское произведение» - комбинация слов, мелодии и гармонии,

2) публичное «живое» выступление (концерт),

3) фонограмма (аудио- и видеозапись).

Важнейший признак шлягера - популярность (на это указывает, в частности, прямое значение слова «ходкий товар, гвоздь сезона»), которую он приобретает на короткое время под влиянием господствующей моды. В современной культурной ситуации шлягер становится товаром, продвижение которого осуществляется посредством коммерческого радио, телевидения, музыкального видео, музыкальной прессы, сети Интернет.

Шлягер - показательный пример синтетического текста. Синтетическое искусство рождается из объединения в одном произведении принципов и приемов разных видов искусства. Значительную часть синтетических произведений составляют тексты, основанные на «поэзии, слитой с музыкой и другими выразительными рядами в единый текст», причем для них «звуковая форма существования является первичной и естественной» (С.В. Свиридов, 2002, с. 11). Подобные синтетические жанры, к которым относятся песня, опера, балет, шоу и т.п., существуют на стыке литературного, музыкального и эстрадно-исполнительского видов искусства и формируются вербальными, музыкальными, пластическими (акционными) и визуальными выразительными средствами. Субтексты синтетического текста представляют собой относительно самостоятельные семиотические ряды, объединенные по принципу семиотической корреляции, при которой «несколько разнородных выразительных рядов ведут к единому плану содержания» (С.В. Свиридов, 2002, с. 24).

Шлягер как синтетический текст состоит из нескольких субтекстов - вербального (вербально-текстовая, литературная составляющая), музыкального (мелодия, вокал, аккомпанемент, аранжировка), визуального (оформление «шоу», видеоклипа, альбома, логотипа, а также медиа-дизайн), акционного (пластика человеческого тела, семиотика поведения) - и создается и исполняется творческим коллективом, куда входят, как правило, создатель (-и) слов песни, создатель (-и) мелодии, аранжировщик (-и) мелодии, вокалист (-ы), исполнитель (-и) пластической партии, исполнитель (-и) партий всех музыкальных инструментов, задействованных в данной композиции, звукорежиссер (-ы), режиссер (-ы) шоу, менеджер (-ы), имиджмейкер (-ы) (см.: Е.А. Козицкая, 2002, с. 142).

Роль личности собственно автора в шлягере минимальна (см.: Е.В. Нагибина, 2002, с. 9); «песенный текст стремится «утратить» автора» (П.Г. Андронаки, В.В. Васильева, 1998, с. 16), поскольку центральным ориентиром для слушателя является фигура исполнителя-»звезды» - «смысловой и ценностный фокус всех многочисленных форм общения с аудиторией» (А.В. Шейко, 1999, с. 22).

В отношении вербальной составляющей песенного текста исследователи придерживаются разных позиций. Одни считают, что «слово играет в лирической песне не менее важную роль, чем музыка» (Е.А. Карапетян, 2001, с. 3; см. также: Я.С. Левченко, 2001, с. 14). Другие отводят ведущую роль музыке (А. Сохор, 1959, с. 12-13; Т.В. Чередниченко, с. 43) и рассматривают словесный текст как «один из элементов сложной художественной структуры, в которую также входят музыка, вокал и т.д.» (Е.А. Егоров, 2002, с. 24), подчеркивая, что «слово в песне занимает подчиненное, второстепенное положение по отношению к мелодии», «утрачивает свою семантическую самостоятельность и полноценность, становится приложением к музыке» (Б.Ю. Норман, 1991, с. 108).

Действительно, вербальный текст песни в целом и шлягера в частности в большинстве случаев вторичен по отношению к другим компонентам. Он является дополнением к музыке и, как правило, создается на готовую мелодию или музыкальную «заготовку», поэтому детерминирован признаками эстрадной музыкальной формы. На первый план выступают ритм и музыка, вокальная партия и аранжировка, имидж и декорации, которые «перетягивают» на себя внимание аудитории, и в результате то, о чем поется, оказывается не столь важным. Тем не менее, на наш взгляд, изучение вербального текста в отрыве от синтетической структуры возможно и обоснованно, поскольку «правомерен подход к структуре низшего порядка вне контекста высшего порядка <...> Такие допущения неизбежны в науке уже потому, что любой объект приходится выделять из контекста, и это выделение искусственно» (С.В. Свиридов, 2002, с. 13 -14). Подобная редукционистская модель исследования с успехом применяется, в частности, по отношению к текстам рок-поэзии. Автономный анализ вербального текста шлягера помогает не только раскрыть специфику вербальной составляющей синтетического текста и его собственно лингвистические характеристики, но и исследовать феномен лингвоментальной стереотипности, характеризующей шлягер как текст массовой культуры.

