2012-11-15 11:31:57
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Эвристические следствия изучения жанров речи в функциональной стилистике



Эвристические следствия изучения жанров речи в функциональной стилистике


Как отмечалось, существо функционально-стилистической интерпретации текста (текстотипа) состоит в объяснении особенностей его содержательно-смысловой и поверхностно-речевой организации спецификой объективируемой в нем разновидности духовной социокультурной деятельности - научной, административно-правовой, политико-идеологической и т.д. При этом основная задача исследования обычно заключается в анализе детерминации функциональных макростилей или же стилетекстов общими особенностями соответствующего вида духовного творчества.

Применяя этот подход к изучению жанров речи и развивая его, мы предложили ввести в исследование представления о строении деятельности, в частности, о иерархически организованной системе целей и реализующих их действий; о воплощении в текстах отдельных участков репродуктивной структуры вида духовной социокультурной деятельности; о подведении первичного авторского замысла под типовую цель, включенную в эту структуру; о реализации замысла в соответствии с гибкой комбинаторной моделью (программой) в виде сложной системы субтекстов; об актуализации ближайших типовых целеустановок посредством использования сложившегося репертуара разноуровневых языковых средств.

В то время как при изучении функциональных стилей речи и стилетекстов в качестве базового экстралингвистического фактора рассматриваются инвариантные характеристики видов духовной социокультурной деятельности, при исследовании жанров речи предполагается, кроме того, учет вариативного осуществления каждого из этих видов деятельности в форме различных типовых действий (систем действий), соответствующих тому или иному жанру.

Можно, как нам представляется, утверждать, что функционально-стилистический метод, примененный первоначально к макростилям, доказывает свою плодотворность и в отношении речевых жанров.

При этом генологический анализ обнаруживает новые аспекты взаимодействия функциональной стилистики с лингвопрагматикой и с теорией дискурса, что весьма важно с точки зрения разработки основ широкой речеведческой концепции.

Как известно, в лингвопрагматике понятие речевого акта эксплицируется в контексте проблемы вербального взаимодействия людей. Коммуниканты обладают общими речевыми навыками, знаниями и представлениями о мире, их речевое поведение подчинено принятым в данном обществе нормам. Обычно речевой акт рассматривается как отдельное однофазовое действие, выражающее межличностные отношения и обнаруживающее коммуникативное намерение говорящего. Именно по отношению к отдельным речевым актам решаются проблемы определения понятия иллокутивной силы, типологии иллокутивных сил, установления инвентаря последних, распознавания коммуникативной цели высказывания и др.

Между тем основным объектом функциональной стилистики является тип целого речевого произведения, поэтому со стилистической точки зрения интерес представляет рассмотрение не столько изолированного речевого акта, сколько коммуникативно-познавательного действия, включенного в текстовую деятельность.

Выше было показано, что надежную теоретическую опору для такого подхода создают представления общепсихологической теории деятельности, в частности, трактовка понятия действия «как важнейшей «образующей» человеческой деятельности».

Изучение акта речи в составе текстовой деятельности (мы пытались реализовать этот подход в связи с типологическим исследованием содержательно-смысловой организации текстовых единиц и их стилистико-речевой системности), по-видимому, может привести к значимым результатам и при анализе иллокутивной функции высказывания, поскольку последнее, как правило, актуализирует не только ближайшую целеустановку, но и ряд последующих целей, в результате чего усложняется содержание действия. Как писал Л.С. Рубинштейн, «включение действия в новый, более обширный, контекст придает ему новый смысл и большую внутреннюю содержательность, а его мотивации большую насыщенность». По-видимому, эта закономерность имеет прямое отношение к природе иллокутивного акта, если он рассматривается как момент текстообразования.

Отметим, кроме того, что анализ совершения коммуникативно-познавательных действий в соответствии с социокультурными моделями (образцами) определенных видов духовной деятельности развивает и конкретизирует представления о конвенциальности речевого акта.

