2012-11-15 16:30:13
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Жанры речи как функционально-стилистический феномен (вопросы теории)



Жанры речи как функционально-стилистический феномен (вопросы теории)


Стилистико-речевая системность в ее обусловленности содержательно-смысловой системностью жанра. Как отмечалось выше, различные виды духовной социокультурной деятельности (научной, правовой, политико-идеологической и т.д.) осуществляются с опорой на сформировавшиеся в них культурные формы (образцы), к числу которых принадлежат жанры речи. В ходе продуцирования текста той или иной жанровой разновидности первичная комплексная целеустановка субъекта речи (авторский замысел), сближаясь в каком-либо отношении с повторяющимися, социально осознанными коммуникативно-познавательными целями, развертывается в соответствии с подвижными моделями актуализации этих целей. Как подчеркивал М.М. Бахтин, «речевой замысел говорящего со всей его индивидуальностью и субъективностью применяется и приспособляется к избранному жанру, складывается и развивается в определенной жанровой форме». «Чем лучше мы владеем жанрами, ...тем полнее и ярче раскрываем в них свою индивидуальность (там, где это можно и где это нужно)».

Поскольку организация создаваемого текста определяется характером авторского замысла, при переходе с макростилевого уровня исследования на жанровый уровень и изучении жанров речи как композиционно-тематических и стилистических типов текста необходимым становится включение в анализ категории цели уже не как назначения определенного вида социокультурной деятельности, а как первичного авторского замысла, который актуализируется в этом виде деятельности, - с прослеживанием конкретизации замысла системой частных типовых целеустановок, реализуемых в виде текстовых единиц (субтекстов). Содержательно-смысловой план речевого произведения исследуется теперь не только в отношении проявления общих свойств типа мышления, но и с точки зрения иерархической организации конституирующих сообщение интеллекту- ально-мыслительных действий (с учетом этой важной стороны смысловой системности текста). Содержание же этих действий рассматривается как фактор, определяющий модально-целевую окраску речи, а также отбор и использование собственно языковых средств.

Известно, что всякая деятельность, всякое активное поведение «слагаются целиком и полностью из элементарных действий». При изучении продуцирования текста в качестве таковых могут рассматриваться речевые акты, реализующие (совместно с другими речевыми актами) частные познавательно-коммуникативные целеустановки, переходящие в более общие цели.

Реализация частных типовых целеустановок определяет типовое содержание актов речи и в связи с этим особенности отбора разноуровневых языковых средств: моделей предложения, синтаксических форм слова, категориально-грамматических значений и др.

Целенаправленность актов речи детерминирует, кроме того, стилистическую окраску дискурса. В самом деле, одним из важнейших грамматических средств создания этой окраски являются, как известно, значения времен глагола. Например, глагольная форма настоящего времени регулярно выражает в научной речи вневременное (абстрактное) значение, в официально-деловой - значение долженствования, в художественной - живого представления и т.д. Природа же этих значений, точнее, функций грамматической формы заключается в том, что они, по справедливому замечанию А.В. Бондарко, «представляют собой внеязыковые цели ее употребления... Подобные функции связаны с определенной сферой, условиями общения, жанром, целенаправленностью речевого акта».

Оговорим, что речевой акт не отождествляется нами лишь с одной из его составляющих - с иллокутивным актом, поскольку мы не абстрагируемся от референтной ситуации, от общего контекста деятельности, в который включено сообщение, и ряда других факторов, в комплексе определяющих семантическое содержание познавательно-коммуникативного действия и особенности его речевой объективации.

Анализ примеров. Рассмотрим гипержанр (термин К.Ф.Седова) научного обзорно-аналитического текста, весьма показательный в плане изучаемого единства композиционнотематической и стилистической сторон речевого произведения, а также зависимости стиля от типа оценивающей позиции субъекта и от воплощения в тексте различных форм диалогичности.

Наиболее фундаментальная цель научно-аналитического обзора состоит, по-видимому, в том, чтобы на основе исследования определенной области научного знания выявить тенденции его развития: Цель настоящей статьи — проследить линию развития логических концепций значения; Свою задачу автор видит в том, чтобы показать эволюцию представлений психолингвистов о ... В ходе актуализации этой цели субъект речи должен дать ответ на вопросы, соответствующие информационным ожиданиям адресата, осветить ряд тем.

