2012-11-15 15:33:34
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Речевые жанры научного академического текста



Речевые жанры научного академического текста


Речевое взаимодействие в научной сфере общения - это сложная, гетерогенная деятельность, кристаллизующаяся в научно-речевом произведении. «Публикуемая рукопись, - отмечал известный культуролог и науковед М.К. Петров, - ...представляет собой синтез и репрезентацию результатов двух видов деятельности. С одной стороны, в ней принятым в дисциплине способом представлен результат поиска, а с другой - результат трансмутационных усилий автора». Трансмутацией М.К. Петров называет передачу индивидом нового знания в общественное достояние: одна из сторон, индивид-новатор, «стремится передать другой стороне свой «вклад», стремится объяснить его смысл, состав и ожидаемую пользу с опорой на элементы наличного, освоенного обществом знания...». Иначе говоря, автор-ученый не только воплощает в тексте новую научную информацию, но вместе с тем прилагает усилия к тому, чтобы она была одобрена читателем - оценена как новаторская, истинная, значимая - и в результате вошла в «актуальное поле» дисциплинарного знания. Кроме того, исследователь в ходе продуцирования научного текста стремится облегчить восприятие и понимание последнего адресатом, в связи с чем решает задачи фатического характера.

Естественно, что в синтетической структуре научной текстовой деятельности (имеем в виду прежде всего аспект продуцирования текста) указанные виды действий - репрезентация результатов поисковых, трансмутационных и фатических усилий автора-ученого - неравнозначны. Главная линия авторского замысла связана здесь с объективацией результатов научного поиска, тогда как установки иного плана, направленные на раскрытие научной значимости этих результатов, а также на оптимальное для читательского восприятия изложение нового знания, при всей их важности, выступают в качестве вторичных. Не случайно исследователи, определяя понятие замысла научного текста, обычно имеют в виду прежде всего собственно познавательную целеустановку. Ср.: «Первичный замысел научно-речевого произведения характеризуется наличием сознательной психологической установки на последовательную разработку определенной темы, проблемы, проблемного комплекса...».

Т. Котарбинский раскрывает суть отношений в едином комплексе разноплановых действий с помощью бытового примера: «Кроме главной цели, можно достичь в ... продукте труда большее либо меньшее количество побочных целей. Так, продавец цветочного магазина реализует главную цель, вручая покупателю златоцвет, розы, гвоздики. Но он может добавить веточку зелени, перевязать все это соответственно подобранной ленточкой, завернуть цветок в бумагу, сколоть ее края скрепкой. Все это продавец может выполнить вежливо и мило <...> Нас интересует то, что независимо от главной цели объект был обработан также с точки зрения побочных целей, несущественных для главной цели (поскольку и без учета их это дело, как бы там ни было, нашло положительное разрешение)... Тем искусней обработан данный объект, чем больше дополнительных соображений учтено при его обработке».

Используя терминологию Т. Котарбинского, мы можем сказать, что деятельность по созданию научного текста, имея главной целью репрезентацию результатов собственно познавательного процесса, осуществляется тем искусней, чем лучше автору удается реализовать обязательные для научного общения побочные цели — эксплицировать достоинства исследования, способствуя тем самым включению сообщаемой научной информации в корпус дисциплинарного знания, и обеспечить ясность изложения в широком смысле (композиционную четкость, активизацию внимания читателя, эксплицитность и др.). Заметим, что продуцирование научно-речевого произведения не исчерпывается указанными видами деятельности, но их, очевидно, можно считать основными.

Деятельностный подход к изучению текста (будь то анализ собственно процессов порождения речевого произведения или же исследование организации произведения как результата текстовой деятельности) предполагает движение «от автора, его замыслов и предварительных условий общения к способам языкового воплощения» текста.

Прослеживая развертывание авторского замысла - сложноорганизованного целостного комплекса разнохарактерных общих целеустановок, - мы, как уже отмечалось, опираемся на базовые положения общепсихологической теории деятельности: «...конечная цель деятельности достигается в целом ряде действий...». «...деятельность обычно осуществляется некоторой совокупностью действий, подчиняющихся частным целям, которые могут выделяться из общей цели».

