2013-01-31 14:33:41
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Общая характеристика дискурса СМИ



Общая характеристика дискурса СМИ


Морфологический уровень

На морфологическом уровне для аудиальных и аудиовизуальных СМИ характерно употребление

разговорных обращений: «Оль, ну прошу Вас, давайте больше, больше петь, петь...» (Д. Дибров. Антропология. НТВ. 3 апреля 2000 г.); «Соловьёв: Лен, здесь, должен сказать, очень странная тенденция» (Принцип домино. НТВ. 2002), не имеющих стилистической окраски и указывающих на доверительные отношения между ведущим передачи и его собеседником;

относительных прилагательных в роли качественных для характеристики объектов и явлений: «А теперь представьте себе, что американцы, влезая в военные операции в непосредственной близости от российских границ, будут строить свой тыл на плечах этого африканского (то есть дикого, «нецивилизованного») режима? (Шеварднадзе) Не говоря уже о сюрреалистической идее с помощью нескольких инструкторов воспитывать грузинскую армию для эффективных операций против боевиков» (М. Леонтьев. Однако. ОРТ. 27.02.2002). В аналогичной роли встречается уравнивание стандартного прилагательного и адъектива в общем контексте (по-видимому, как элемент официально-делового стиля), например, «А ведь неконституционный акт представляет никак не меньшую угрозу общественным интересам, чем порочащая чью-либо репутацию заметка» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002);

разговорных притяжательных прилагательных как средства создания иронии: «Теперь добрались и до бушева заместителя» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 15.07.2002).

Для СМИ типично неверное склонение числительных участниками и ведущими передач, относящихся к различным дискурсам, включая телефильмы, и программу «Новости» на первом канале: «В кармане - конверт с трехстами долларами США» (Менты. ОРТ. 1999); «Казани не более восьмиста лет» (Новости. ОРТ. 30.08.2002).

В области местоимений стилистически значимо использование местоимений вы и ты. СМИ - одна из тех сфер, где этот аспект особенно актуален. Многие телеведущие и/или участники передач употребляют в обращении к собеседнику местоимение «ты», тем самым демонстрируя фамильярное отношение к окружающим, часто одностороннее. Так, например, ведет себя во всех передачах А. Ширвиндт, подчеркивающий через обращение на «ты» близкое, давнее знакомство с собеседником. Д. Дибров несколько лет назад пытался начинать свои передачи в «респектабельной» манере, но скоро переходил на фамильярную (выражаясь словами А.А. Ахматовой, «как будто по ошибке»), сейчас он склонен целиком выдерживать вторую. Ведущие ток-шоу «Большая стирка», «Большой куш», «Окна» и многих других обращаются на «ты» не только к знакомым (причем не все их собеседники поддерживают тот же «стиль общения»), но и к людям из студии - эта развязность выглядит особенно шокирующей по контрасту с поведением элегантных телеведущих прошлых лет (например, В. Листьева, который в своих программах обращался уважительно даже к детям). В шоу стиля reality форма обращения часто определяется уровнем воспитанности участников (это, как правило, люди «с улицы», если не подставные персонажи). Приведем пример, пожалуй, наиболее курьезный: «Я вынуждена говорить тебе ты, потому что мы живем в одном дворе» (Окна. СТС. 2002).

Местоимения «я» и «мой» обычно служат интимизации, субъективизации дискурса, причем комментаторы предпочитают второе, например, «Достаточно важное событие, происшедшее на прошлой неделе, - совместное заседание Совбеза, президиума Госсовета и Совета по науке и высоким технологиям — осталось, на мой взгляд, незаслуженно мало замеченным комментаторами. А большинство комментариев, которые все-таки появились, были (опять же, на мой взгляд) чересчур мрачными» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 25.03.2002).

