2013-01-31 14:33:41
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Общая характеристика дискурса СМИ



Общая характеристика дискурса СМИ


В исследовании делается попытка рассмотреть язык телевидения и радио в дискурсивном аспекте. Термин «дискурс», широко употребляемый в гуманитарных науках, трактуется очень многообразно и даже противоречиво. Поэтому необходимо сделать обзор основных его значений и определить наше собственное понимание. Дискурс - это основа человеческой жизни «в языке», того, что Б.М. Гаспаров называет языковым существованием: «Всякий акт употребления языка. В этом своем качестве он вбирает в себя и отражает в себе уникальное стечение обстоятельств, при которых и для которых он был создан». К этим обстоятельствам относятся 1) коммуникативные намерения автора, 2) взаимоотношения автора и адресатов, 3) всевозможные «обстоятельства», значимые и случайные, 4) общие идеологические черты и стилистический климат эпохи в целом и той конкретной среды и конкретных личностей, которым сообщение прямо или косвенно адресовано, 5) жанровые и стилевые черты как самого сообщения, так и той коммуникативной ситуации, в которую оно включается; 6) множество ассоциаций с предыдущим опытом, так или иначе попавших в орбиту данного языкового действия.

В «Энциклопедии-Он-Лайн» («Кругосвет») дискурс определяется в общем смысле таким образом: «(фр. discours, англ. discourse, от лат. discursus «бегание взад-вперед; движение, круговорот; беседа, разговор»), речь, процесс языковой деятельности; способ говорения». Там же сказано: «Четкого и общепризнанного определения «дискурса», произведение высокой ценности или мимолетная реплика в диалоге - представляет собой частицу непрерывно движущегося потока, охватывающего все случаи его употребления, не существует, и не исключено, что именно это способствовало широкой популярности, приобретенной этим термином за последние десятилетия». В.Г. Костомаров и Н.Д. Бурвикова различают дискурсию (процесс развертывания текста в сознании получателя информации) и дискурс (результат восприятия текста, когда воспринимаемый смысл совпадает с замыслом отправителя текста).

Э. Бенвенист использовал термин «дискурс» (discours) вместо термина «речь» (parole). В.В. Виноградов, Ц. Тодоров под дискурсом подразумевали связный текст. П. Сгалл определял дискурс как диалог, К. Гаузенблаз - как речевое общение в целом и возникающее в результате речевое произведение.

П. Серио выделяет восемь значений термина «дискурс»: «1) эквивалент понятия «речь» (по Ф. Соссюру), то есть любое конкретное высказывание, 2) единицу, по размерам превосходящую фразу, 3) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации высказывания, 4) беседу как основной тип высказывания, 5) речь с позиций говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позиции (по Э. Бенвенисту), 6) употребление единиц языка, их речевую актуализацию, 7) социально или идеологически ограниченный тип высказываний, например, феминистский дискурс, 8) теоретический конструкт, предназначенный для исследований условий производства текста».

Итак, «в самом широком и наименее «лингвистическом» понимании дискурс — это текущая речевая деятельность в какой- либо сфере». По выражению А.В. Флори, «дискурс - это речь sui generis», то есть речь в собственном роде, как таковая, а Н.Д. Арутюнова назвала его «речью, погруженной в жизнь».

Другое употребление термина «дискурс», в последние годы вышедшее за рамки науки и ставшее популярным в публицистике, восходит к французским структуралистам и постструктуралистам, и прежде всего, к М. Фуко, хотя в обосновании этих употреблений важную роль сыграли также А. Греймас, Ж. Деррида, Ю. Кристева; позднее данное понимание было отчасти модифицировано М. Пешё. За этими употреблениями просматривается стремление к уточнению традиционных понятий стиля (в том самом максимально широком значении, которое имеют в виду, говоря «стиль — это человек») и индивидуального языка (сравним традиционные выражения стиль Достоевского, язык Пушкина или язык большевизма с такими более современно звучащими выражениями, как современный русский политический дискурс или дискурс Рональда Рейгана). Понимаемый таким образом термин «дискурс» (а также производный и часто заменяющий его термин «дискурсивные практики», также использовавшийся Фуко) описывает способ говорения и обязательно имеет определение — КАКОЙ или ЧЕЙ дискурс, ибо исследователей интересует не дискурс вообще, а его конкретные разновидности.