Общая характеристика вербального текста шлягера

Вербальный текст шлягера представляет собой, как правило, стихотворный текст, созданный по литературному образцу и интегрированный в синтетическое единство (см.: П.Г. Андронаки, В.В. Васильева, 1998, с. 6). В системе массовой литературы, где подавляющее большинство текстов являются эпическими прозаическими произведениями (в жанрах детектива, триллера, дамского романа, фэнтези и др.), шлягер - популярная эстрадная песня - замещает сферу лирики. Т.В. Чередниченко отмечает, что большинство наших соотечественников представляют себе поэзию именно по песенным текстам: «Музыкальная и поэтическая культура к большинству людей обращена одним-единственным языком - эстрадно-песенным». (Т.В. Чередниченко, 1993, с. 96). Отвечая всем характеристикам произведений паралитературы (главные из которых - коммерческая направленность, стереотипность содержательных и формальных единиц, нивелирование индивидуально­-авторского начала, примитивность и «одномерность» изображения, которое отражает состояние массового сознания), шлягер соответствует и характеристикам лирики как рода литературы.

Согласно определению «Литературной энциклопедии терминов и понятий (далее ЛЭТП), лирика - это «литературный род, выражающий мысли, чувства и переживания субъекта, провоцирующий у читателя (слушателя) иллюзию сопереживания и тяготеющий к стихотворной форме» (ЛЭТП, 2001, с. 450). Слово лирика восходит к греческим λυρικ?ς. («музыкальный, напевный») и λυρ? («лира» - древнегреческий струнный музыкальный инструмент, символ поэтического творчества, вдохновения). Этимология слова указывает на изначальный синкретизм слова и музыки, на первичность жанра песни, из которого и стала развиваться лирика как род литературы.

Одной из главных характеристик текста шлягера (и песенного текста вообще) как лирического произведения массовой литературы является субъективное начало, объективированное в образе лирического героя. В большинстве случаев лирическое повествование в шлягере ведется от первого лица, а местоимение Я - одна из самых частотных единиц шлягера. Темы шлягера направлены на изображение душевной жизни человека. Вербальный текст шлягера представляет собой стихотворный (рифмованный и метризованный) текст малого размера, именно стихотворная структура определяет особую роль слова в шлягере. Однако специфика песенного жанра не позволяет рассматривать вербальный текст шлягера как обычное стихотворение: «Песню невозможно оценивать с позиций обычного, т.е. «не песенного» типа поэзии. То, что там несомненно плохо, в песне нередко естественно» (Ю. Минералов, 1995, с. 137). Особые характеристики песенного жанра - своеобразная эскизная сюжетность, гипертрофированность лирической эмоции, стереотипность ситуаций и образов, формульность поэтического языка, стандартизированность и упрощенность лексикона, восходящего к романтической поэзии, особенности ритмики (ритмические сбои) и поэтического синтаксиса (повторы - припевы, рефрены, анафоры, эпифоры; параллелизмы) - сформировались на протяжении исторического развития песни и нашли отражение в современном шлягере.

С социолингвистической точки зрения вербальный текст шлягера как явления массового искусства ориентируется на среднелитературную, а также литературно-разговорную разновидность речевой культуры. Однако нельзя отрицать, что тексты шлягера подвергаются «значительному и иногда весьма изощренному влиянию книжной речи» (В.И. Коньков, О.А. Старовойтова, 1994, с. 102). Воздействие литературно-книжной стихии обусловлено историей шлягера, вербальный текст которого сформировался как результат «стандартизации и упрощения лексикона романтической поэтической лирики» (Т.В. Чередниченко, 1998, с. 639). В то же время в текстах шлягера сказывается влияние фамильярно-разговорного и просторечного вариантов речевой культуры. Песенное слово все чаще «сливается с обиходной речью», и «даже очень хороший песенный текст может казаться фрагментом повседневной словесности (разумеется, не улично-непечатной, а культурно санкционированной)» (Т.В. Чередниченко, 1993, с. 43). Употребление стилистически сниженных, разговорно-просторечных и жаргонных средств является следствием «семантико-экспрессивной сниженности лирической песни постсоветского времени» (Е.А. Карапетян, 2001, с. 11).

В соответствии с собственно стилистическими характеристиками вербального текста, а также его лингвоэстетических качеств, мы выделяем следующие типы шлягера.

1. Поэтический шлягер характеризуется сравнительной усложненностью стиля, вниманием к образно-переносному значению слова, использованием различных приемов художественной выразительности; в нем встречаются поэтические находки и яркие поэтические образы; он ориентируется, как правило, на взрослую часть аудитории. Поэтический шлягер представляет собой классический пример этого жанра, в нем более всего ощущается влияние песенной и поэтической традиции, преемственность песенной культуры. Авторы подобных текстов - И. Резник, Л. Дербенев, Д. Тухманов, В. Матецкий, И. Шаферан, М. Танич, Л. Рубальская и мн. др. - заслуженно носят звания поэтов-песенников, а многие исполнители поэтических шлягеров - А. Пугачева, С. Ротару, В. Леонтьев, Ю. Антонов, И. Аллегрова, В. Кузьмин, Л. Долина и др. - именуются в шоу-бизнесе «звездами», «мэтрами» и работают на эстраде много лет. К шлягерам такого рода применим термин «песенная поэзия». Поэтический шлягер в полной мере реализует иллюзорно-компенсаторную функцию массовой культуры: он стремится создать воображаемый мир, который «мог бы заменить реципиенту мир реальный, несущий несчастья, неудачи, разочарования» (Е.Е. Каштанова, 1997, с. 15), погрузить слушателя в иллюзорную атмосферу «красивых» чувств и переживаний и тем самым восполнить эмоциональную скудость повседневной жизни.