Для политической журналистики характерно употребление местоимений с идеологическими коннотациями, например, «они» (наши противники»), «их» и тому подобные: «На дворе пора отпусков. Хотите - путешествуйте по России, увеличивайте внутренний рынок. Хотите - путешествуйте в других местах, увеличивайте их (выделено интонацией) внутренний рынок: ведь, по справедливости-то, и им жить надо» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 18.07.2002); причем местоимение «наши» (не субстантив) часто имеет иронический смысл и используется в ситуациях неумного копирования чужого опыта, например, «Вот куда нашим либертарианцам надо ехать» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 17.07.2002). Широко и разнообразно, с различными коннотациями используется местоимение «наши»: «Символично, что репортаж известного тележурналиста А. Невзорова о событиях в Вильнюсе в 1991 году был назван «Наши» (номинация относилась к советскому ОМОНу, жертвами которого стали жители литовской столицы). Наблюдения показывают, что семиотическая категория «свой круг» является одной из базовых когнитивных категорий в политическом дискурсе. Продуктивность этой категории объясняется ее гибкостью, удобством и простотой в плане манипуляции сознанием: автор каждый раз заново очерчивает «свой круг», отделяя «своих», «наших» от «чужих»». Неожиданный (то есть мало представимый) смысл видим в названии документального фильма «Американская трагедия. Год спустя. Наши» (ОРТ. 11.09.2002) — здесь наши означает: «русские», пережившие налет террористов на Нью-Йорк.

Смысл употребления местоимений «мы» и «наш» часто бывает непонятным: «Однако, хорошо бы нам собраться вступить в те будущие элитные клубы не самыми последними — успеть хоть малость пожировать...» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 11.07.2002) - это явно не относится к большинству зрителей и вряд ли — к говорящему и его коллегам (то есть не имеет отношения к самим участникам коммуникации). Разумеется, говорящий претендует на «гентильную», родовую, коннотацию, подразумевая «весь российский народ», но реально такой смысл представить трудно.

Местоименное сочетание этот самый типично для так называемого «снобистского дискурса» и передает пренебрежение к предмету речи, иногда ко всей ситуации в целом: «Не прошло и трех месяцев с того грустного дня, когда коллектив канала ТВ-6 во главе с Евгением Киселевым вылетел из эфира, как он получил благословение в этот самый эфир вернуться» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 28.03.2002).

Отношение к России (СССР) выражается в СМИ употреблением оборота «эта страна», реже — «этот народ»: «Официально каждый ребенок должен был быть счастлив от одной мысли, что родился в этой стране» (то есть СССР) (Очная ставка. НТВ. 2001);

«Савицкая: Госпожа Новодворская, скажите, пожалуйста, мне коротко. Вы свою любите, нашу страну, или нет?

Новодворская: Вашу страну, которая называется Советский Союз, я не люблю.

Савицкая: В которой мы живем? В которой мы сейчас живем. Новодворская: Вы живете не в России. Вы продолжаете жить в СССР.

Савицкая: Ну, значит, вы нашу страну не любите. Все, все. Новодворская: Советский Союз я не люблю. Я живу в России, и моя страна - Россия. Между нашими странами не может быть совмещения ни во времени, ни в пространстве.

Савицкая: Россию вы любите?

Новодворская: Простите, вы за эту страну, которая называется Россия, мизинца не укололи, а я за нее довольно долго сидела в лагерях и в тюрьмах»

(Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002).

В 1990-е гг. у выражения «эта страна» возникла новая коннотация - «СНГ» (или, что то же самое, «ельцинская Россия»): «Контроль (над фармацевтическим бизнесом), конечно, есть. Но у Парамонова миллионы долларов. Вы прекрасно понимаете, что в этой стране можно сделать за эти деньги»; «Говоров — единственный, черт побери, порядочный человек в этой стране» (сериал «Самозванцы». ОРТ. 1998-2002). Кстати, упомянутому «олигарху» Парамонову рекомендуют (в частности, его друг — «честный» прокурор) говорить: «наша страна». Во всех этих примерах названные выражения употребляются в резко отрицательном смысле: условно говоря, это «страна воров», или, воспользуемся формулировкой С.А. Есенина, «страна негодяев». Причем автоматическое исправление одних местоимений на другие далеко не свидетельствует о перевоспитании говорящих в патриотическом духе: «Обратим также внимание на одну интересную и характерную обмолвку (почти «по Фрейду»), недавно услышанную по радио: «Для меня важно всё, что происходит в нашей стране, потому что я там живу». «Бизнесвумен», которая это сказала, уже усвоила, что говорить: «эта страна» — «неприлично». Осталась сущая мелочь - изменить психологию». Кстати, и вышеупомянутый «честный» прокурор, настаивающий на формулировке «наша страна», выглядит курьезно: как защитник воровского государства.