Научное, как и любое иное, творчество невозможно без опоры на нормы деятельности. Целостную систему этих норм (образцов, схем, моделей) образует сложившийся в эпоху Нового времени научный метод. Его обычно связывают с такими познавательными действиями, как осознание проблемной ситуации; формулировка проблемы; ее разложение на несколько частичных и построение системы промежуточных задач; сбор и анализ релевантных данных, прежде всего с помощью наблюдений и экспериментов; поиск пред- посылочных результатов; упорядочение, систематизация, синтез имеющихся данных, их интерпретация и объяснение; формулирование догадок, гипотез и пробных решений; их проверка, в частности путем сопоставления с экспериментальными данными, выявление и исправление ошибок; возврат к исходным данным и к самой проблеме с целью более глубокого ее понимания; поиск разрешающего фактора; получение искомого результата; его проверка, обоснование и оценка; синтез промежуточных результатов в единую когнитивную систему; извлечение эпистемологических уроков из осуществленного познавательного процесса и др. Таково общее представление о содержании и последовательности основных познавательных действий ученого. Между тем каждое из этих действий, в свою очередь, представлено сложной системой типовых операций, зачастую вариативных. Детализированному описанию различных этапов, фаз, стадий научно-познавательного процесса посвящена обширная науковедческая литература.

В связи с тем, что научный метод запечатлевается в открытом множестве исследований, объективируемых в текстах, причем каждый научный текст отражает лишь некоторый участок генетической структуры научного познания, можно выдвинуть гипотезу о типологической близости речевых произведений, реализующих один и тот же комплекс репродуктивных схем познавательного процесса, иначе, о жанрообразующей роли познавательных моделей, схем, входящих в систему научного метода.

Мы предполагаем, далее, что иерархически организованная система целеустановок отражаемого в научно-речевом произведении участка познавательного процесса обусловливает тематическую макроструктуру и суперструктурную схему текста, т.е. важнейшие его тематические и композиционные особенности, в то время как представленность типовых тематических структур относительно стабильным потенциалом языковых единиц и целых выражений (речевых стандартов) во многом определяет отбор лексических, фразеологических и грамматических средств языка, в чем выражается стилистический параметр текстообразования (ср. определение М.М. Бахтиным речевых жанров как относительно устойчивых тематических, композиционных и стилистических типов высказываний).

Специально оговорим, что различаются жанры, исторически признанные таковыми, и жанры теоретические. По справедливому замечанию Ст. Гайды, исторические жанры обязательно являются теоретическими, но обратный порядок не всегда верен. Думается, что приведенное бахтинское определение речевого жанра выражает теоретический концепт, не рассчитанный на охват всего многообразия исторических жанров, выделенных общественным языковым сознанием на основе самых разных сочетаний разноплановых свойств текстов. Действительно, ни научная статья, ни монография не может быть признана типовым тематическим, композиционным и стилистическим единством. То же следует сказать о большинстве других исторических жанров указанной сферы общения (как, впрочем, и других сфер), например, о проспекте, диссертации, очерке, лекции и т.д.). Исходя из бахтинского определения речевого жанра как жанра теоретического, мы, следовательно, будем выделять и анализировать объекты, далеко не во всех случаях уже имеющие генологические названия.

Речевые жанры научного эмпирического текста

Эмпирическое исследование как экстралингвистическая основа рассматриваемых речевых жанров. Поисковый этап научно-познавательного процесса обычно начинается фазой первичного знания, состоящей в получении исходных сведений об объекте исследования с помощью наблюдения и эксперимента. Интенсивное накопление начальных сведений об объекте изучения особенно характерно для ранней стадии развития научных дисциплин, но оно происходит и тогда, «когда дисциплина достигла достаточно высокого уровня теоретизации, но тем не менее открывает явления, для которых еще не создано объясняющих теорий». При этом, как известно, накопление фактов в определенной предметной области зачастую осуществляется многими учеными и в течение длительного времени.

Научные тексты, объективирующие исследование, направленное на получение исходного эмпирического знания как основы формирования описательной теории, будем называть эмпирическими текстами.

Как известно, существуют различные критерии разграничения двух основных уровней научно-познавательной деятельности - эмпирического и теоретического. Эти уровни могут быть противопоставлены по признаку наблюдаемости - ненаблюдаемости объекта изучения; непосредственной или опосредованной связи процесса познания с объективной действительностью; отражения в сознании «явления» или «сущности»; отсутствия или наличия строгой системной зависимости между элементами знания; принадлежности этих элементов научной теории и др. (см. работы П.В. Копнина, В.А. Лекторского, М.В. Мостепаненко, Т.И. Ойзермана, А.И. Ракитова, Г.И. Рузавина, В.А. Смирнова, B.C. Швырева и др.). При этом обычно отмечается, что эмпирическое и теоретическое исследования взаимопроницаемы, что граница между ними - скорее не четкая линия, а «размытая полоса».