В функциональном аспекте дискурс во многих исследованиях фактически совпадает с функциональным стилем, например, «научным», «официально-деловым», публицистическим (более распространены наименования «политический дискурс» и «рекламный дискурс» - как субстили СМИ). При этом «дискурс не может быть сведен к стилю». Дискурс — это и язык определенной науки. «Сегодня, например, можно прочитать как о филологическом дискурсе, так и о математическом дискурсе».

Некоторые авторы, впрочем, полагают, «что в плане постановки проблем художественное осмысление действительности (физического и культурного мира) мало чем отличается от научного. Так, выбранные для анализа художественные тексты, подобно научным статьям по лингвистике, демонстрируют несколько возможных подходов к природе, содержанию и семиотической функции дискурса, зависящей от коммуникативной ситуации и установок участников дискурса. Однако в отличие от научных текстов сходная проблематика представлена образно и трактовка ее во многом зависит от жанровой принадлежности произведений». Не подвергая критике это достаточно спорное положение, мы интерпретируем и используем его по-своему: разнообразные дискурсы не столь противоположны, как можно предполагать.

Можно сказать, что дискурс - это синоним слова «форма»; если точно — «форма повествования». В концепции льежской школы «дискурс — это все, что делает фенотекст непохожим на протокол. Это все речевые средства, в которых проявляется автор — его личность, просто присутствие и даже мнимое «не-присутствие» (прозрачность дискурса, или, по Р. Барту, «нулевая степень письма»). В этом смысле дискурс близок к понятию «фикциональность», то есть обозначает все языковые средства, «выдающие» искусственное происхождение речи (прежде всего художественной, но не только).

В указанной докторской диссертации А.В. Флори даются следующие основные значения понятия «дискурс»:

1) все формальные и содержательные аспекты выражения личности автора (всё, что относится к его эстетике и идеологии);

2) вся система проявлений языковой личности вообще;

3) полифоническая система кодов (Р. Барт);

4) система поэтических (от слова «поэтика») предписаний, традиционных средств выражения той или иной темы;

5) стиль во всем богатстве смыслов этого слова (от индивидуального до функционального).

Последние два значения мы будем считать основными для данной работы (пя^ое — в первой главе, четвертое — во второй).

В зависимости от понимания этого термина дискурс обладает различной структурой. Например, дискурс — «коммуникативное событие основывается на фреймах, включающих место действия, функции действующих лиц (актантов), их свойства, отношения между ними, взаимную позицию актантов».

Л. Янг выделяет в речевом поведении людей три плана: ситуацию, дискурс и манифестацию. Под дискурсом понимается лингвистическая организация закодированной информации, важной для коммуникантов. В дискурс включаются: сюжет, диалект (система социолингвистических факторов) и диатип (дискурсивное поле - набор семантически значимых элементов, дискурсивный регистр - то же, что образ автора, дискурсивный модус — отношение к средствам коммуникации, направленность — персональная или функциональная адресованность, фазы реализации дискурса — проектирование, структурирование, изложение содержания, заключение, оценка, интеракция — то есть итоговое обсуждение). Манифестация — это фонетическая или графическая форма воплощения дискурса.

Дж. Мур и М.Е. Поллак выделяют два уровня интерпретации дискурса: поверхностный (информационный) и глубинный (интенциональный, то есть ориентированный на адресата). Во 2-й главе дискурсы характеризуются по схеме, объединяющей критерии, выделенные этими тремя учеными.

М.Л. Макаров выделяет основные направления дискурсивного анализа: формальную, функциональную, ситуативную интерпретации. Формальная интерпретация - это понимание дискурса как образования выше уровня предложения. Речь идет о сверхфразовом единстве, сложном синтаксическом целом, выражаемом как абзац или кортеж реплик в диалоге, на первый план здесь выдвигается система коннекторов, обеспечивающая целостность этого образования. Функциональная интерпретация в самом широком понимании — это понимание дискурса как использования (употребления) языка, то есть речи во всех ее разновидностях. Ситуативная интерпретация дискурса - это учет социально, психологически и культурно значимых условий и обстоятельств общения, то есть поле прагмалингвистического исследования.

