2013-06-12 20:15:22
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Стереотипность шлягера как текста массовой культуры



Стереотипность шлягера как текста массовой культуры


Содержание

  1. Стереотип и шлягер
    1. Понятие стереотипа
      1. Стереотип в социально-философских науках
      2. Стереотип как лингвоментальный феномен
    2. Стереотипность как характерный признак текстов массовой культуры
      1. Шлягер как явление массовой культуры и синтетический текст
      2. Общая характеристика вербального текста шлягера
      3. Стереотипность текста шлягера
  2. Стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-ситуации. Параметры стереотипа-ситуации
    2. Основные стереотипы-ситуации в текстах шлягера
    3. Структура стереотипа-ситуации РАЗЛУКА и ее словесная реализация
      1. Параметр обозначения стереотипа-ситуации
      2. Параметр действий и деятельности героев
      3. Параметр чувств и состояний героев
      4. Параметр фона
      5. Параметр атрибутов
      6. Устойчивые представления о разлуке и их отражение в ассоциативных связях лингвокультурного сообщества
  3. Стереотипы-образы в текстах шлягера
    1. Понятие стереотипа-образа
      1. Стереотипное в художественном тексте
      2. Стереотип-образ шлягера и его виды
    2. Стереотипы-образы лирических персонажей в шлягере
      1. Общие параметры стереотипов-образов героя и героини
      2. Стереотип-образ героя
      3. Стереотип-образ героини
    3. Стереотип-образ предмета в шлягере
      1. Ключевые слова как основа стереотипов-образов предметов
      2. Характеристики стереотипов-образов
      3. Взаимодействие стереотипов-образов
      4. Стереотипная модель
      5. Стереотипы-образы шлягера в контексте поэтической традиции
  4. Реализация концепта «Любовь» в текстах шлягера
    1. Концепт и стереотип
    2. Концепт ЛЮБОВЬ в русской языковой картине мира и текстах массовой культуры
    3. Вербализация содержания концепта ЛЮБОВЬ в шлягере
      1. Любовь как чувство-отношение к единственному человеку противоположного пола
      2. Любовь как сложное противоречивое чувство
      3. Любовь как неподвластное человеку стихийное чувство
      4. Любовь как прекрасное романтизированное чувство
      5. Любовь как непреходящее чувство
      6. Любовь как потребность в полном единении с любимым
      7. Любовь как стремление к интимной близости с любимым человеком
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Стереотип и шлягер

Понятие стереотипа

Стереотипы находятся в центре современных социально-философских, психологических, культурологических, лингвистических исследований, однако единая комплексная теория стереотипа пока отсутствует. Исследователи, работающие в различных областях гуманитарного знания, предлагают многочисленные определения стереотипа, что провоцирует достаточно вольное обращение с этим термином.

Стереотип в социально-философских науках

Изучение феномена стереотипизации сознания было начато в рамках социальной психологии. Термин стереотип введен в научный обиход в 1922 году американским психологом Уолтером Липпманом в работе «Общественное мнение» (Lippman, Walter. Public Opinion. New York, 1922). Социальный стереотип, по мнению У. Липпмана, - «упорядоченная, схематичная, детерминированная культурой «картинка мира» в голове человека, влияющая на его мировосприятие». Понятие стереотипа привлекало внимание к реальным и социально важным процессам психической жизни, поэтому уже в 1920-30-е годы начались активные исследования сущности и структуры стереотипа, механизмов и форм стереотипизации сознания, а также сбор эмпирических данных. Со временем стереотипы стали изучаться как необходимые атрибуты человеческой психики - «закрепленные в общественном сознании «сгустки» общественного опыта».

На современном этапе развития социальных наук стереотип рассматривается как ментальное образование, в структуре которого выделяются три аспекта - когнитивный, аффективный и социально­-поведенческий, поскольку «стереотип - информационный образ социально значимого предмета, зафиксированный в сознании с помощью эмоций и реализуемый в поведении».