Не менее интересен вопрос об отношении функционально-стилистических представлений о жанрах речи к идеям теории дискурса М.Фуко. Прежде всего отметим определенный параллелизм между базовым для стилистики и жанроведения понятием «сферы познавательной деятельности и общения» и одним из основных концептов теории дискурса - понятием «дискурсивной формации». Правда, М. Фуко, стремясь трактовать материал «в его первичной нейтральности», считает нужным во имя методологической строгости анализа отказаться от привычных членений и не прибегать к таким словам, как наука, литература, философия, религия, идеология, теория и под. Однако он отмечает, что в конечном счете, возможно, придется вернуться к рассмотрению тех общностей, которые были отвергнуты вначале, и что для некоторых дискурсивных формаций «археологический порядок может не особенно отличаться от систематического».

Представляется, что, в то время как теория дискурса ориентирует функциональную стилистику на учет «всей игры отношений», характеризующих дискурсивный уровень, всей совокупности условий существования высказываний, стилистика «возвращает» дискурсивный анализ к поиску глубинных общих причин варьирования речи, связывая их с дифференциацией видов духовной социокультурной деятельности, осуществляемой в соответствии с культурными формами. (Ср. понятие культурной формы с понятием дискурсивной практики - совокупности анонимных исторических правил).

Характеризуя модальности высказываний, М. Фуко сосредоточивает свое внимание на объектах, максимально сближающихся с речевыми жанрами: «Количественные описания, биографическое повествование, установление, интерпретация, выведение знаков, рассуждение по аналогии, экспериментальная верификация - и множество других форм высказываний - все это мы можем найти в медицинском дискурсе XIX в.». Показательно, что формы высказываний рассматриваются в этой теории не как отдельные речевые акты, а в составе дискурсивной формации. Ее анализ должен дать ответ на вопросы: какая связь существуют между этими типами высказываний? «Какова их необходимость? Почему появляются именно эти высказывания, а не какие-либо другие?».

В.Е. Чернявская, анализируя работы, развивающие идеи М. Фуко, и намечая возможную проблематику дальнейших исследований, называет среди актуальных вопросов изучения дискурса и такой: «Какие тексты (типы текстов) конституируют данный специальный дискурс и, детальнее, в какой последовательности каждый из них может открывать, продолжать и завершать дискурс». Именно в этом русле, но выше уровнем абстракции, по сравнению со специальным, например экономическим, дискурсом, проведено наше исследование речевых жанров научного академического текста. (Ср. взаимосвязь жанров, служащих формой для текстового воплощения эмпирического исследования или же научной теории.) Поэтому функционально-стилистический подход к изучению типов речевых произведений мы считаем значимым и для разработки вопросов дискурсивного анализа, осуществляемого в русле идей М. Фуко.

Обратимся теперь к проблемам собственно лингвостилистики. Оценивая современное состояние этой науки, лингвисты нередко пишут об отсутствии у нее необходимого дисциплинарного единства, проявляющемся в слабой связанности существующих теорий. Но при этом иногда справедливо отмечается принципиальная совместимость ряда различных, подчас конкурирующих, точек зрения на природу стиля как гетерогенного объекта. Актуальной становится задача синтеза стилистических концепций. Понятно, что попытки найти подход к ее решению предполагают возвращение к той проблематике, разработке которой эти концепции посвящены.

Проблема стилей языка и стилей речи (Возможен ли синтез аналитического и функционального направлений в стилистике?)

Как известно, в отечественном языкознании разработка этой проблемы связана прежде всего с именем В.В. Виноградова. Подводя итоги дискуссии середины 1950-х гг. по проблемам стилистики, ученый писал: «Система языка - при внутреннем единстве ее структуры - представляет ли в отдельных своих частях совокупность соотносительных, дифференцированных форм и способов выражения, внутренне объединенных и образующих своеобразные стилистические «системы» («стили языка») внутри общей языковой системы? Если язык обладает этим качеством, то в какие периоды его истории оно развивается в нем и как изменяется? Или же при крепком единстве общенационального языка в его системе лишь отслаиваются отдельные черты и элементы разнообразных разновидностей и типов речи, слышатся лишь отголоски более или менее отстоявшихся видов речевого общения?».

Представление о языковых стилях как о семантически замкнутых, экспрессивно ограниченных и целесообразно организованных системах средств выражения В.В. Виноградов склонен был относить скорее к истории русского литературного языка, чем к современному его состоянию. При этом понятие языковых стилей как рядов, пластов (но не систем в строго терминологическом значении) однотипно окрашенных языковых средств было одним из центральных в стилистической концепции В.В. Виноградова. