2012-11-26 11:29:50
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ



Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ


Снобистский дискурс

Данный дискурс родственен квазикультурному: он так же имитирует культуру, даже с претензией на известную элитарность. Отступление его от культурных норм проявляется тоньше, чем просто малограмотность. Снобистская речь, напротив, корректна - иногда подчеркнуто, — интеллектуальна. Ее отличает высокомерный тон, почти мизантропия. Носители этой речи едва ли не презирают телезрителей.

Пренебрежительный тон распространяется и на объект повествования: «Бушу и впрямь давно пора высказаться на эту тему - его уже только ленивый не поносит за подозрительную снисходительность к проворовавшимся воротилам. Однако филиппики Буша будут, к сожалению, выглядеть на редкость глупо из-за одного привходящего обстоятельства: именно сейчас вся Америка обсуждает некий поступок президента, совершенный им 12 лет назад в бытность одним из боссов крупной корпорации. Буш и его помощники подчеркивают, что никаких противоправных действий тогда обнаружено не было, но мало кто им верит» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 08.07.2002); «Всесоюзный староста М.И. Калинин — фигура так себе, и, слава Богу, что Калинин снова стал Тверью» (М. Соколов. 09.07.2002); «Однако, и (...) Джордж Буш - тоже человек мужественный. Никуда из душного Вашингтона не уехал, и продолжает бороться с американской корпоративной этикой. Правда, результаты борьбы пока что так себе» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 16.07.2002); «Марокко — так себе, невесть что» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 16.07.2002); «Попутно Джордж Буш продолжает бороться и с терроризмом» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 16.07.2002). Особенно часто осмеиваются «советские» штампы: «В итоге эпохальная реформа завершилась в духе важного общественно-политического мероприятия по обмену партийных билетов» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 13.02.2002), в том числе через перефразирование: «В ответ на пламенный демарш в защиту свободы слова собеседник будет любопытствовать: «Это, стало быть, у вас трудности с размещением дезинформации в нашей прессе?». То есть получится что-то вроде героической борьбы товарища Гусинского за свободу наезда, но только во всемирном масштабе. Московское правительство тоже готово беззаветно бороться за свободу слова, точнее — за свободу неограниченного по времени разговора по телефону» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 18.02.2002).

Чистота жанра представлена, прежде всего, в программе «Однако», чье название уже красноречиво. Ведущие программы А. Привалов, М. Соколов и особенно ее основатель М. Леонтьев ведут себя так, словно беседуют с «чукчами» из анекдотов: как известно, во- первых, это alter ego так называемых «совков» (олицетворение самонадеянной глупости), во-вторых, «фирменным знаком» именно этих анекдотов является слово «однако» — чаще всего, как «слово- паразит». Именно в такой функции оно употребляется в приветствиях ведущих: «Однако, здравствуйте». Авторы передачи как будто снисходят до зрителей, говоря на их языке. Они постоянно иронизируют над наивностью зрителей: «Однако, блажен, кто верует, тепло ему на свете» (М. Соколов. 09.07.2002) - ирония выражается не только от своего имени, но и «под маркой программы»: «С другой стороны, европейские СМИ создали стандартный портрет типичного жителя области. Не в пример героическим восточноевропейцам, всю жизнь боровшимся против советского империализма, это личность совсем другого типа — бандит, употребляющий наркотики, занимающийся проституцией, при этом он болен СПИДом, сифилисом и туберкулезом» (М. Соколов. 09.07.2002) — о западноевропейских СМИ пишет в стилистике советского «агитпропа», в пассаже о бандите, занимающемся проституцией, использован один из наиболее эффективных (из-за провокационности) ходов — половая инверсия (хотя бандит вполне может заниматься проституцией, не впадая в извращенность: быть сутенером). «В конце-то концов, всеобщее равенство перед законом - вещь, бесспорно, замечательная, но ведь и не младенцы же сидят в американской юстиции.

(Далее идет фрагмент из кинофильма «Берегись автомобиля»:

— Выздоравливайте!

— У кого нога?

— Это нога — у кого надо нога».)

(А. Привалов. 15.07.2002).


Слово «однако», кроме названного «паразитарного» значения, используется в передачах омонимически, как союз: «Однако вероятность такого поворота событий не очень велика» (А. Привалов. 15.07.2002), в том числе в сложном синтаксическом целом: «Лучшего места для манифестации не придумаешь. Однако трудно представить себе, чтобы лет, эдак, двадцать пять назад, манифестанты, демонстрирующие против нарушения прав человека в СССР, стали бы лепить на окна «Аэрофлота» картины, изображающие молодого полковника Брежнева на Малой Земле. В те времена фантазия у парижан была гораздо беднее, а теперь наблюдается существенный прогресс» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 16.01.2002); вводное слово: «Беда, однако, в том, что европейская экономика тоже никаких позитивных сигналов инвесторам не подает - и рост» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 18.07.2002).

