2012-11-15 15:33:34
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Речевые жанры научного академического текста



Речевые жанры научного академического текста


Тексты начинаются кратким анализом общей проблемы и используемых в соответствующей области знания важнейших понятий, после чего формулируются принципы исследования: Проблема социальной перцепции является одной из традиционных... Преодоление узости когнитивистского подхода... возможно... при условии введения в анализ принципа деятельности. Поскольку «система функций» не принадлежит к разработанным современной наукой понятиям, принцип «от функции», по-видимому, затруднил бы пользование такой грамматикой. Вероятно, функциональной можно считать грамматику, построенную и от средств к функциям.

Затем выдвигается ключевая идея: ...в плане исследования социальной перцепции он [принцип деятельности] позволяет интерпретировать социальную группу как особый субъект деятельности и рассматривать когнитивные процессы... соотнося их с этим субъектом; Опыт работы позволяет признать необходимым и сущностным для синтаксиса такое понимание функции, которое связано со строительными, комбинаторными свойствами единиц... Функция выражает отношение синтаксической единицы к единице коммуникативной...

На этой основе в сжатой форме развертывается концептуальная система теории. В статье Г.М. Андреевой она представлена понятиями «социальная перцепция», «личность», «социальная группа», «межличностные отношения», «групповая деятельность» и др., в статье Г.А. Золотовой - понятиями «синтаксема», «синтаксическая модель», «типовое значение предложения», «структурносемантическая типовая основа текста» и др.

Отметим, что для анализируемых речевых произведений характерна и демонстрация наиболее значительных результатов, полученных в ходе разработки теории: Наряду с общими методологическими проблемами исследования ... изучаются конкретные нормативы перцепции как прямая функция совместной деятельности (А.И. Донцов); Именно таким путем обрабатывается материал в «Синтаксическом словаре русского языка», подготовленном к печати....

В качестве примера экспликации научного понятия в тексте значительного объема рассмотрим монографию Г.В. Суходольского «Основы психологической теории деятельности».

Первая часть речевого произведения в основном носит метатеоретический характер. Исследование понятийного аппарата работ в изучаемой области является здесь одним из главных смысловых блоков. Объясняется это тем, что свою цель автор текста видит в разработке обобщенной психологической концепции деятельности. В соответствии с этой целью в первой части произведения широко используются модели анализа и изложения старого знания.

Вторая часть текста строится в соответствии с рассматриваемым жанровым каноном. Она начинается формулировкой принципов теории (постулата взаимодействия, постулата активности и др.), после чего в компрессированном виде излагается схема экспликации понятия деятельности: Исходный системный базис для психологического изучения деятельностей можно представить в виде многомерного абстрактного пространства описаний... Сказанное обусловливает выделение... четырех главных подпространств: морфологии, аксиологии, праксиологии и онтологии деятельностей... На втором уровне соответственно выделяются: составы и структуры....

Дальнейшее развертывание текста соответствует этой модели. Каждому из выделенных аспектов развития понятия деятельности посвящена отдельная глава второй части: Морфология деятельностей. Аксиология деятельностей. Праксиология деятельностей. Онтология деятельностей. Внутреннее членение этих глав тоже определено приведенной схемой (Составы. Структуры и др.).

Рассматривая закономерности текстового воплощения экспликации научного понятия, обратимся к характерному случаю, когда вслед за постановочными публикациями, содержащими общий план построения теории, появляется серия статей, в каждой из которых разрабатываются отдельные звенья концептуального аппарата этой теории (определяются понятия о свойствах и связях абстрактного объекта), а затем создается монография, интегрирующая предшествующие статьи и представляющая уже развернутый вариант экспликации основного понятия концепции.

Такова, например, последовательность выхода в свет работ И.Р. Гальперина при создании им лингвистической теории текста. Построение этой концепции запечатлено в серии его публикаций, развивающих положения постановочной статьи «Грамматические категории текста», а именно в статьях «Членимость текста», «Ретроспекция и проспекция в тексте», «Интеграция и завершенность текста» и в других, а в конечном счете - в монографии «Текст как объект лингвистического исследования».

Композиционно-смысловая структура этого речевого произведения определяется теоретической схемой, содержащейся уже в постановочной статье и развитой в первой главе указанной монографии. Эта схема предполагает развертывание понятия о тексте в ходе определения системы существенных текстовых признаков (категорий), к которым, по мнению ученого, относятся информативность, интеграция, сцепление, ретроспекция, проспекция, континуум и некоторые другие. В первой главе монографии излагаются также исходные теоретические представления автора-ученого (...необходимо коснуться хотя бы вкратце тех научных предпосылок, на основе которых можно построить теорию текста) и формулируется определение основного понятия концепции: Текст - это произведение речетворческого процесса...