Так, если объект метатеоретического анализа максимально масштабен, если им является развитие той или иной научной дисциплины, то с большой степенью вероятности может рассматриваться вопрос о последовательной смене научных парадигм, об эволюции отдельной парадигмы, о ее развертывании более частными концепциями. Определение места той или иной теории в системе развивающегося научного знания предполагает выделение вклада исследователя в науку и, кроме того, установление недостатков концепции, преодолеваемых последующими доктринами. Характеристика вклада ученого в научное знание, в свою очередь, предусматривает анализ понятийной системы концепции, исследование отношений этой концепции с предшествующими, современными ей и последующими доктринами. При изучении понятийного аппарата отдельной теории освещается вопрос о ее методологических принципах, системообразующей идее, о менее общих и сравнительно частных идеях, о связях и отношениях между понятиями и др. Это лишь некоторые важнейшие звенья указанной информативной модели, строение которой, ввиду ее подвижности и открытого характера, не может быть описано с исчерпывающей полнотой. Реализация данной модели в конкретных научных текстах бывает относительно полной или частичной, детальной или компрессированной, чем определяется размер речевого произведения либо его фрагмента.

Поскольку в большинстве случаев объект метатеоретического исследования не столь широк, как в приведенном примере, обзорноаналитические тексты чаще всего создаются на основе не всей этой комбинаторной модели, а лишь некоторых ее звеньев. Так, весьма распространены научно-речевые произведения, посвященные изучению отдельной теории и ее места в развивающемся научном знании или выделению вклада ученого в науку, либо критическому переосмыслению и обобщению имеющихся результатов, анализу последних достижений науки, подводящих к новым исследованиям и др.

Психологическая реальность рассматриваемой модели доказывается, между прочим, тем, что авторы обзорно-аналитических текстов нередко представляют ее читателям при формулировке цели и задач исследования: ...мы ставим своей целью: рассмотреть основные положения этой концепции в их взаимосвязи и взаимообусловленности с учетом удельного веса каждого положения во всей концепции автора, а также проследить за эволюцией его идей; ...сопоставить положения, выдвинутые Бодуэном, с воззрениями его современников, а также с идеями предшествующих и последующих направлений. Все это... подготовит почву для адекватного определения места Бодуэна в языкознании XIX-XX вв.

Не останавливаясь на композиции целых речевых произведений, обратимся к небольшим относительно автономным текстовым фрагментам (сверхфразовым единствам и их последовательностям), конституируемым сравнительно небольшим числом актов речи, к содержательно-смысловой и обусловленной ею поверхностноречевой организации этих отрезков текста:

Гораздо более перспективными с этой точки зрения кажутся теории значения, опирающиеся на структурно-системное понимание природы естественного языка.] [

В этом плане интересным является подход Д. Ротбарта, с точки зрения которого в метафорическом переносе «задействовано» не все буквальное значение, а только его отдельные фрагменты. Ротбарт выделяет в структуре понятий семантические постоянные и семантические переменные. Семантические постоянные передают наиболее существенные свойства семантики понятия. Например, семантическая постоянная слова «металл» - его способность взаимодействовать с кислотами. Семантические переменные передают несущественные свойства типа цвета, ковкости и т.д. С позиций Д. Ротбарта, необходимое условие успешности метафорического переноса - участие семантических постоянных. В случае же участия в переносе семантических переменных образуются, как правило, неудачные метафоры. Д. Ротбарт приводит следующий пример - австралийские аборигены, впервые увидев книгу, назвали ее «раковиной» на основании того, что книга, как и раковина, открывается и закрывается. Очевидно, что выражение «Книга - раковина» было образовано путем переноса несущественной с нашей точки зрения переменной и поэтому явилось неудачной метафорой.

Оценивающая позиция субъекта речи, будучи одним из главнейших жанрообразующих факторов, проявляется здесь в актуализации целеустановки на осмысление наиболее важных идей в развитии некоторой области знания. Содержание этих идей разъясняется читателю, налицо «разговор с ним», диалогичность в форме «я - вы». При этом различные подходы к проблеме сравниваются и оцениваются субъектом речи (Гораздо более перспективными... кажутся теории значения...), тем самым в широком контексте реализуется и разновидность диалогичности «он1 – он2 - я».