Однако заметим, что семантика выражения «эта страна» и тому подобных может быть и позитивной: «А. Тубельский: Я бы сказал, что любовь к символам — и к флагу, гербу и так далее — появляется тогда, когда есть некоторое чувство благодарности Родине, обществу, государству. Потому что когда человек чувствует себя причастным к этой стране; когда он чувствует, что, принимая решение, государство все-таки как-то его мнение учитывает; когда он точно знает, что эта страна, во всяком случае, защитит его, когда нужно» (Глас народа. Эхо Москвы. 26.01.2002); Л. Ярмольник о Ю. Катине-Ярцеве: «Он привил мне любовь к этой профессии», «Они (актеры) подарены этой стране и этому делу Катиным-Ярцевым» (Чтобы помнили. ОРТ. 20.07.2002); Ю. Стоянов: «Есть фильмы, посмотрев которые хочется в этой стране жить» (об Э. Рязанове) (Необъятный Рязанов. ОРТ. 18.11.2002).

Местоимение «свой» используется для выражения презрения — чаще в передачах низкого культурного уровня, в речи мещан, широко допускаемых до эфира: «Пусть она едет на свой Урал. Присосалась к вашей семье, как пиявка!»; «Пусть едет в свой Серпухов и там разводит свой курятник» (Окна. СТС. 2002).

Местоимения могут придавать фразе особую выразительность и выделяются интонацией: «Это уж точно: такого ожидать было трудно» (А. Привалов. Однако. 15.07.2002); «Кто-то написал что-то в книжке, которую, кроме автора и издателя, прочли до конца еще пятеро несчастных, - вот этого вынести нельзя» (А. Привалов. Однако. 15.07.2002).

Неопределенные местоимения, типа «некто», имеют значение книжное, «полунеопределенное», например: «некто» — известно кто, но это не имеет значения; по смыслу - среднее между «кто-то» и «кое-кто» и тому подобные. Такие местоимения аккумулированы в следующем тексте: «По его версии, он (милиционер) приехал проверить некий сигнал»; «Вас преследует некий маньяк» (Г. Вишневскую); «Мадонну терроризировал некий Роберт Хоскинс»; «Уитни Хьюстон, исполнительница главной роли в фильме «Телохранитель», пережила нечто подобное и в жизни» (Человек и закон. ОРТ. 26.07.2002). Поскольку маниакальность — явление таинственное, не поддающееся привычным логическим объяснениям, то и «полунеопределенные» местоимения точно передают следующий смысл: нет тайны в том, кто и что делал (делает), но глубинные мотивы остаются непостижимыми.

Из глагольных форм для СМИ типичны формы настоящего ближайшего времени: «Надвигается первостепенной важности событие» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 28.02.2002); «Начинается новая фаза антитеррористической операции» (М. Леонтьев. Однако. ОРТ. 27.02.2002);

абитуальное значение в иллюстративной функции: «В любой русской деревне можно обнаружить нежилой дом с проваливающейся крышей, да порой и не один. Находятся дома в таком плачевном состоянии, потому что нет у нас культуры полюбовного — или даже хоть какого-то — имущественного размежевания. Прежний хозяин умер, а наследники не то что годами, а десятилетиями не могут договориться о том, как разделить недвижимое имущество. Все это время дом никем не ремонтируется. Все рассуждают по принципу: «Дом еще непонятно кому принадлежит, и чего это я буду на любезных родственничков горбатиться». Старинный спор кончается однообразно. Лишенный ухода, дом окончательно разваливается, после чего предмет для спора исчезает, потому что делить уже нечего» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 27.03.2002);

а также формы наклонений:

конъюнктивы: «Честнее было бы признать, что системы всеобщей воинской повинности больше не существует» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 23.01.2002) (здесь - «условно-желательное наклонение»);

императивы: «Любите друг друга. Уважайте друг друга. Берегите друг друга» (Окна. ТНТ. 2002);

юссивы, особенно в прощаниях: «Будем надеяться, что за правильными словами последуют и правильные дела» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 25.03.2002); «Однако будем помнить о международно-правовом принципе нерушимости границ. До свидания» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 27.03.2002).

