2013-01-31 14:33:41
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Общая характеристика дискурса СМИ



Общая характеристика дискурса СМИ


Фразеологический уровень

В СМИ, помимо общеупотребительной фразеологии, распространена окказиональная. Она, как правило, системно развивает традиционную, например, «Д. Нагиев: Стоят три точки над тремя i. Вопрос повис» (Окна. СТС. 2002) (в последнем случае, по-видимому, сокращается фразеологизм «повис в воздухе»; но, возможно, здесь неправильно употреблен компьютерный жаргонизм «завис» в метафорическом значении), часто бывает связана с религией: «Д. Дибров. Оля, ты курсор Господень» (Антропология. НТВ. 5 марта 1998 года).

Своеобразными фразеологизмами становятся фразы из реклам:

Герасимов: Если бы были точно обозначены условия нашего существования, то естественно, ни один бы журналист никогда в жизни не показал бы никаких передвижений БТРов дивизии Дзержинского и прочего.

Гончаров: А кто вам должен указать это точно, как в рекламе «сколько вешать?» (Свобода слова. Четвёртая власть? НТВ. 01.11.02);

а также названия популярных передач — чаще скандально знаменитых. Причем в качестве фразеологизмов они функционируют не в эфире, а в печатных или виртуальных СМИ. Приведем примеры обыгрывания названия «Слабое звено»: Часто встречаются прямые отсылки к передаче: «Кто на свете всех слабее? «Слабое звено» появилось на ОРТ относительно недавно», «Ужасы на ОРТ? Это игра «Слабое звено» и другие. При этом широко распространены политические метафоры, явно связанные с этим шоу: ««Игра в «слабое звено» (статья на политическую тему)», «Прокурор Устинов сыграет в «слабое звено»», «Играем «Слабое звено»? Похоже, в этом качестве все чаще оказываются учреждения культуры», и многое другое. В ряде заглавий такая связь однозначно не просматривается и лишь угадывается: «Атака на слабое звено. Слабым звеном в «Архэнерго» считают жителей Северного округа», «Слабое звено» (статья о спорте), «Слабое звено: Одним притоном стало меньше», «ГНАУ (спецслужба Украины) нашла слабое звено - Блок Юлии Тимошенко», «Слабое звено областного ГУВД (тема: борьба с наркотиками)», «Имидж — слабое звено украинского экспорта. Валерий Смирнов-Ласточкин», «Слабое звено поддерживать не будут (статья на экономическую тему)», «Бизнес и финансы. № 218, 27 ноября 2000 г. Слабое звено: Мелкие банки теряют источники доходов» и многое другое.

Название «Большая стирка» обычно употребляется метафорически: «Большая стирка, или Что же Зурабов нам готовит?» (О пенсиях по системе председателя Пенсионного фонда России Михаила Зурабова); «Л. Баева. Большая стирка начинается? (Говорят, что скоро будет действовать новый закон и любые расходы граждан попадут под контроль государства. Так ли это?)», «Большая стирка в Газпроме», «Большая стирка: Будет ли опущен железный занавес на пути увода «грязных» денег за границу?», ««Большая стирка» еще впереди» («Советская Чувашия» от 16 апреля 2000 г.)» (материал на экологическую тему), «Ожидается большая стирка» и другие. Связь этих заголовков с соответствующим шоу лингвистически не отмечена, и сомневаться в ней не приходится только потому, что статьи написаны после появления «Большой стирки».

Заметим, что одной из основных причин такой распространенности данных заглавий является их банальность. Они встречались и раньше, до появления названных программ, например, «Электронная безопасность: где находится слабое звено?» (27 ноября 2000 г.); «В Думе началась «большая стирка» (март 2001 г.).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Эвристические следствия изучения жанров речи в функциональной стилистике
Аспекты лингвистического описания речевого конфликта
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Жанры речи как функционально-стилистический феномен (вопросы теории)
Развитие орфографической зоркости
Вернуться к списку публикаций