Когнитивный аспект стереотипа основывается на формах эмпирического познания - представлениях об объектах или ситуациях реального мира. Поскольку представление, т.е. «чувственно-наглядный образ предметов или явлений объективного мира, которые воспринимались нами ранее, но которые в данный момент непосредственно не воздействуют на наши органы чувств», фиксирует наиболее характерные признаки, оно направляет формирование стереотипа. При этом, оставаясь формой чувственного познания, представление является первым шагом на пути к абстрактному мышлению - посредством языка представление переводится в понятие.

Процесс стереотипизации состоит в том, что «сложное индивидуальное явление механически подводится под простую общую формулу или образ, характеризующие (правильно или ложно) класс таких явлений». Стереотипизация мышления основана на способности человеческой психики редуцировать и закреплять информацию об однородных явлениях, фактах, предметах и т.д. В основе стереотипизации лежат психические процессы фиксации, схематизации данных опыта, категоризации (подведение объекта под обобщающее понятие, которым является стереотип), а также каузальной атрибуции (объяснение человеком причин своего и чужого поведения).

Один из важнейших категориальных признаков стереотипа - схематичность: стереотип представляет собой шаблон, формулу, схему, «работающую в виде программы, с определенным набором элементов и четко фиксированными связями и отношениями между ними». Поэтому стереотип «не объемлет всех сторон и связей явления и предмета» и характеризуется стандартизированностью и упрощенностью. Это объясняет тот факт, что в стереотипе всегда есть доля ошибочной информации. Схематичность стереотипа ведет и к его однозначности: стереотип «делит мир на две категории - на «знакомое» и «незнакомое»», при этом знакомое априори расценивается как «хорошее, а незнакомое - как «плохое»».

Вместе с тем стереотип отражает, хотя и с искажением, некоторый факт действительности, объективную реальность; представление, оказавшееся в основании стереотипа, может быть более или менее адекватным, более или менее полным, иногда даже ложным, но оно всегда укоренено в реальности. Если У. Липпман считал неточность и даже ложность одной из важнейших характеристик социального стереотипа, то, по мере того как объем знаний о стереотипе рос, категорическое утверждение о его исключительно ложном характере сменялось более осторожной оценкой. Теперь уже не вызывает сомнений, что стереотипы вовсе не сводятся к совокупности мифических представлений, поскольку в когнитивных составляющих стереотипов объективно отражаются фрагменты картины мира.

Стереотип характеризуется стабильностью, хотя она относительна, поскольку «при поступлении новой информации их (стереотипов) содержание или даже направленность могут изменяться».

Стереотип является необходимым и неотъемлемым элементом познания и сознания в современном обществе. Он осуществляет когнитивные функции экономии мыслительных усилий и упрощения и систематизации информации, что характерно для повседневного человеческого мышления: «Люди не стремятся реагировать на окружающие явления каждый раз по-новому, а подводят их под уже имеющиеся категории. В сознании каждого человека существует целый комплекс осознанных и неосознанных представлений, через призму которых он воспринимает и анализирует реальность».

Стереотипы являются неотъемлемыми элементами обыденного сознания, а стереотипизация - важный когнитивный процесс, помогающий людям понимать друг друга, обмениваться информацией, вырабатывать общие взгляды и мировоззрение. Однако в этом случае познание часто ограничивается житейским опытом, основанным на обобщении типичных для данной общности представлений, и стереотипы, призванные помочь человеку упорядочить многообразие мира, «нередко создают для него псевдореальность» (И.Л. Викентьев, 1998, с. 40).

Аффективный аспект стереотипа отражает чувства симпатии или антипатии относительно объекта стереотипизации, осуществляет взаимодействие рационального (информативного) и эмоционального элементов в сознании. Уже У. Липпман отмечал, что стереотипы - «это проекция на мир нашего собственного чувства, наших собственных ценностей, нашей собственной позиции и наших собственных прав. Поэтому стереотипы в высшей степени заряжены теми чувствами, с которыми они связаны <...> Не удивительно тогда, что любое посягательство на стереотип представляется посягательством на основы мироздания» (цит. по: П.Н. Шихирев, 2000, с. 117). Стереотип характеризуется, как правило, эмоциональной насыщенностью, «чувственной окрашенностью образа», оценочностью. Это связано с тем, что в стереотипе отражена система ценностей и оценок социума, а оценка, как правило, аффективно окрашена.

