2013-01-31 14:33:41
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Общая характеристика дискурса СМИ



Общая характеристика дискурса СМИ


Имагинативно-семантический уровень

Имагинативный уровень

Назовем некоторые наиболее типичные для СМИ образы и темы:

архетип «средневековья» (образ отсталости, нецивилизованности, заблуждений): «Суд судит не сам по себе. Суд судит от имени полновластного суверена, обладающего властью казнить и миловать» (М. Соколов. Однако. 02.07.2002); особенно в сочетании с образом «азиатского деспотизма»: «Наворовавшийся царек или посадит вместо себя подставную фигуру, а сам будет править своим ханством по-прежнему, или просто будет другой царек, который будет воровать вдвое против прежнего» (М. Соколов. Однако. 10.07.2002);

болезненное состояние (общества): «Мы ведь сейчас говорим не о футболе, не о чем-то таком, а о кровоточащей ране страны» (Г. Явлинский. Глас народа. Эхо Москвы. 14.03.2000); «Раковая опухоль коррупции» - выступление С.Г. Кара-Мурзы в «Русском Доме»;

театр: «Мы наблюдаем такой специфический, редко встречающийся в современном мире спектакль престолонаследия» (Г. Явлинский. Глас народа. Эхо Москвы. 14.03.2000);

милитаризация (тема подгонки под стандарт и манипулирования людьми): «А нас сегодня стараются строить. И я в этом отношении согласен с тем, что здесь было сказано - это делает и Владимир Путин, и Зюганов, помогая ему, чтобы всех построили. А скоро скажут: на первый-второй рассчитайся! Дальше маршировать, через военную подготовку в детских садах или еще чего-либо такое. Я не буду участвовать в этом построении» (Г. Явлинский. Глас народа. Эхо Москвы. 14.03.2000);

постепенность: «И начинать параллельно после окончания боевых действий и политическую работу вместе, и создание рабочих мест, и создание совместных предприятий, и потом, микрон за микроном, двигаться, двигаться, двигаться и снимать вот это напряжение» (А. Тулеев. Глас народа. Эхо Москвы. 14.03.2000) — одна из важнейших тем современности: прошло время революционной эйфории, нужно разбираться в происходящем и терпеливо исправлять положение;

относительность, в том числе констатация относительности социальных институтов, состояний:

«Дибров: Ну, давайте с Милой поговорим. Мила, вот эти семь лет вы же не потеряли даром (...) Вы - актриса, послушайте, вы - жена... Мила. В некотором смысле» (Антропология. НТВ. 5 марта 1998 года);

коррумпированность, криминальность государства: «Кто из них ворует, кто их ищет - не узнаешь никогда» (М. Жванецкий);

тень: «Олигарх, переходящий из тени в тень» (М. Жванецкий. Обиженные Родиной);

цвет: «объективно нынешнее «красное» правительство заинтересовано в сохранении нынешней «красной» Думы» (Н. Сванидзе. Зеркало. РТР, 28 февраля 1999 г.); причем расширяется употребление слова «серый» (в том числе в значении «тайный»): «Коррумпированные политики и чиновники на верхних этажах власти создают, как говорят, «серую зону», где и принимаются самые важные для нашей жизни решения. На международной конференции криминалистов по отмыванию денег было сказано, что мировой наркобизнес ежегодно расходует около 100 млрд. долларов на подкуп политиков и журналистов» (С.Г. Кара-Мурза. Русский Дом. Московия); «Мы не получаем из «серых зон» никакой информации и не знаем замыслов «серых кардиналов и архитекторов» (С.Г. Кара-Мурза. Русский Дом. Московия).

Распространены апелляции к русской классической сатире: «Очень это показательно, когда госслужащие теряют бумаги. Еще Герцен приводил бессмертный пример такой потери: то ли в новгородском, то ли в вятском губернском архиве ему попалось «Дело об исчезновении неизвестно куда дома волостного правления и об изгрызении плана оного мышами». Ясно же, что дома никакого не было, что казенные деньги, отпущенные на его постройку, украдены, для сокрытия чего бумаги уничтожены — и уж конечно мышами» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 08.07.2002; Апелляции к гражданской литературе, превращаемой в сатиру ведущими «Однако»: «Если смотреть на это дело из прекрасной Европы, штраф выглядит чрезвычайно гуманным» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 01.07.2002) (то есть из «прекрасного далека»); «Конечно, героин — это не водочка, это посерьезнее будет, но, возможно, лет через пятьсот все тоже устаканится. Одни начисто вымрут, а другие как-то приспособятся. Жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе, ни даже Джорджу Соросу» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 17.07.2002).