2. Среднепоэтический шлягер основывается; на литературно-­разговорном типе речи, однако испытывает сильное влияние поэтической и песенной традиции. Подобные тексты всегда нормативны, практически не используют жаргонную или просторечную лексику, правильны с точки зрения ритмики и композиции. В их текстовом пространстве всегда очень высока «плотность» стереотипных единиц. Яркими примерами среднепоэтического шлягера являются большинство сочинений композиторов и поэтов И. Николаева и В. Добрынина; среднепоэтические шлягеры широко представлены в репертуаре Алсу, А. Апиной, Т. Булановой, Валерии, А. Губина, Жасмин, Ф. Киркорова, Н. Королевой и мн. др. Эти тексты также очень популярны у массовой аудитории, поскольку легки для восприятия, понятны, стереотипны и отвечают потребностям слушателя.

3. Молодежно-разговорный шлягер адресован молодежной аудитории, предназначен в основном для сопровождения дискотек, поэтому основывается фактически на разговорной речи, использует обиходно­-бытовые формулы повседневного общения (см. шлягеры групп «Премьер-министр», «Руки вверх», «140 ударов в минуту», «Вирус», «Дискотека Авария», «Турбомода» и под.). Стилистическая сниженность этих текстов проявляется в активном использовании фамильярно-разговорных, а также просторечных и жаргонных единиц, демонстрирующих влияние просторечия и социальных жаргонов, часто встречаются речевые ошибки (неправильное понимание значения слова, пропуск компонентов устойчивых сочетаний, неоправданные повторы). Лексико-стилистическая структура строится на прямых значениях лексических единиц, развернутые поэтические образы, смысловые преобразования, игра с композицией и строфикой практически не встречаются. В целом тексты молодежно-разговорного шлягера примитивны, их словарь ограничен наиболее частотными лексемами, необходимыми для повседневного общения. Популярность такого рода шлягеров демонстрирует, с нашей точки зрения, не только снижение образовательного уровня определенной части социума, бедность лексикона, упадок речевой способности, но и деградацию мышления.

В отличие от названных выше трех типов шлягера, которые объединяет понятность текста, суггестивный шлягер создается с принципиальной установкой на непонятность, суггестию, а во многих случаях - откровенную бессвязность и бессмысленность. В его основе почти всегда лежит вербализованная эмоция, и потому он фактически бессюжетен (см. тексты «Гостей из будущего», «Монокини», «Hi-Fi»). Представляется, что суггестивный шлягер ориентирован не столько на литературную, сколько на религиозно-шаманскую практику; малопонятность таких текстов связывается исследователями «с происхождением современной популярной музыки от скрещения европейской и африканской фольклорных традиций в американском культурном «котле» (Я.С. Левченко, 2001, с. 14). Тем не менее суггестивный шлягер использует стереотипные единицы - ситуации и образы - и потому его тексты привлекаются к анализу.

Необходимо упомянуть о еще одном специфическом виде текстов, не являющемся предметом нашего исследования, однако приобретшем исключительную популярность в массовой музыкальной культуре последних лет, - так называемом девиантном шлягере. Эти композиции (их исполнители могут причислять свои «творения» как к «попсе», так и к панк-, рок-, рейв-направлениям и под.) представляют собой по-настоящему социально опасное явление. Девиантный шлягер формируется в последнее десятилетие под воздействием западного drug-маркетинга, пропагандирующего, с целью обогащения от продажи наркотиков, порочную идеологию потребления наркотиков, секс и секс-девиации, шокирующую молодежную моду, разрушение табу и общепринятых норм поведения (публичный половой акт, нецензурную брань); мистику и дьявольщину. Примерами являются композиции групп «Гражданская оборона», «Король и Шут», дуэта Тату, певцов Шуры, Линды. Подобные тексты часто отмечены нарочитой непонятностью для непосвященных в подробности наркоманского быта. Постоянная радио- и телетрансляция таких текстов, использование на дискотеках и рок-концертах обусловливает их гипнотическое воздействие на слушателя: Хитро-невнятные тексты с явственной нецензурщиной и набором образов, вызывающих смертную тоску, зомбирующие рефрены и кошмарный видеоряд второго плана имеют научное название фасцинации и вполне определенную цель - вынуть из человека душу, лишить смысла жизнь, толкнуть к разрушению и гибели» (Н.Е. Маркова, 2001, с. 18). Девиантные тексты дискредитируют основополагающие человеческие ценности, рекламируют наркотики, пропагандируют душевные отклонения, катализируют депрессию и, таким образом, порождают культурную дезориентацию определенной части социума и угрожают безопасности личности.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Аспекты лингвистического описания речевого конфликта
Методологический и методический аспекты описания речевого конфликта
Квалитативно-квантитативный компаративный анализ опубликованных региональных словарей русских народных говоров
Топоним как компонент образной парадигмы
Имена собственные как объект лингвистического исследования
Вернуться к списку публикаций