Все последующие главы (прежде - отдельные статьи) посвящены разработке понятийного аппарата теории, а именно текстовых категорий информативности, членимости, когезии, континуума, ретроспекции и проспекции и др.

Как видим, указанные тексты, при всех их различиях, продуцируются в соответствии с единой гибкой схемой дедуктивного развертывания теории, что определяет общие черты их организации: во всех случаях автор-ученый сначала формулирует исходные теоретические положения (этим представляя читателю результаты первой фазы теоретического исследования), затем определяет основное понятие концепции или излагает ее ключевую мысль, после чего строит систему производных понятий.

Стилистико-речевая организация текстовых единиц исследуемого жанра. Конкретные способы построения теории весьма разнообразны. Этим в значительной мере объясняется большое разнообразие текстовых единиц, отмечаемых в анализируемых речевых произведениях. Рассмотрим некоторые наиболее характерные из этих единиц.

Замещение неопределенного или не вполне точного научного понятия более точным понятием становится возможным благодаря обнаружению сущностных свойств объекта, которые учитываются в новом, углубленном концепте. Ученый, сообщая о своем видении природы предмета изучения, тем самым нередко выражает ключевые идеи своей теории (или относительно автономных частных концепций в пределах последней); затем эти идеи «конденсируются» в новом определении научного понятия: Суммируя все вышесказанное, мы можем теперь легко дать ту формулировку понятия системы... которая, с нашей точки зрения, наиболее полно отражает ее суть.

Выражение в тексте ключевой идеи теории образует текстовую единицу, характеризующуюся специфической стилистико-речевой организацией. Дискурс строится как серия вариативных повторов главной мысли, все более полно раскрывающих ее содержание и способствующих ее адекватному пониманию адресатом, - повторов, призванных, кроме того, убедить последнего в истинности и плодотворности этой мысли:

... необходимо отметить одно решающее обстоятельство: результат обладает императивными возможностями реорганизовать возбуждение в системе в соответствующем направлении.

Итак, мы видим, что все формирование системы подчинено получению определенного полезного результата, а недостаточный результат может целиком реорганизовать систему и сформировать новую, с более совершенным взаимодействием компонентов, дающим достаточный результат.

Что может быть более убедительным для положения о том, что результат является в самом деле центральным фактором системы! <...>


...упорядоченность во взаимодействии множества компонентов системы устанавливается на основе степени их содействия в получении строго определенного полезного результата. Все же степени свободы каждого компонента системы, не помогающие получению полезного результата, устраняются (рис. 1).

Таким образом, к системе с полезным результатом ее деятельности более пригоден не термин «взаимодействие», а термин «взаимоСОдействие». Она должна представлять собой подлинную кооперацию компонентов множества, усилия которых направлены на получение конечного полезного результата. А это значит, что всякий компонент может войти в систему только в том случае, если он вносит свою долю содействия в получение запрограммированного результата.

...Компонент при своем вхождении в систему должен немедленно исключить все те степени своей свободы, которые или мешают, или не помогают получению результата данной системы. Наоборот, он максимально использует именно те степени свободы, которые в той или иной мере содействуют получению конечного полезного результата данной системы.

Главное качество биологической самоорганизующейся системы и состоит в том, что она непрерывно и активно производит перебор степеней свободы множества компонентов, часто даже в микроинтервалах времени, чтобы включить те из них, которые приближают организм к получению полезного результата.

Этот комплекс идей составляет содержание итогового определения системы: Системой можно назвать только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношение приобретают характер взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата.


Другой пример:


...мыслить не значит просто воспроизводить, хотя бы это воспроизведение сопровождалось переживанием самого факта его существования. Мыслить — это значит различать и отождествлять, находить противоположности и противоречия, разрешать эти противоречия и тем самым ставить те или иные проблемы и т.п. Попросту говоря, мыслить - это не значит просто воспроизводить действительность, но еще ее и анализировать, в ней разбираться, находить в ней причины и следствия, приводить ее в систему...

Не наступил ли сейчас момент заговорить именно о мыслительной переработке действительности при помощи языка и о языке как о мыслительном интерпретирующе-смысловом творчестве? Но тут мы как раз и должны ввести тот новый термин, который отсутствовал у нас при анализе языка как формы отражения действительности. Этот термин «валентность»...