Распространены различные способы выражения страдательного залога, употребление которого типично для речи политиков, рисующих картину реального положения дел в стране или в мире: «Повязывают чиновников круговой порукой - так, что честный человек в их среде становится изгоем и через короткое время выбрасывается со службы» (С.Г. Кара-Мурза. Русский Дом. Московия); «Хотя в числе главных целей политики правительства декларируется «преодоление послекризисного спада уровня жизни», в бюджете не предусматривается выполнение нормативов финансирования социальной сферы»; «Предлагается приостановить на весь 2002 год действие законодательных актов Российской Федерации, определяющих нормативы финансирования социальных расходов»; «Голосование же за предложенный правительством бюджет на 2002 год означает, что выбор был сделан не в пользу России и ее народа, а в пользу интересов правящей олигархии и ее иностранных кредиторов» (С.Ю. Глазьев. Куда уплывают деньги? Русский Дом. 2001). Неконкретность, безадресность этих действий (манипуляций) выражает смысл «безличности зла», творимого в российской действительности: его подлинный источник - порочная социальная система.

Причинные, мотивирующие действия и решения: «Нижегородские депутаты хотят подольститься к верховной власти: мол, они, полюбовавшись на историю ТВ-6, подбрасывают властям менее шумный и затратный способ избавляться от неугодных СМИ» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002).

Наречия используются весьма часто и продуктивно для выражения различных смысловых и эмоциональных коннотаций, например, для выражения иронии: «Это не вполне справедливо. Вспомним, что фундаментальную науку в сколько-нибудь универсальном виде содержали в новейшей истории только три государства: готовящиеся ко Второй мировой войне СССР и Германия, а также готовящиеся к Третьей мировой войне СССР и США» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 25.03.2002); «Спор Грефа, Лужкова и Громова о том, кому принадлежит «Шереметьево», отнюдь не уникален» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 27.03.2002), «Вообще-то Швейцария подвергалась критике немного за другое. Отнюдь не за действия или бездействие президента Гельветической Конфедерации господина Филлигера» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 17.07.2002);

для подчеркивания негативной информации (иногда тоже выражаемой наречиями): «Так вот: зря мы веселились. Такая инициатива действительно произошла - и совершенно всерьез рассматривается сейчас на федеральном уровне» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002); «Однако, 11 сентября у Америки, да и всего мира, обнаружились еще и другие проблемы. В жизнь всех людей страшно и властно вторглась по-настоящему большая политика, и всем стало глубоко не до Лукашенко. Его забыли и бросили» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 10.09.2002); «Юмор же для посвященных содержится в том менее известном факте, что организация «Джудишиэл Уотч» — сугубо консервативная, в симпатии к демократам сроду не замеченная — и вот поди ж ты, так старательно льет воду на их мельницу» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 15.07.2002);

для усиления: «Сырье на самом деле требует инноваций, например, для остро необходимого нашим нефтяникам снижения затрат нужно много науки» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 29.11.2001);

для принижения объекта речи (особенно при геминации): «Те, кто мало-мальски знаком с реальной ситуацией в российской прессе, знают, что в рычагах, способных «без шума и пыли» смести с лица земли почти любое СМИ, у власти недостатка нет» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002); «Так что инициатива нижегородцев, как ни крути, просто-напросто неумна» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002);

для «эвфемизации» - подчеркивания и одновременно как бы оправдания пейоративного слова: «Так что инициатива нижегородцев, как ни крути, просто-напросто неумна» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002).

Для интимизации дискурса широко используются слова категории состояния и модальные слова: «У нас сейчас все то же самое: если не пеньку ввозим, то «ножки Буша». И делать надо то же самое. Нужно инвентаризовать инновационный потенциал страны и наладить контакт предложения и спроса, ученых и бизнеса. Нам это будет сделать легче, чем КЕПСу» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 29.11.2001).

Особо отметим сверхчастотное употребление в речи (особенно телевизионной) частицы «как бы»: «Оно как нельзя лучше отвечает назревшим за годы перестроек и реформ потребностям этносоциума в выражении адекватного представления об окружающей действительности. Сверхчастотное же употребление сочетания как бы, в свою очередь, еще более укрепляет носителей языка в мыслях о непрочности бытия, псевдореальности жизни».

