2012-11-26 11:29:50
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ



Характеристика и конститутивные признаки дискурса СМИ


Позитивный дискурс

Картина речевых дискурсов в СМИ была бы односторонней, если бы мы ничего не сказали о персонах, выражающих позицию здравого смысла и положительных ценностей. Такие люди обычно бывают компетентны в конкретной деятельности (военные, инженеры, врачи и другие). Их речь, как правило, косноязычна, наивна, они склонны к штампам, игнорированию метафор и буквальному пониманию слов. При этом четко прослеживается стремление к точному выражению мысли, связности, логичности, корректному подбору идеологически важных слов.

Яркие образцы данного дискурса мы находим в телевизионных выступлениях космонавта С. Савицкой.

«С. Савицкая: Нет... Депутаты — они, (Разговорный именительный темы) в общем-то, правильно говорят — это слепок общества. Но тем не менее, когда люди туда (Некогерентность) приходят и всё-таки, наверное, понимают, что они пришли решать задачи не какие-то свои личные, в которые можно перекинуться и, например, задачи там подзаработать денег таким образом, как сидящие здесь наши... коллеги (Депутаты?) - издать газету или заработать на концертах, а пришли решать государственные дела в интересах народа». (Принцип домино. НТВ. 2002). Отметим особое отношение говорящей к слову «заработать»: С. Савицкая сохраняет уважение к труду, однако чувствует специфическую современную коннотацию глагола «заработать», плохо связанную именно с трудом, имитирующую и профанирующую настоящий труд. Она показывает это через его дистрибуцию, то есть употребляя данное слово не само по себе, а в контексте элементов, оттеняющих его особый смысл: подзаработать, заработать на концертах. Знаменательно, что эти слова даются на фоне антонимического по отношению к ним оборота «решать государственные дела в интересах народа». Сравним в той же передаче: «В. Соловьёв: Я не вправе судить меру (А это что? Тенденция к синтетизму в грамматике?) его интеллигентности и отнюдь не собираюсь это делать. Как человек, занимающийся журналистикой, по определению он относится к людям интеллектуального труда, тем самым, к интеллигентам. («Грубейшая подмена понятия» — совершенно справедливо пишет комментатор текста передачи, опубликованного в Интернете.) Он сделал свой выбор, на мой взгляд — выбор эпатажный (Лицемерие, «двоемыслие»: говорящий стремится угодить, с одной стороны, поборникам «либеральных ценностей» («Он сделал свой выбор»), с другой стороны, дистанцируется от этих ценностей, косвенно представляет себя как «традиционалиста»), и что самое главное — задача была... де-енег заработать», (Смысловое опустошение глагола «заработать»). В речи В. Соловьева, имеющего высшее экономическое образование, встречаются многочисленные погрешности, включая прямую безграмотность, и в этом отношении он говорит не лучше Савицкой, имеющей высшее техническое образование. А если учесть его неряшливое обращение со словами, то наивная добросовестность Савицкой производит лучшее впечатление.

Та же тщательность в обращении со словами видна и в других примерах:

«С. Савицкая: Нет. Это было действительно традицией. Это не комплексы, здесь совершенно неправильно понимают выражение «комплексы». (Верное замечание) Это было традицией, это было как бы табу. (Здесь «как бы» употреблено, видимо, по недоразумению, а не в подражание большинству тех, кто это делает. Савицкая стремится к максимальной речевой адекватности и недвусмысленности и слово «табу», вероятно, воспринимает лишь в его исходном значении: запрет в системе первобытного общества) Это было как какие-то десять заповедей в какой-то степени, (Стиль, противоположный «фарисейскому дискурсу». С. Савицкая, по-видимому, атеистка, но она не позволяет — или, может быть, поэтому не позволяет — себе всуе употреблять конфессиональные слова, что с легкостью делают другие) можно было к этому относиться. Люди знали, что воровать нехорошо, нельзя. Хотя воровали, но те, кто воровал — это люди были общественного презрения...» (Принцип домино. НТВ. 2002). Добросовестное отношение к слову здесь тоже сочетается с некогерентным синтаксисом.

Интересно, что С. Савицкая, не обладая специальными знаниями, высказывает очень здравые суждения по филологическим вопросам:

«С. Савицкая. И хотя народ-то в своём обиходе действительно... за 100 километров от Москвы отъедем, действительно, я согласна со звонившей — бывает, когда это нормальная речь у людей» (Принцип домино. НТВ. 2002). По-видимому, Савицкая осознает довольно тонкий лингвистический нюанс: есть нормативность и есть нормальность. Соответственно есть вещи «нормальные» для определенной среды, но не нормативные - то есть неприемлемые для всех. В этой передаче, посвященной нецензурной «лексике», собеседники Савицкой - журналисты, «литераторы» - много и невежественно говорили о том, что мат является нормой русского языка.