По мнению В.С. Швырева (1978), все указанные дифференцирующие признаки двух важнейших уровней научно-познавательного процесса могут быть выведены и объяснены на основе различения деятельности применения и деятельности совершенствования концептуальных форм: «... в основу экспликации представлений о теоретическом познании можно положить понятие о деятельности, направленной на совершенствование и развитие концептуальных средств, ... в основу экспликации представлений об эмпирическом исследовании ... - понятие о деятельности применения концептуальных средств». Если теоретическая деятельность «направлена на сам аппарат научного познания, имеет целью его преобразование, развитие», то эмпирическая состоит в применении «исходного концептуального каркаса науки к все время расширяющемуся благодаря процессам наблюдения и эксперимента познавательному материалу, информации о мире». В дальнейшем мы будем исходить из этого общего критерия разграничения теоретического и эмпирического уровней научного творчества.

Охарактеризуем структуру эмпирического познания, отражающуюся в открытом множестве научно-речевых произведений.

В науковедческой литературе имеются различные варианты ее моделирования. Рассмотрим некоторые из них.

Согласно А.И. Ракитову, получение эмпирического знания предполагает: 1) фиксацию определенного объекта исследования; 2) выбор средств наблюдения, т.е. экспериментальной установки; 3) получение непосредственных данных и превращение их в знаковые записи; 4) выбор статистического аппарата и переработку при его помощи множества непосредственных данных в некоторое эмпирическое знание (факт), являющееся «статистическим резюме»; 5) оценку факта и его включение в состав наличного знания.

Во многом близкую схему предлагают В.С.Степин и А.Н. Елсуков. По их мнению, «эмпирический уровень исследования складывается из следующих шагов: 1) подготовка эмпирического исследования; 2) получение исходных данных; 3) формирование фактов науки; 4) первичная рациональная обработка научных фактов с целью установления эмпирических зависимостей».

Наиболее детализированная в целом модель научного эмпирического познания разработана М.В. Мостепаненко, различающим три стадии эмпирического исследования, в границах каждой из которых выделяется ряд частных познавательных действий. Приведем эту модель:

1. Формирование базисного эмпирического знания, т.е. «1) разработка плана и подготовка опыта (наблюдения или эксперимента); 2) проведение опыта, которое включает: а) получение исследователем чувственного отражения изучаемых явлений, б)осознание и понятийное выражение этого отражения в виде данных опыта; 3) предварительная проверка истинности данных опыта; 4) оценка степени точности отражения изучаемых явлений в полученных данных опыта».

2. Обнаружение внешних объективных взаимосвязей явлений, установление их распределения по группам. «Для этого проводятся следующие основные действия: а) анализ: в данных опыта выделяются характерные для них признаки; б) синтез: данные опыта группируются по общим признакам; в) систематизация: внутри каждой группы данные опыта распределяются в соответствии с разделением признаков на основные и второстепенные; г) классификация: вскрываются объективные отношения между явлениями внутри групп в соответствии с существенными признаками и делаются предварительные выводы об отношении между группами».

3. Установление эмпирического закона в результате а) выделения главных понятий, относящихся к каждой группе явлений, и б) нахождения функциональной связи между ними.

Как видим, в науковедческих работах эмпирическое познание рассматривается в качестве целостной системы познавательных действий. Естественно, что при отсутствии строгих конкретных критериев разграничения теоретического и эмпирического уровней научного творчества, границы этих уровней определяются по- разному: если А.И. Ракитов описывает эмпирическое исследование как процесс получения базисного эмпирического знания (фактов), то В.С. Степин и А.Н. Елсуков включают в этот вид познавательной деятельности и первичную рациональную обработку фактов, направленную на выявление эмпирических зависимостей, а М.В. Мостепаненко, кроме того, - и устанавливаемые эмпирическим путем законы. В последнее время именно широкая трактовка эмпирического познания становится преобладающей.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415




Интересное:


Топоним в составе структуры образа
Сопоставительный анализ словообразовательной структуры урбанонимов Лондона, Москвы и Парижа
«Эстетика землепользования» в Западной Европе
Концепт как объект исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии
Условия выбора варианта сценария
Вернуться к списку публикаций