С использованием этой частицы связаны следующие основные смыслы:

1) ощущение неподлинности, сомнительности, неуверенности: «Игорь (отказавшись вернуться в семью): Пусть это будет для нее как бы окончательным моим ответом» (Что хочет женщина? РТР. 2002);

2) предположение: «Д. Нагиев: Как бы особой любви нет. Вы боитесь чего-то?» (Окна. ТНТ. 2002); «Мое мнение останется как бы моим мнением» (Окна. ТНТ. 2002);

3) метафоричность: «Нужно найти как бы свою нишу, делать то, что тебе по силам» (Новости. ОРТ. 18.07.2002); «Гостья в студии: Женя со мной как бы согласен. Е. Яковлева: - А Женя может сам сказать, или он не умеет разговаривать?» (Женя подтверждает) (Что хочет женщина? ОРТ. 2002);

4) правильное употребление: «С. Савицкая: Это не комплексы, здесь совершенно неправильно понимают выражение «комплексы». Это было традицией, это было как бы табу. Это было как какие-то десять заповедей в какой-то степени, можно было к этому относиться» (Принцип домино. НТВ. 2002);

5) указание на сложность, неоднозначность чувств: «Обиженный как бы он ходил» (Человек и закон. ОРТ. 18.07.2002); «М. Ульянов: Вот бы зайти в гости (к Катину-Ярцеву) (...) и потом уйти как бы успокоенным» (Чтобы помнили. ОРТ. 20.07.2002);

6) «обмолвки»: «Раиса Павловна очень строгая, поэтому я как бы волнуюсь» (подставная студентка, отправленная к преподавательнице-взяточнице, перепутала имя - Раиса Пантелеевна) (Человек и закон. ОРТ. 18.07.2002);

7) неожиданные попадания: «Мы с ней как бы не расписаны» (речь идет об имитации брака, причем, фиктивного), «Их как бы двое» (девиц, которые беременны от «героя» передачи). Действительно, «как бы», потому что вскоре обнаружилась третья (Что хочет женщина? ОРТ. 2002); «Посидите и подумайте, что это как бы ваши дети» (Моя семья. РТР. 08.11.2002).

8) эвфемистическое жеманство - своеобразное соединение двух тенденций к откровенности и эвфемизации: «Григория Распутина обвиняли как бы в разврате» (О. Тышлер. СПб - 5 канал. 14.07.1996). Прямота задаваемых ведущими вопросов отчасти смягчается с помощью как бы: «Если как бы быть откровенным, то как складывается ваша личная жизнь?» (М. Резник. Акулы пера. ТВ-6. 06.07.1998). «Что для вас, ну, как бы для вас, представляет секс?» (Музобоз. ОРТ. 05.10.1996). «Когда вы рожали ребенка, это происходило как бы искренне?» (sic!) (Ю. Меньшова. Я сама. ТВ-6. 09.12.1998]. «Навряд ли я могу себя как бы посвятить материнству» (Л. Вайкуле. ОРТ. 09.12.1997). «На второго ребенка я не могу как бы решиться» (ТВК. 07.02.1998). «Один мой знакомый американский философ, все время как бы пользуясь презервативом...» (Мужской клуб. ТВ-6. 06.10.1998). Гостья программы - любовнику: «Почему ты не можешь с ней как бы развестись?» (Окна. ТНТ. 2002); «Мы не хотим как бы скреплять наши узы браком» (Окна. ТНТ. 2002) и даже: «Если как бы произошла встреча сперматозоида и яйцеклетки...» (Здоровье. ОРТ. 21.09.2002).

С другой стороны, эта речь как бы разоблачительна (как бы — в том смысле, что говорящие не думают разоблачаться, за них это делает язык): они принадлежат к той среде, для которой немыслимы искренность и естественность чувств.)

Употребляются и другие сочетания слов с тем же значением: «Муж: Она начала возвращаться с этой так называемой работы в 9 утра» (Окна. ТНТ. 2002); «Вот этот так называемый муж (упомянутый выше) — он тебя недостоин» (Окна. ТНТ. 2002); «Я женщина, так сказать, самодостаточная» (торговка), «Его мать, так сказать, кухонного плана» (Окна. ТНТ. 2002); «Я была, как у нас по-актерски говорят, зажата (Л. Зайцева) (Сказки о любви. РТР. 2002).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Концепт «менеджмент» в американской лингвокультуре: структура и содержание
Проблема переименований внутригородских объектов
Речевые жанры научного академического текста
Макро- и микротопонимия. Урбанонимы как вид топонимов
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Вернуться к списку публикаций