«С. Савицкая: И не только потому, что сложнее. Я думаю, вы согласитесь, что нецензурная, так сказать, лексика, язык родных осин считался неприличным и в советское время, и в царское время, и возьмите наших классиков, которые жили в прошлых веках...» (Принцип домино. НТВ. 2002). Еще один лингвистически релевантный нюанс: С. Савицкая фактически отказывает мату в праве называться лексикой, частью языка. Иначе говоря, матерные лексемы — это вообще не слова.

Отметим еще некоторые типичные детали общеречевого характера. С. Савицкая стремится задавать конкретные вопросы: «С. Савицкая (представителям «Идущих вместе»): Вы ездите в поездки, вы что-то организуете, кто вас финансирует?» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002).

Примечательно, что С. Савицкая склонна воспринимать вещи в перспективе, в развитии, например: «С. Савицкая: (...) Все сошлись на том, что вообще-то патриотизм — это дело нужное. Но надо его не воспитывать, а надо создавать условия для того, чтобы он был у каждого человека» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002).

Она постоянно стремится к точности терминов и, вообще, идеологически важных слов (феномен точности как стилемы): «С. Савицкая: Вы знаете, я не согласна, что вызывает ассоциацию с тоталитарным прошлым. Но это вызывает ассоциацию с кампанейщиной, которая, вообще-то, и раньше у нас в стране тоже встречалась, только ее, вообще-то, умели грамотно проводить» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002);

«С. Савицкая: Единство — это не значит единство мнений. Но все-таки единство в каких-то общих моментах у каждой нации есть. И, кстати говоря, те же американцы в чем-то это проявили сейчас, мы это видим после этих трагических событий» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002);

«С. Савицкая: Я бы хотела сразу скорректировать. Может быть, я слишком часто употребляла слово «воспитание»? Оно было в анонсе нашей передачи. Я прекрасно понимаю, что, вообще, слово «воспитание» у любого нормального человека, конечно, вызовет негативную реакцию. Каждый считает: а чего меня воспитывать?! Я и так воспитанный, пускай воспитывают других. И подросток так воспримет, и взрослый человек. Поэтому в этом плане слово «воспитание», может быть, и не очень сюда подходит» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002). Она же делает примечательное признание: «С. Савицкая: Я привыкла доверять не словам, а делам. А дела я вижу следующие. Тот же спорт, та же беспризорность» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002) — далее следует аргументация.

Местоимение «мы», типичное для политических дискурсов и чаще всего используемое в обобщенном (преимущественно гентильном) значении, употребляется в ее речи в разных смыслах: «С. Савицкая: Мы недавно приняли государственный бюджет. И по принятии бюджета, к моему сожалению, сейчас у нас в Государственной Думе практически большинство имеют четыре группы четырех фракций, и то, что принимается, - это то, что проталкивает Президент и правительство. Так вот, ни на физкультуру, ни на борьбу с беспризорностью дополнительных средств там не выделено. И я боюсь, что все благие намерения, которые сейчас звучат по поводу спорта, закончатся ничем. Дай Бог, чтоб мы хорошо выступили на Олимпиаде» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002) — в этом примере семантика местоимения «мы» пластична: мы — это сначала депутаты Думы, затем — российский народ, представляемый спортсменами (синекдоха);

«С. Савицкая: (...) У нас есть не только традиции. У нас, у нашего народа веками складывались еще и нравственно-духовные ценности. И мы — народ, мы — нация, мы все-таки в большей степени коллективисты, чем индивидуалисты» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002) — здесь использовано «мы гентильное». Либералы склонны говорить от имени своей партии, а также от имени нации (большую часть которой они презирают), местоимение «мы» они используют репрезентативно, что воспринимается как пропагандистская фальшь. С. Савицкая не чужда этого принципа, но как проявление психологии коллективизма: она не отделяет себя как от всего народа, так и от коллег или товарищей по партии, от единомышленников. Эта закономерность справедлива и по отношению к другим местоимениям (см. ниже в полемике с В. Новодворской).

С. Савицкая не чуждается риторических средств, например, повторов:

«С. Савицкая: А мне не надо, я не могу стыдиться своей деятельности. Я горжусь своей деятельностью. Я не боролась против своей страны никогда» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002), — но в целом риторическими приемами не пользуется.