Снобистский дискурс отличается, прежде всего, категоричностью выражения мыслей, передаваемой, главным образом, повторами: «Еще и еще раз: государство никогда, ни под каким видом не должно судиться с писателем. Например, потому, что в ходе этого процесса неизбежно выглядит законченным дебилом, а еще более потому, что, если такие процессы входят в обыкновение, государство крайне опасным дебилом и становится. Радоваться делу, возбужденному против Сорокина, могут только издатель этого самого Сорокина (такая реклама!) - да депутат Райков»; «Сорокину ничего не грозит, прежде всего, потому, что никогда никакие два эксперта не договорятся о том, что считать порнографией, а что не считать» (А. Привалов. 15.07.2002);

словами категории состояния, которые поддерживаются различными лингвистическими усилителями, например наречиями меры и степени: «Очень поучительно сравнить аргументацию Сороса с доводами отечественных экономистов» (А. Привалов. 03.07.2002) или риторическим вопросом: «Если выборов как таковых в регионе все равно нет, а злоупотребления переходят все пределы, то не проще ли ставить вопрос об отмене этой комедии вообще и о введении в регионе прямого президентского правления с назначаемым из Кремля наместником» (М. Соколов. 10.07.2002).

глаголами в определенном наклонении: «Такое уже не спишешь (оптатив) на изощренную обработку информации: это чистой воды мошенничество, и если его докажут по суду, то быть (индикатив) респектабельнейшему джентльмену Дику Чейни за решеткой» (А. Привалов. 15.07.2002); «После такой демонстрации военнополитического потенциала объединенной Европы отчего же марокканцам было и не обнаглеть? Однако отчего не воровать (условножелательное), коли некому унять!» (оптатив) (М. Соколов. 16.07.2002).

Для снобистской стилистики характерны апелляция к норме (то есть либеральному стандарту) и вытекающая из этого директивность (приказной тон): «Новое изобретение врагов нормального человеческого общества - заминированный плакат - уже производит задуманный эффект. Общество нормально функционирует, когда у его граждан есть простейшие навыки социальной гигиены. Увидел пакость — убери, чтобы она не загрязняла среду обитания. Сделаем наш город чище» (М. Соколов. 10.07.2002) (смысл последней фразы непонятен: это ирония над «советским» лозунгом, но он в данном случае уместен; вероятно, ирония Соколова просто распространяется на всё без различия); «Однако те, кто насылает на наши города чуму, должны быть уничтожены. До свидания» (М. Соколов. 10.07.2002).

Цинизм в этом дискурсе вообще воспринимается как норма, например: «Если же руководитель вменяем и не ворует — вдруг появится когда-нибудь такое чудо природы? — так пусть себе переизбирается на честных выборах хоть на третий, хоть на четвертый срок» (М. Соколов. 10.07.2002).

Ирония, насмешка над зрителем выражается разнообразными способами, в которых ведущие очень изобретательны. В числе таких приемов разъяснение: «Вряд ли стоит вникать в изящные тонкости дипломатической переписки. Это такой своеобразный ритуал, где сторона, которой предъявлены обвинения, никогда и ни за что не признает себя виноватой» (М. Соколов. 16.01.2002); «Вот на этом фоне, пожалуй, уже можно по достоинству оценить предстоящее событие. Вы подумайте: будут принимать новый закон о банкротстве! Новый! Значит, будут отменять этот!» (А. Привалов. 28.02.2002); в том числе косвенное указание на инфантилизм: «Праздники заканчиваются, и в обществе воцаряется атмосфера всеобщего очищения. На этой неделе вступил в силу федеральный закон о вреде табака, запрещающий курить в присутственных местах. Так что, если спикер Думы Г.Н. Селезнев или глава кремлевской администрации А.С. Волошин закурит у себя в служебном кабинете, к нему тут же явится милиционер и подвергнет нарушителя примерному наказанию» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 15.01.2002): причина происходящего не в естественном стремлении людей к очищению, а в «детском» желании продлить праздники;

принижение уровня объяснения — растолковывание элементарных истин: «Президент Лукашенко, почувствовав слабину российской власти, боящейся лишиться белорусского коридора на запад, вымогал, шантажировал, требовал, все увеличивал требования со всей необузданностью своей природной души. А никому не нравится, когда его шантажируют - ни левым, ни правым, ни демократам, ни номенклатурщикам. Вот оно и разонравилось» (М. Соколов. Однако. 02.07.2002);