Семантический уровень

Для стилистики значима синонимия, это относится и к языку СМИ. Синонимами передаются смысловые оттенки, в том числе эмотивные. Например, переименование — замена привычного слова на менее привычное — может использоваться как средство иронии: «Сербы пытались успокоить янки (вместо «американца»), но все их усилия были тщетны; у американца началась настоящая истерика. Кончилось тем, что летуна (вместо «летчика») схватили за ноги и выволокли на улицу». Далее о нем же: «Я смотрел на этого подлого янки и вспоминал, как еще совсем недавно этот «герой» ползал в ногах и целовал ботинки «примитивным варварам» — сербам» (Американские «герои»: как они появляются. Русский Дом. Московия).

Основной тон современных теле- и радиопередач иронический. В связи с ним уместно процитировать следующее замечание: «Вслушайтесь в то, как сегодня сообщают новости частные станции: нам как будто передают информацию, а по стилю это - анекдот, к которому соответственно и следует отнестись». Основными типами иронии являются антифразисы и астеизмы.

Антифразисы чаще всего передают смысловые оттенки ложной значительности, фальшивой респектабельности, лицемерия, некомпетентности, принимаемой за профессионализм и тому подобные: «Конвейер заказных банкротств видели все. И если его теперь так мило совершенствуют...» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 28.02.2002); «Все это очень напоминает начало добротного мирового кризиса» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 18.07.2002); «Его (предложения Явлинского) суть заключается в том, что «праймериз» необходимо проводить не по результатам парламентских выборов, а по результатам социологических опросов (...) Опросы населения тем хороши, что могут показать преимущество не только «Яблока», но и вообще чье угодно. Социологических служб много, методик опроса еще больше, при надлежащей методике можно получить любой надлежащий результат. Замечательно объективный способ определения единого кандидата. Проще монетку кинуть» (М. Соколов. Однако. 02.07.2002). Отметим также ироническое обыгрывание советских штампов: «Тут американцы используют наш ценный опыт. В 1999 году «группа опасности» тоже привезла в Рязань мешки с сахаром и проверяла там узкие места. В результате чего прогрессивный Борис Абрамович смело разоблачает ФСБшное «покушение на Россию», и, вероятно, будет разоблачать до самой пенсии» (М. Соколов. Однако. 16.07.2002).

Антифразис может иметь оксюморонный оттенок (например, в сочетании с пейоративностью, то есть прямыми порицаниями и даже откровенными ругательствами): «Однако пока прославленная московская прокуратура дойдет до осознания этого простого факта, мы все так помоев нахлебаемся» (А. Привалов. Однако. 15.07.2002); «Нужно было устроить НАТОвские подвиги на Балканах, показывающие, что НАТО в военном плане - ноль» (М. Соколов. Однако. 16.07.2002). Это одно из проявлений характерной для современных СМИ эклектики — сочетания книжности и вульгарности.

Астеизм обычно передает значение мнимого не(до)понимания, недооценки чего-либо: «Думские же центристы — люди простые и некнижные, все больше крепкие хозяйственники. В качестве таковых хозяйственников им в своей жизни довелось видеть очень много партнеров и союзников типа Лукашенко, и цену таким партнерам они не могли не знать. А политологического образования, позволяющего с увлечением воздвигать воздушные замки, у центристов явно не хватает. Темные люди» (М. Соколов. Однако. 02.07.2002); «Наша нижняя палата стала таким же скучным и непопулярным учреждением, каким является какой-нибудь Конгресс США» (М. Соколов. Однако. 09.07.2002).

В иронических целях применяется минимальное комментирование — смысл приема состоит в том, что чужая неумная цитата воспроизводится как можно полнее, говорящий саморазоблачается:

«Лидер группы «Народный депутат» Геннадий Райков заявил, что уголовное дело против Владимира Сорокина возбуждено правильно. «Именно такие Сорокины воспитывают сегодня бритоголовых, тех, кто участвует в погромах», - заявил он. Прочитав несколько книг Сорокина, Райков убедился, что «все это написано человеком, которому явно следует пройти освидетельствование у психиатра». Райков сообщил, что готовит поправки в закон о СМИ, чтобы поставить барьеры на пути публикаций, подобных сорокинским. «Мы вносим свои поправки для того, чтобы усилить нравственность и духовность нашего российского народа», - сказал парламентарий.

Комментировать эти высказывания — значит только портить их, но и удержаться трудно. Хотел бы я посмотреть на бритоголового (а даже и на депутата Райкова), дочитывающего до конца «Голубое сало». Боюсь, это так же невозможно, как усилить какими-то поправками к какому-то закону о каких-то там СМИ «нравственность и духовность нашего российского народа» (А. Привалов. Однако. 15.07.2002).

Как уже было сказано, распространена ирония по отношению к советизмам. Она обычно сочетается с пренебрежением к человеку, например: «Здравствуйте, товарищ Волгоград» (Д. Дибров. Антропология. НТВ. 3 апреля 2000 г.).