При этом она бывает по-настоящему остроумна, например, в следующем диалоге с Новодворской. Это остроумие порождается масштабом ее личности:

«В. Новодворская: И вообще, мне от вас хочется в космос улететь. На вашем же корабле.

С. Савицкая: Если бы я могла, я бы вам составила протеже без возврата» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002). В. Новодворская говорит как догматик, употребляя местоимение «вы» обобщенно («коммунисты», она ненавидит их всех без различия), С. Савицкая видит перед собой конкретную — отвратительную лично ей — персону и обращается именно к ней. Понятно, что этическое превосходство оказывается на ее стороне: В. Новодворская, не летавшая в космос, пытается опошлить чужой подвиг; С. Савицкая, бывавшая в космосе, предлагает ей этот подвиг повторить. Поведение В. Новордворской истерично и мелко, нескрываемое презрение С. Савицкой «великолепно» (А.А. Ахматова).

Носители позитивного дискурса тоже используют, цитируют чужие слова, как и большинство публичных политических деятелей, но стремятся избегать банальных примеров, общих мест: «С. Горячева: Продолжая уже хорошую традицию, я хочу ответить очень коротко словами Пушкина: «Беда в стране, где раб и льстец одни приближены к престолу» (Аплодисменты) (Свобода слова. Коммунисты. НТВ. 2002) — удачный выбор цитаты подтверждается реакцией зала, как и в следующем случае:

«С. Горячева: Я приготовилась отчитаться об этом на пленарном заседании. Вы проголосовали за то, чтобы даже прения не открывать, извините. Так вот в этой ситуации я хочу сказать вам: вы от меня избавились не потому, что я плохо работала. Вы ни одной претензии мне не предъявили, а потому что вам не нравятся мои политические убеждения. Так чем вы лучше агрессивно послушного большинства застойных времен? Я не хочу, чтобы сложилось мнение, что я держусь за этот портфель. Вы знаете, что я занимала очень высокий пост в 90-91 году, выступала с известным политическим заявлением, критикуя Ельцина, и добровольно ушла в отставку, хотя мне предлагали большие блага только за одно молчание. Вам я хочу ответить, заканчивая свое выступление, словами: по мне лучше жить недовольным Сократом, чем довольной свиньей» (Аплодисменты)» (Свобода слова. Коммунисты. НТВ. 2002).

Впрочем, обычно эти люди мало следят за красотой изложения, что довольно ясно проявляется на синтаксическом уровне — аббревиированный синтаксис: «С. Савицкая (В. Новодворской): Только не надо на нашей идее своими устами. Вы передергиваете, говорите неправду» (Свобода слова. Агитпроп. НТВ. 2002). Правда — фундаментальное понятие позитивного дискурса, и ее, пусть даже не в идеальной, даже косноязычной, форме, следует высказать. Основное достоинство такой речи — точность, остальное малосущественно.

Конститутивные признаки данного дискурса:

а) «место действия» — разные каналы ТВ, включая центральные (ОРТ, РТР, НТВ);

б) основной вид передач — ток-шоу (носители дискурса — личности, а не передачи в целом);

в) актанты - гости программ, публика в студии;

г) функции актантов — обсуждение социально значимых и — реже — бытовых проблем, дискуссия;

д) типичные свойства актантов — здравомыслие,'интолерант- ность, стремление к адекватному видению проблемы;

е) взаимная позиция актантов — откровенная оппозиция по отношению к противнику;

ж) ценности - антилиберальные, коммунистические или социалистические, «государственнические», «патриотические»;

з) сюжетность — как правило, отсутствует;

и) социальные показатели — социально активные представители трудящихся классов, интеллигенции, нередко — политические деятели; образование - среднее или высшее (чаще прикладное);

к) общая языковая характеристика — точность и яркость, логичность речи при не всегда достаточной грамотности; недоверие к штампам, иноязычным словам — всему, что затрудняет понимание; пресечение попыток оппонента к манипулированию их поведением;

л) дискурсивный регистр — индивидуальное начало выражено, как правило, очень ярко;

м) дискурсивный модус - теле- и радиопередачи идут нередко в прямом эфире, в интерактивном режиме;

н) направленность — одновременно внешняя и внутренняя;

о) поверхностный информационный уровень — адекватный реальности;

п) глубинный информационный уровень — нацеленность на дискредитацию оппонента и его идеологии.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Легенды и сказания о табаке в круге чтения устьцилемов.
Географический термин как смыслоразличительный компонент урбанонима
Квалитативно-квантитативный компаративный анализ опубликованных региональных словарей русских народных говоров
Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми
Импорт концепта «management» в русскую лингвокультуру
Вернуться к списку публикаций