Естественно, что речевая организация этого фрагмента обнаруживает инвариантную стилевую черту научного стиля - отвлеченно-обобщенность. Однако на фоне этой черты проявляется еще и функциональное значение интерпретации некоторой научной концепции - выделения основных положений последней и целенаправленного доведения их до сознания адресата. Этим модальная окраска рассматриваемого фрагмента текста отличается от окраски научных же текстов, в которых, например, выдвигается гипотеза о природе изучаемых явлений или описываются эмпирические факты, либо ведется дискуссия и т.д.

Но и в границах указанного функционального значения дополнительно обнаруживается ряд модально-целевых окрасок - представления читателю базовой идеи (в метафорическом переносе «задействовано» не все буквальное значение, а только его отдельные фрагменты) и важнейших концептов интерпретируемой теории (Ротбарт выделяет в структуре понятий семантические постоянные и семантические переменные), определения содержания этих концептов (Семантические постоянные передают наиболее существенные свойства семантики понятия), иллюстрирования тех или иных положений (Например, семантическая постоянная слова «металл» - его способность взаимодействовать с кислотами), комментирования иллюстраций, разъяснения их смысла (...выражение «Книга - раковина» было образовано путем...) и др.

Такого рода модально-целевые окраски, определяемые содержанием тех или иных познавательно-речевых действий, соотносимы с понятием иллокутивной силы, но, как говорилось, не исчерпываются им. Эти действия не отделяются нами от деятельности, а рассматриваются как ее компоненты и, следовательно, принимается в расчет их мотивационная насыщенность. Так, разъяснение смысла примеров, иллюстраций - это в данном случае часть деятельности по иллюстрированию тех или иных идей концепции и, опосредованно, по определению ключевых понятий последней.

Как видим, система коммуникативно-познавательных действий, реализующих некоторую комплексную целеустановку (выделить, интерпретировать и разъяснить адресату базовые идеи рассматриваемой концепции), обусловливает модальную окраску фрагмента текста, являющегося результатом актуализации этой целеустановки.

Указанная система действий детерминирует, кроме того, композицию текстового фрагмента: сначала в общем плане формулируется суть подхода ученого к проблеме, затем в строгой логической последовательности определяются, разъясняются и иллюстрируются важнейшие понятия и связи между ними.

При этом данная схема построения фрагмента речевого произведения воспроизводима как в целом, так и в отдельных своих звеньях. Ср., например, повторяющиеся речевые посроения, функцией которых является характеристика ряда коррелятивных понятий:

Ротбарт выделяет в структуре понятий семантические постоянные и семантические переменные. Семантические постоянные передают наиболее существенные свойства семантики понятия. Например, семантическая постоянная слова «металл» - его способность взаимодействовать с кислотами. Семантические переменные передают несущественные свойства типа цвета, ковкости и т.д.;


К. Льюис различает в семантике имени четыре компонента: денотацию, или экстенсию, коннотацию, или интенсию, протяженность (comprehension) и обозначаемое, или сигнификацию. Под протяженностью, или объемом, терма Льюис имеет в виду все существующие и мыслимые предметы, к которым может быть отнесен данный терм и утверждение о существовании которых не таит в себе противоречия. Так, объем терма квадрат охватывает все существующие и воображаемые квадраты, но не включает круглых квадратов <...>.

В обоих случаях (количество примеров могло бы быть умножено) субъект речи проспективно представляет читателю важнейшие понятия концепции, затем определяет и поясняет их.

Повторяются в типовых фрагментах текста и конструктивные приемы, в данном случае - прием иллюстрирования тех или иных положений исследуемой теории с помощью ярких примеров (обычно предложенных автором этой теории):

Ротбарт приводит следующий пример - австралийские аборигены, впервые увидев книгу, назвали ее «раковиной» на основании того, что книга, как и раковина, открывается и закрывается. Очевидно, что выражение «Книга - раковина» было образовано путем переноса несущественной с нашей точки зрения переменной и поэтому явилось неудачной метафорой;


[Фреге сосредоточил свое внимание на том факте, что слова и выражения, обладающие разным значением, могут быть тем не менее отнесены к одному и тому же предмету.] Так, выражения утренняя звезда и вечерняя звезда оба приложимы к Венере, появляющейся на небосклоне в утренние и вечерние часы; победитель при Иене и побежденный при Ватерлоо называют одного и того же полководца - Наполеона, для которого по- разному сложился исход упомянутых сражений.