Функционально близок к иронии такого рода следующий каламбур: «Российской экономике приказано долго жить» (то есть премьер-министр, по указанию В. Путина, сформулировал «оптимистическую» - разумеется, неискреннюю - концепцию дальнейшего развития экономики) (Другое время. ОРТ. 21.07.2002). Здесь пародируется «советское» сознание, сохранившееся даже в постсоветскую эпоху (так называемой «командной экономики»).

Обыгрывается и так называемый «квазиязык», или «постновояз», то есть семантически пустая, «ритуальная» речь постсоветской эпохи, например: «Активное использование прилагательного цивилизованный, подаваемого как положительно-оценочное (сравните весьма интересное с точки зрения обыденной семантики цивилизованное государство — а существуют ли государства совершенно не цивилизованные? Очевидно, такие макрогруппы должны именоваться как-то иначе), помогает конструировать довольно любопытные высказывания: «Преступность можно ввести в цивилизованные формы, в правовые рамки» (Вход со двора. РТР. 14.09.1993). «Медицинское обслуживание приобретает цивилизованные формы» (о введении для состоятельных граждан платных услуг скорой медицинской помощи. - Новости. Афонтово. 27.1.2000)».

Иронически обыгрывается и стилизованная «простонародная» речь: «В нынешние летние жары проникаешься особенным уважением к американским отцам-основателям» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 16.07.2002). Кстати, слово, ставшее названием этой программы, тоже произносится ее ведущими с откровенной иронией, которая гармонирует со стилем передачи.

Для СМИ крайне типичен «поединок иронических стилистик» - следствие неуважения к собеседнику, нетерпимости к другой точке зрения. Передачи - особенно претендующие на «интеллектуальность» - не обходятся без него:

«А. Тулеев: Ну знаете, я очень уважаю Григория Алексеевича, он неоднократно приезжал в Кузбасс. Кроме того, он шахтер. Он и по теории, все равно шахтер. (Аплодисменты). Он заканчивал, у него горное образование. Он приезжал, я помню наши поездки, значит. Но все равно, что запомнилось: я помню, мы ездили, шутили. Помнишь Анжеро-Судженск, где были рельсовые войны? Маленький городок, он еще шутил: «Все большие города - Амстердам, Лос-Анджелес, - вот Анжеро-Судженск». Приехали к шахтерам. Вот крути, не крути, в чем у нас разница? Григорий Алексеевич все хорошо рассказал. Сидят шахтеры, вот такие кулаки, как чайники, как моя голова, смотрят на него. Он про макроэкономику и там прочие дела. Потом один спрашивает, вежливо так: «Григорий Алексеевич, ты зарплату привез?» И привет! И макроэкономике, и всем делам, и так далее. Поэтому у нас разное поле деятельности. Я действующий губернатор, у меня практические дела. С утра начинаются головоломки: как накормить, как остановить забастовки, как сделать, чтобы не разрушились дома, как запустить котельные, тепло и так далее. Как облегчить жизнь российских семей сегодня? Григорий Алексеевич, в основном, рассказывает, у него теория, макроэкономика. Я его не упрекаю в этом, не упрекаю. И это нужно. Поле деятельности разное...

Б. Киселев: То есть вы практик, а Явлинский теоретик?

А. Тулеев: Кому-то надо вкалывать, а кому-то этими вещами заниматься. Поэтому у нас разная сфера деятельности» (А. Тулеев и Е. Киселев. Глас народа. Эхо Москвы. 14 марта 2000 года).

Как средство иронии часто употребляются штампы, канцеляриты: «А вот по части сильной и квалифицированной прокуратуры наблюдается большой дефицит» (М. Соколов. ОРТ. 01.07.2002) и даже термины - через введение (чаще иноязычных) специальных слов в разговорный контекст, отчего они опрощаются, приобретают оттенок несерьезности: «Сумма вкладов граждан, номинированных в евро, растет, но не за счет долларовых вкладов. Наши люди, таким образом, не спешат покинуть старого друга ради нового, что и вообще трогательно - и очень правильно при игре на валютных рынках. Называется - диверсификация. Однако до свидания. Диверсифицируйтесь на здоровье, коли охота» (А. Привалов. ОРТ. 03.07.2002); «Глубоко прав аналитик одной из тамошних консалтинговых фирм» (А. Привалов. 11.07.2002).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


К вопросу о многофункциональности песенно-игрового фольклора (на материале усть-цилемской фольклорной традиции)
Природа и экологическое воспитание в «Розе мира» Д.Андреева
Языковые маркеры дисгармонии и конфликта в КА
Натурфилософская концепция М. Горького в публицистике 1920-30-х гг.
Конфликтный коммуникативный акт: варианты сценариев
Вернуться к списку публикаций