Наконец, под дискурсом в этой работе подразумевается устойчивый способ представления определенной тематики — с ее типичной лексикой, фразеологией, образностью, логикой (аргументацией), примерами, штампами, заблуждениями и прочим. Например, в передаче «Принцип домино» (НТВ. 2002), посвященной смертной казни, воссоздается всё, что обычно говорится по этому поводу: стандартные аргументы («против» — Христова заповедь «Не убий», «Жизнь дается и отнимается только Богом», смертная казнь не снижает уровня тяжкой преступности и прочие), заблуждения (заповедь «Не убий», во-первых, приписывается Христу, во-вторых, трактуется внеисторически и расширительно) и, разумеется, сакраментальная, многократно растиражированная фраза «Казнить нельзя помиловать», в которой предлагается поставить запятую. Другой пример — нарратив «выборы» — с использованием стандартных метафор («болезнь», «криминал», «театр», «война», «экономика», «дорога», «дом» и другие).

Таким образом, даже по этому краткому обзору мы видим, что слово «дискурс» понимается так широко, что фактически перестает быть термином: это просто популярное у гуманитариев слово, значение которого непонятно. Тем не менее, приложив понятие дискурса к конкретной сфере человеческой деятельности - к СМИ, мы могли бы прояснить природу и того, и другого.

В самых разных трактовках дискурса сохраняется общий смысл. Во-первых, это нечто постоянное, устойчивое, традиционное, созданное по правилам. Во-вторых, это система - то есть совокупность закономерно связанных, взаимообусловленных элементов. В СМИ было бы очень полезно увидеть не просто конкуренцию амбициозных персонажей, а именно систему. К сожалению, это в огромной степени система проявлений плохого: плохой речи, плохого поведения, дурного вкуса и деструктивных «ценностей». Мы далеки от мнения, что телевидение и радио тотально плохи в целом, но их качество, действительно, снизилось в постсоветскую эпоху. Причина этого явления понятна: ориентация на рейтинг, рыночные отношения на радио и телевидении.

Несмотря на большую распространенность дискурсивных исследований, они до сих пор почему-то почти не касались СМИ. Можно сказать, что ученые занимаются ими фактически, но не называют это дискурсологией или нарратологией. Большинство этих исследований написано в русле традиционной функциональной или дескриптивной стилистики (стилистики ресурсов) и культуры речи.

В статьях и монографиях Ю.Л. Воротникова, О.Б. Сиротининой, М.П. Сенкевич (Культура радио и телевизионной речи. - М., 1997), О.А. Лаптевой (Живая речь с телеэкрана: Разговорный пласт телевизионной речи в нормативном аспекте. — 2-е изд. — М., 1999; Речевые возможности текстовой омонимии. — М., 1999), В.Г. Костомарова (Языковой вкус эпохи. — 3-е изд. — М., 1999) анализируется дискурс радио и телевидения как составная часть публицистического стиля. А.Д. Васильев употребляет термин «дискурс» и рассматривает его в том же аспекте в статье «О некоторых чертах современного российского телевизионного дискурса» и в монографии «Слово в телеэфире: Очерки новейшего словоупотребления в российском телевещании» (Красноярск, 2000). Г.Я. Солганик затрагивает еще и такой аспект дискурсивности, как построение связного текста.

Дискурсу СМИ, с точки зрения его воздействия на сознание масс, посвящены монографии «Манипуляция сознанием» С.Г. Кара-Мурзы (М., 2000), «Философия информационной войны» С.П. Расторгуева (М., 2002), лекции П. Бурдье «О телевидении и журналистике» (М., 2002).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Алгоритм конструирования гипертекстового диалектного словаря русского языка «ГОВОР»
Русский язык в региональном аспекте
Сопоставительный анализ семантических основ урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Проблема переименований внутригородских объектов
Тема «человек и природа» в науке и литературе 1920-30-х гг.
Вернуться к списку публикаций