...когда мы выше сказали о смысловой валентности языка, то мы имели в виду, во-первых, чисто человеческую смысловую валентность, а, во-вторых, в связи с этим и творчески-человеческую валентность, интерпретирующе-смысловую валентность, т.е. мыслительную, абстрактно пережитую, но в то же самое время готовую перейти к практике, к ее фактическому осуществлению, к переделыванию той самой действительности, отражением которой она была вначале...

Поэтому при самом минимальном учете специфики языка необходимо говорить не только о смысловой, но об интерпретирующе-смысловой валентности или об интерпретативно-смысловой валентности, выдвигая на первый план именно мыслительные стороны языка.

Приветствие при расставании древний грек обозначал словом chaire («радуйся»), древний римлянин - словом vale («будь здоров», «будь силен», «будь крепок»)...

Приведенные мысли ученого в сжатой форме воплощены в содержащемся в заключительной части статьи определении «валентности языка» как своего рода «энегрии» языка.


Хотя рассматриваемые текстовые единицы различаются своим предметным содержанием и, как следствие, репертуаром употребляемых лексических средств, тем не менее они обнаруживают общие стилистические черты, и это закономерно, поскольку в обоих случаях в речи запечатлен один и тот же вид познавательно-коммуникативного действия: целенаправленное доведение до читателей ключевой мысли концепции.

Так, стремление выделить те или иные положения как особенно важные обусловливает активизацию различных акцентуаторов: Необходимо отметить одно решающее обстоятельство; Главное качество... состоит в том, что...; ...выдвигая на первый план именно мыслительные стороны языка; ...только в том случае, если...; именно те степени свободы, которые...; мыслить - это не значит просто... но еще... и... и др. Эту же функцию выполняют графические средства (курсив, разрядка): необходимо говорить не только о смысловой, но об интерпретирующе-смысловой валентности... Ср. использование разрядки в первом примере рассматриваемой текстовой единицы.

Установка на убеждение читателя реализуется в употреблении восклицательных и вопросительных предложений, в параллельных синтаксических построениях на уровне сверхфразовых единств: Что может быть более убедительным для положения о том, что результат является в самом деле центральным фактором системы! Не наступил ли сейчас момент заговорить именно о мыслительной переработке действительности...? ...мыслить не значит просто воспроизводить... Мыслить — это значит различать и отождествлять...; ...компонент... должен немедленно исключить все те степени своей свободы, которые или мешают, или не помогают получению результата данной системы. Наоборот, он максимально использует именно те степени свободы, которые в той или иной мере содействуют получению конечного полезного результата... и др.

Необходимость возможно более точно выразить новаторскую мысль приводит к употреблению своего рода синонимов- уточнителей и к созданию индивидуально-авторских терминов: ...необходимо говорить... об интерпретирующе-смысловой валентности или об интерпретативно-смысловой валентности; ...к системе с полезным результатом ее деятельности более пригоден не термин «взаимодействие», а термин «взаимоСОдействие».

Стараясь довести свои идеи до сознания читателя, автор текста регулярно разъясняет высказываемые положения, а это приводит к использованию различных пояснительных конструкций: ...интерпретирующе-смысловую валентность, т.е. мыслительную, абстрактно пережитую...; Мыслить - это значит... Попросту говоря, мыслить - это...; Она должна представлять собой... А это значит, что... и под.

Стремясь сделать свою мысль понятной, ученый приводит примеры, в некоторых случаях рисунки: ...необходимо говорить не только о смысловой, но об интерпретирующе-смысловой валентности... Приветствие при расставании древний грек обозначал словом chaire («радуйся»), древний римлянин — словом vale («будь здоров», «будь силен», «будь крепок»); Все же степени свободы каждого компонента системы, не помогающие получению полезного результата, устраняются (рис.1).

Как видим, формулирование научной идеи, запечатлеваемой затем в понятии, - это сложное действие, предполагающее познание ученым глубинных свойств и связей исследуемого объекта и вместе с тем по возможности точное и понятное выражение становящейся мысли и убедительное доведение ее до читателей. Данное познавательно-коммуникативное действие совершается в соответствии со сложившейся подвижной стратегией, которая предусматривает вариативные повторы развиваемой мысли, акцентирование ключевых ее моментов, их пояснение, иллюстрирование, поиск речевых средств адекватного воплощения идеи. В целом речь характеризуется выраженной диалогичностью, направленностью на адресата.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Алгоритм конструирования гипертекстового диалектного словаря русского языка «ГОВОР»
Конфликтный коммуникативный акт: варианты сценариев
«Эстетика землепользования» в Западной Европе
Сопоставительный анализ словообразовательной структуры урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
Жанроведение в его отношении к функциональной стилистике
Вернуться к списку публикаций