Социально-поведенческий аспект стереотипа формулирует программу действий индивида в социуме в соответствии со стереотипными моделями и предписаниями, фиксирует социальные функции стереотипа, основной из которых является функция защиты и сохранения групповых ценностей и интересов. «Стереотипы - это крепость, защищающая традиции, взгляды, убеждения, ценности индивида, ему уютно за стенами этой крепости, ибо там он чувствует себя в безопасности» (Ю.П. Платонов, М.В. Харитонов, 1995, с. 91). Стереотипы способствуют формированию и сохранению групповой идеологии, обычаев и традиций, а также объединению людей в социальные группы, т.е. участвуют в процессах социальной интеграции и дифференциации.

Стереотипы отмечены национально-культурной спецификой и являются необходимыми элементами культурной традиции, которая· понимается как совокупность элементов социального и культурного наследия (общественных установлений, норм поведения, ценностей, идей, обычаев, обрядов, ритуалов и др.), устойчивых форм общественных отношений и духовной деятельности, передающихся от поколения к поколению и сохраняющихся в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени. Традиция выступает как «механизм аккумуляции, передачи (трансмиссии) и актуализации (реализации) человеческого опыта, т.е. культуры» (К.В. Чистов, 1986, с. 108). Важнейшую роль в формировании традиции играет социальная стереотипизация опыта, накапливающийся опыт откладывается в форме стереотипов, которые и обеспечивают устойчивость и преемственность опыта и коллективной памяти (см.: Э.С. Маркарян, 1983, с. 80). Поэтому и для культуры в целом, и для отдельных ее аспектов характерны «устойчивая повторяемость форм, их организация на основе стереотипных моделей» (Г.И. Мальцев, 1989, с. 6).

Стереотип упорядочивает поведение индивида и облегчает его ориентацию в жизненном пространстве, поскольку аккумулирует «некий стандартизированный коллективный опыт», «внушает его индивиду в процессе обучения, общения с другими людьми», и «позволяет ему ориентироваться в жизни и определенным образом направляет его поведение» (И.С. Кон, 1966, с. 188).

Большинство исследований стереотипа в области социально-­философских наук посвящено социальным стереотипам – «устойчивым психическим образованиям, в которых схематизированно, упрощенно и эмоционально отражается <...> образ какой-либо социальной группы или общности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей» (Ю.П. Платонов, М.В. Харитонов, 1995, с. 92). Разновидностью социальных стереотипов являются этнические стереотипы - «обобщенные представления о физическом, нравственном и умственном; облике представителей различных этнических групп» (Там же, с. 93). В исследованиях этнических стереотипов подчеркивают, как правило, их нагруженность «ошибочным компонентом, препятствующим адекватному взаимопониманию». Термин этнический стереотип фактически стал синонимом этнического предрассудка с соответствующими коннотациями - иррациональностью, неадекватностью. В последние десятилетия активно исследуется еще один вид социальных стереотипов - гендерные стереотипы, основанные на принятых в обществе представлениях о маскулинном и феминном.

Стереотип как лингвоментальный феномен

Ментальный и вербальный аспекты стереотипа

Стереотип предстает, прежде всего, как ментальное образование - ментальный стереотип. Он формируется на когнитивном уровне как устойчивое типизированное представление о действительности или ее элементе (предмете или ситуации) с позиций обыденного сознания (см.: В.А. Маслова, 2001, с. 109-110). При формировании ментального стереотипа происходит редуцирование качеств и свойств предмета до значимого в когнитивном и дифференциальном аспектах минимума. Представление, лежащее в основе стереотипа, является минимизированно-инвариантным, поскольку структура стереотипа складывается из совокупности наиболее типичных валентных связей (параметров стереотипа), присущих данной единице и выражающих разные аспекты представления-образа, причем эти связи ярче всего проявляются в устойчивых и предсказуемых ассоциациях. Стереотипы, как отмечалось, характеризуются национально-культурной маркированностью, и поэтому их рассматривают как элементы национальной языковой картины мира, национального культурного пространства, как разновидности «культурных моделей» (см.: Н.Г. Брагина, 1999, с. 43). При этом в формировании стереотипа как устойчивой воспроизводимой единицы участвуют и культурные коннотации, которые «обусловливают узнавание (общий культурный код настоящего) и припоминание (общий культурный код прошлого)» (Н.Г. Брагина, 1999, с. 43).