Примечательно, что субъект речи, продуцируя подобные речевые построения, как бы поддерживает живой контакт с адресатом: прибегая в необходимых случаях к пояснениям, используя яркие примеры, дает ему возможность осознать смысл анализируемых идей и лишь затем переходит к другим положениям, стремится достичь «сомыслия» с читателем.

Наконец, нужно подчеркнуть, что репродуктивная система компонентов виртуальной модели - типовых коммуникативно-познавательных действий - определяет системную взаимосвязь конкретных актов речи (высказываний и субвысказываний), причем для реализации цели этих действий формируется репертуар типовых употреблений языковых средств. Так, тот или иной речевой акт, например, Ротбарт выделяет в структуре понятий семантические постоянные и семантические переменные, своею целеустановкой (представить читателям важнейшие понятия исследуемой концепции) связан с другими актами речи, назначение которых состоит в определении этих понятий, разъяснении их содержания. При реализации указанной типовой цели регулярно употребляется особая лексико-синтаксическая конструкция - модель предложения N1-Vf в таком ее лексическом наполнении, при котором подлежащее выражено именем собственным, сказуемое - переходным глаголом речемыслительной семантики, а прямое дополнение - существительным или субстантивным словосочетанием терминологического значения: Фреге предложил различать... способность к референции... и смысл. Отметим при этом, что в соответствии с организацией модели коммуникативно-познавательных действий данная конструкция занимает инициальное положение в составе текстового фрагмента. За ней следуют конструкции, практикой общения приспособленые для определения понятия. Их репертуар весьма разнообразен. Ср. смысловую близость (эквивалентность) высказываний: Семантическими постоянными Ротбарт называет наиболее существенные свойства семантики понятия; Согласно Ротбарту, семантические постоянные - это...; Под семантическими постоянными Ротбарт понимает...; Для обозначения... Ротбарт использует термин «семантические постоянные» и др. (Заметим, что в соответствующем контексте функцию определения понятия может выполнять любое предложение, описывающее существенные свойста изучаемого объекта.) Далее, установка на иллюстрирование тех или иных дефиниций приводит к использованию вводных слов например, так, клишированных предложений типа: Примером чего-л. может служить что-л.; Кто-л. приводит следующий пример; Что-л. можно проиллюстрировать примером и т.п.

Таким образом, репродуктивные особенности отбора, размещения, сочетания, речевой модификации языковых средств определяются моделью развертывания содержательно-смысловой стороны сообщения - системой повторяющихся целеустановок по отношению к объекту и к адресату. В результате складываются стили типовых субтекстов, т.е. субжанров.

Субжанровые же стили объединяются типовым замыслом целого текста и образуют стиль речевого жанра как разновидность стилистико-речевой системности соответствующего функционального макростиля. Соответственно гибкости, подвижности смысловой организации жанра изменчиво, вариативно и строение его речевой ткани.

* * *

Итак, жанровые стили, или, иначе, жанровые разновидности стилистико-речевой системности, могут быть определены как взаимосвязь актов речи на основе взаимосвязи их типовых целеустановок, объединенных типовой целью более общего характера (ср. приводившуюся мысль Г.О. Винокура о том, что несколько актов речи - уже не сумма индивидуальных актов только, а их система, обладающая социальной значимостью); эти целеустановки детерминируют особенности построения дискурса, его функциональную окраску, закономерности отбора и использования языковых средств.

Охарактеризованный подход к изучению жанровых стилей представляется значимым для раскрытия единства внутренней и внешней организации жанра. Кроме того, получает развитие очень важное для стилистики положение о целесообразности видов речевой системности, сложившихся в разных сферах и ситуациях общения, так как вводится представление о детерминированности жанровых типов стилистико-речевой организации, воспроизводимой (но при этом «гибкой», варьирующейся) системой познавательно-коммуникативных целей и реализующих их действий.


Салимовский Владимир Александрович



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Эпилог романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» как ключ к сюжету: вечная встреча в Боге
Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми
Концепт как объект исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии
Топоним как компонент образной парадигмы
Сопоставительный анализ словообразовательной структуры урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Вернуться к списку публикаций