как его форма используется уточнение, расшифровка: «Стало быть, альтернативная сеть должна быть социальная, то есть планово-убыточная, и капиталовложения не окупятся никогда» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 19.02.2002);

ироническое цитирование — своего рода «игра на понижение» интеллектуального уровня: «Российские парламентарии на сессии ПАСе инициировали обращение Европарламента к депутатам израильского Кнессета и палестинского Законодательного совета с призывом возобновить политический диалог - об этом заявил замруководителя делегации российских парламентариев на сессии ПАСЕ Михаил Маргелов. Члены комиссии ПАСЕ по политическим вопросам также высказали озабоченность по поводу отказа Израиля Ясиру

Арафату участвовать в работе сессии. С тем, что озабоченность насчет диалога была высказана где-то спустя час после того, как в Израиле очередной палестинский патриот расстрелял из автомата много народу на автобусной остановке, еще, допустим, можно примириться. В конце концов, такой подход имел место еще задолго до т. Маргелова — «Израильская, говорю, военщина // Известна всему свету. // Как мать, говорю, и как женщина, // Требую их к ответу. // Который год я вдовая, // Все счастье мимо, // Но я стоять готовая //За дело мира» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 23.01.2002); «...без темных сил, которые смелых журналистов злобно гнетут» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 23.01.2002); в том числе цитирование классики: «Однако, «если рождены мы, все перенимать, хоть у китайцев бы нам несколько занять премудрого у них незнанья иноземцев». До свидания» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 18.02.2002) — намекает на собственную роль Чацкого (то есть «русского Альцеста», мизантропа);

а также ряд цитат и аллюзий: «С одной стороны, в своем почтении к Царю-освободителю Борис Ефимович кругом прав. «Я видел сладкий день: в России нет раба», «Царь освободил — мужичок не забыл», короче — «Муза, с надеждой приветствуй свободу». С другой стороны, наша национальная муза отмечала этот памятный день все больше в философическом духе:

«Порвалась цепь великая,

Порвалась - расскочилася,

Одним концом по барину,

Другим по мужику».

Или, как указывал гр. Л.H. Толстой, «у нас все переворотилось и только укладывается»« (М. Соколов. Однако. ОРТ. 19.02.2002);

при этом ведущие апеллируют к нормальности и здравомыслию обывателя: «Послушал бы это нормальный человек, послушал — да и плюнул бы. И было бы у партии Березовского столько шансов, сколько у партии любителей пива» (А. Привалов. 15.07.2002) (подчеркивание маргинальности, мизерности, инфантильности предмета речи);

неожиданное порицание: «Больше это напоминает XVIII век, когда офицеры короля ездили по Франции и занимались насильственной вербовкой рекрутов. «Фанфан-тюльпан» какой-то, прости Господи» (М. Соколов. Однако. ОРТ. 23.01.2002);

произношение: «крупные нефтяные сделки проводятся с участием оч-чень серьезных банков» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 31.01.2002);

иронические заимствования: «Мэр Красноярска проиграл серьезным людям вдвое. Очередной ставленник КПРФ - при том, что это был человек и беспартийный, и явно более вменяемый, чем агитировавшие за него партайгеноссен - остался на очередном почетном (третьем) месте» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 09.09.2002); ирония посредством употребления «респектабельного» иноязычного наименования с прилагательным: «Недели три назад мы тут с вами весело шутили по поводу мудрости депутатов нижегородского парламента, единогласно одобривших оригинальную законодательную инициативу» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 14.02.2002); «Административная реформа, образование 4 католических епархий на «канонической территории» православия. Которая расценивается как очередной шаг в направлении прозелитизма, то есть вербовки наших душ в католичество. Лишний повод — виртуальная месса, телемост с Папой Римским. Не пускают Папу в Россию, так он решил проникнуть виртуально» (М. Леонтьев. Однако. ОРТ. 05.03.2002);

терминология с оговариванием: «Это, грубо говоря, одна десятая нашего годового экспорта этой самой нефти вместе с нефтепродуктами. Стало быть, чуть-чуть вложиться в так называемую инфраструктуру (гостиницы, рестораны, дороги, обучение персонала и прочее) — и вот уже заменили четверть, а то и треть нефтяного экспорта» (А. Привалов. Однако. ОРТ. 18.07.2002);



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Гармонизирующее речевое поведение в конфликтных ситуациях
О некоторых принципах выявления поэтизмов в прозаическом тексте (Гиппократов Корпус)
Природа и экологическое воспитание в «Розе мира» Д.Андреева
Проблема переименований внутригородских объектов
Природа в русских путешествиях XVIII века
Вернуться к списку публикаций