Таким образом, ментальный стереотип является когнитивной структурой - «содержательной формой кодирования и хранения информации» (В.В. Красных, 2002, с. 23), представляющей собой «определенным образом упорядоченное знание человека о мире, репрезентированное в сознании в вербализованных (языковых и текстовых) формах» (Е.В. Иванова, 2002, с. 10-11). Ментальные стереотипы как единицы когнитивного уровня - это культурнообусловленные представления о предмете, явлении или ситуации, которые характеризуются относительной устойчивостью и повторяемостью, схематичностью, стандартизированностью, однозначностью, массовостью, оценочностью, национально-культурной спецификой.

Когнитивные структуры недоступны для непосредственного наблюдения, и исследование их возможно только через опосредованные проявления (в частности, путем семантического анализа лексическо-фразеологической системы), поскольку они соотнесены с языковыми единицами и категориями, хотя и не тождественны им. Поэтому стереотип, который формируется на когнитивном уровне как устойчивое типизированное представление, неизбежно вербализуется. Исследователи неоднократно отмечали, что «мыслительным стереотипам соответствуют языковые стереотипы в форме нормированных оборотов речи» (Г. Клаус, 1967, с. 163), поскольку «язык и шаблоны нашей мысли неразрывно между собой переплетены, они в некоторой степени составляют одно и то же» (Э. Сепир, 1993, с. 193).

В результате ментальные стереотипы репрезентируются как вербальные стереотипы - устойчивые повторяющиеся стандартизированные языковые единицы, соотносимые со стереотипными представлениями. Вербальный стереотип выступает как языковая единица, инвариант, реализующий в совокупности вариантов, речевых единиц, близких по содержанию и вариативных по форме стандартизированных единиц лексико-фразеологического и синтаксического уровней.

Итак, стереотип - лингвоментальный феномен, двусторонний знак, означаемое которого - когнитивная единица, ментальный стереотип, а означающее - языковая единица, вербальный, текстовый стереотип.

В последние годы значительные результаты дало изучение лингвоментальных стереотипов в аспекте когнитивной лингвистики и лингвокультурологии (см.: В.А. Рыжков, 1983, 1988, 1995; С.В. Силинский, 1991; Е. Бартминский, 1995; А.В. Головачева, 1995; И. Сандомирская, 1995; С.М. Толстая, 1995; Ю.Е. Прохоров, 1996; Н.Г. Брагина, 1999; Д.Б. Гудков, 1999; В.А. Маслова, 2001; Л.П. Крысин, 2002; А.Н. Ростова, 2002 и др.). Важными для анализа лингвоментального стереотипа представляются исследования В.В. Красных (1998, 1999а, 19996, 2002). Наконец, проблематику стереотипа и связанных с ним явлений и возможные направления их изучения показала дискуссия «Канон, эталон, стереотип в языковом сознании и дискурсе» (ИЯ РАН; 7.02.1999, 24.04.1999), в которой участвовали В.Н. Телия, Ю.А. Сорокин, В.Н. Базылев, Н.П. Вольская, Д.Б. Гудков, И.В. Захаренко, В.Г. Красильникова, В.В. Красных, М.В. Тростников.

Виды лингвоментальных стереотипов

Основными видами лингвоментальных стереотипов являются стереотипы-ситуации, в основе которых находится представление о ситуации (напр., очередь) и стереотипы-образы, основанные на представлении о предмете, лице, феномене (напр., профессиональные стереотипы-образы учительница, банкир, геолог; национальные француз, финн; социумные новый русский, бомж) (см.: В.В. Красных, 2002, с. 39). Они выполняют предиктивную функцию, определяют, что следует ожидать от какой-либо ситуации или предмета реальной действительности. Данные единицы, отражающие устойчивые представления о ситуациях и предметах окружающего мира, являются основным предметом нашего исследования.

Кроме того, неоднократно отмечалась зависимость лингвоментальной стереотипности от коммуникативного поведения, непосредственно связанная с социально-поведенческим аспектом стереотипа: в сходных ситуациях речевые действия человека однотипны, поскольку «в стандартной речевой ситуации говорящему легче всего воспользоваться готовыми «коммуникативными блоками»: стандартными же и устойчивыми сочетаниями слов» (Б.Ю. Норман, 1994, с. 92), а повторяемость ситуаций обусловливает формирование речевых стереотипов (см. также: Т.Ф. Дельская, 1987, с. 113; Ю.А. Сорокин, 1985, с. 56). Так возникают стереотипы поведения - некие «сценарии», которые выполняют прескриптивную функцию и определяют поведение говорящего в определенной коммуникативной ситуации. В этом случае стереотип выступает как некая модель коммуникативного (в том числе и вербального) взаимодействия людей, обусловливающая выбор коммуникативной тактики и стратегии. Ярко иллюстрирует феномен стереотипизации речевого поведения национальный социокультурный стереотип - «социокультурно маркированная единица ментально-лингвального комплекса представителя определенной этнокультуры, реализуемая в речевом общении в виде нормативной локальной ассоциации к стандартной для данной культуры ситуации общения» (Ю.Е. Прохоров, 1996, с. 101). Национальные социокультурные стереотипы определяют, в частности, существование формул речевого этикета (см.: Н.И. Формановская, 1989; 1998), а также фреймов.

В самом общем смысле под лингвистическим фреймом понимается «некоторый нормативный способ описания ситуации, типичный для определенного языкового коллектива» (В.В. Гончаренко, Е.А. Шингарева, 1984, с. 53). Близки к фреймам феномены, обозначаемые терминами сценарий, схема, скемата, скрипт, модель ситуации, ситуационная модель. Границы между этими понятиями не всегда четко различимы, каждое из них толкуется разными исследователями по-разному (см., например, анализ данных явлений в «Кратком словаре когнитивных терминов» (далее КСКТ)), однако все они представляют собой «пакеты информации (хранимые в памяти или создаваемые в ней по мере надобности из содержащихся в памяти компонентов), которые обеспечивают адекватную когнитивную обработку стандартных ситуаций» (В.И. Герасимов, В.В. Петров, 1988, с. 8). Подобные «ментальные схемы» реализуют когнитивно-конструктивную функцию: задают «горизонты ожидания для слушающих и модель построения для говорящих» (К.А. Долинин, 1999, с. 10). Классическими примерами, показывающими, что такое фрейм, сценарий и под., являются учебники иностранных языков, построенные по принципу освоения речевых ситуаций, или разговорники, представляющие наиболее характерные коммуникативные ситуации социального взаимодействия говорящих («В аэропорте», «На вокзале», «В гостинице», «На почте», «В магазине» и пр.). Как отмечает Е.В. Клюев, «знать эти ситуации означает знать речевые обороты, «задействованные» в соответствующих (в частности, национальных) ритуалах» (Е.В. Клюев, 1998, с. 66). В таком понимании фреймы, сценарии, скрипты типологически приравниваются к речевым жанрам - «относительно устойчивым, нормативным тематическим, композиционным и стилистическим типам высказываний» (М.М. Бахтин, 1979, с. 242), которые проявляются в различных ситуациях деятельности говорящего и объективируются в тексте как единице общения. Итак, термины фрейм, сценарий, скрипт, схема, ситуационная модель, речевой жанр формируют терминологическое поле, которое описывает стереотипные явления, «правила построения дискурсов в стереотипных коммуникативных ситуациях, известные большинству членов социума» (К.А. Долинин, 1999, с. 9), и подводят к проблеме стереотипности языка и текста.

Стереотипность языка и текста. Терминологическое поле стереотипа

Лингвисты неоднократно отмечали, что стереотипность в широком смысле характеризует все уровни языковой системы, поскольку «язык есть прежде всего сфера общепринятого» (А.М. Пешковский). Во-первых, речевая деятельность человека строится главным образом на использовании словосочетаний и предложений, реализующих структурные модели и схемы. Стереотипность, моделируемость речевого поведения обеспечивает взаимопонимание между членами языкового сообщества и, следовательно, способствует реализации коммуникативной функции языка. Во-вторых, говорящий постоянно использует готовые коммуникативные единицы разных видов: «Большинство людей говорит и пишет с помощью готовых формул, клише» (В.В. Виноградов, 1938, с. 121). Это явление имеет глубокие психолингвистические предпосылки: «Наша психика («наше я») буквально напичкано клише всех видов и рангов - начиная от привычных («любимых») личных выражений и элементарных языковых клише и кончая набором личных правил и общепринятых кодексов морали. И (в другой плоскости) - начиная от наиболее привычных слов и фразеологизмов и кончая большими привычными текстами как фольклорного, так и литературного и специального характера» (Г.Л. Пермяков, 1988, с. 208). Воспроизводимые речевые единицы составляют огромный пласт в языковом быте современного лингвокультурного сообщества. Однако, поскольку определенная доза стереотипности содержится фактически в любом речевом акте, возникают значительные трудности в ее изучении.

В современном металингвистическом дискурсе терминологическое поле для описания стереотипов представлено рядами соотносимых синонимичных и квазисинонимичных терминов: 1) стереотип, речевой стереотип, речевое клише, стереотипизированный оборот, излюбленный оборот; формула; 2) стандарт, шаблон, трафарет; штамп; 3) схема, алгоритм, модель, эталон, канон; 4) лингвистические гештальты, воспроизводимые словосочетания, идиомы; 5) паремии, цитаты, крылатые слова, крылатые выражения, афоризмы, максимы, сентенции, общие места, прописные истины, трюизмы. Устойчивым сочетаниям разного рода посвящено множество исследований, а также лексикографических описаний. По мысли В.Н. Телия, все эти единицы принадлежат к разным типам фразеологии, а именно к Фразеологии 1 (раздел лингвистики, исследующего идиоматичность сочетаний слов и их знаковые функции), Фразеологии 3 (раздел лингвистики, изучающий клишированность речи), Фразеологии 5 (раздел паремиологии), Фразеологии 6 («прикладная область лингвистики, коллекционирующая афоризмы, сентенции или слова, воспринимаемые как «цитации»») (В.Н. Телия, 1996, с. 52). Как правило, в качестве гиперонима для единиц, объединенных общими признаками стандартности, воспроизводимости, устойчивости используется термин стереотип, хотя он может применяться и для обозначения видовых единиц. Так, часто не дифференцируется словоупотребление в терминологических парах стереотип - штамп, стереотип - клише, некоторые исследователи используют для обозначения клише, штампов, формул термин речевой стереотип. Иногда клише прямо отождествляют со стереотипом и даже шаблоном - так поступает создатель общей теории клише Г.Л. Пермяков: «К клише следует отнести всякий стереотип, все воспроизводимое по стандартной, заранее установленной схеме действия: все стереотипное поведение (обряды), любые шаблонные действия (ремесленные и другие производственные навыки), любые действия, производимые автоматически» (Г.Л. Пермяков, 1988, с. 208).

Неудивительно, что исследователи высказывают неудовлетворенность термином стереотип: к примеру, Т.М. Николаева замечает, что этот термин «неудачен и расплывчат» (Т. М. Николаева, 2000, с. 112), а С.Е. Никитина вообще приходит к выводу, что «стереотип в отечественной лингвистике не является термином, а употребляется как средство литературного языка» (С.Е. Никитина, 1995, с. 81).

Приведенные факты свидетельствуют о том, что теория стереотипов в отечественной лингвистике разработана недостаточно, а сам термин стереотип зачастую употребляется нетерминологически. Вместе с тем западная лингвистика, в частности лингвистическая прагматика уже создала таксономию устойчивых повторяющихся языковых единиц. Успех обусловлен стабильной работой по регистрации данного речевого материала и его лексикографическому описанию. При таком подходе стала возможной классификация и выделение нескольких видов стереотипов: например, в англоязычной лексикографической традиции различаются термины stereotype, cliche, platitude (банальность, плоскость, пошлость), bromide (избитая стереотипная фраза, банальность) (см.: Е.В. Клюев, 1998, с. 192 - 193).

Однако даже при отсутствии русскоязычного словаря стереотипов и клише научные представления о некоторых видах стереотипов можно уже считать более или менее сформировавшимися. Общепризнанной является точка зрения Т.Г. Винокур, зафиксированная в Большом энциклопедическом словаре «Языкознание» (далее ЛЭС; с. 588-589). По ее мнению, термины исследуемого ряда, обозначающие повторяемость некоторой формы, структуры, способа выражения, различаются прежде всего оценочностью и функциональностью. Стандарт, стереотип, клише - «нейтральные понятия, имеющие информативно-необходимый характер и относящиеся к целесообразному применению готовых формул в соответствии с коммуникативными требованиями той или иной речевой среды», а штамп, шаблон, трафарет «имеют негативно-оценочное (иногда субъективное) значение и относятся главным образом к бездумному и безвкусному использованию выразительных возможностей языка (ЛЭС, с. 588).

Подробный анализ термина клише предпринят в «Экспериментальном системном толковом словаре стилистических терминов», созданном С.Е. Никитиной и Н.В. Васильевой (М., 1996). Авторы определяют клише как «стандартные, устойчивые обороты речи, частая воспроизводимость которых обусловлена либо экстралингвистическими факторами, либо литературным / речевым жанром», и причисляют к клише стандарты делового стиля (Исправленному верить), этикетные формулы (Разрешите представить вам...), традиционные формулы устно-поэтического канона (Расступись, мать-сыра земля), расхожие цитаты (Хотелось как лучше, а получилось как всегда), крылатые выражения, пословицы, поговорки, паремии (см.: С.Е. Никитина, Н.В. Васильева, 1996, с. 86). Релевантными признаками клише являются устойчивость и воспроизводимость. Полными синонимами к термину клише выступают термины речевое клише, речевой стереотип, речевая формула, квазисинонимами - номинации речевой штамп и речевой шаблон (они имеют пейоративный оттенок и обладают негативным оценочным компонентом). Клише - видовой термин при родовом стереотип.

Т.М. Николаева исследует клише и стереотипы русской речи преимущественно в коммуникативно-функциональном аспекте (1994, 1998, 1999, 2000). Употребляя термины стереотип и клише как синонимы, исследователь выделяет речевые стереотипы («отрезок высказывания (или целое высказывание), включенное в контекст, представленный «свободными компонентами высказывания (высказываниями)» (Т.М. Николаева, 1999, с. 253); напр., паремии всех видов - пословицы, поговорки, цитаты, крылатые выражения, лозунги, слоганы), коммуникативные стереотипы (индивидуальные речения, воспроизводимые говорящим в одних и тех же ситуациях) и речементальные стереотипы, при использовании которых «воспроизводится не сам текст, а некая ментально-речевая структура, тип речевой реакции» (Т.М. Николаева, 2000, 114-119).

Итак, термин стереотип (как и клише) в современной лингвистике обозначает, в самом широком смысле, повторяемость некоторой формы и смысла и соотносится с представлением об «устойчивости, неизменности и всеобщности (в противоположность свободе, изменчивости и индивидуальности)» (С.М. Толстая, 1995, с. 124).

Применительно к вербальному тексту стереотипность понимается нами как совокупность лингвоментальных стереотипов - устойчивых и регулярно воспроизводимых в определенном виде текста двусторонних единиц, сочетающих типизированное, схематичное содержание и стандартизированность словесной формы. Наиболее показательной сферой действия лингвоментальных стереотипов является массовая культура, которая представляет собой «почву для существования обыденного сознания и одновременно источник мировоззренческих и языковых стереотипов этого сознания» (Е.Е. Каштанова, 1997, с. 15). Одним из наиболее показательных явлений массовой культуры, в полной мере демонстрирующих феномен стереотипизации, являются тексты шлягера.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Языковые маркеры дисгармонии и конфликта в КА
Природа и экологическое воспитание в «Розе мира» Д.Андреева
Прилагательные «голый — кудрявый», «черный — (красный)», «темный» в портретных характеристиках повести В. Распутина «Последний срок»
Прагматические маркеры ККА
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Вернуться к списку публикаций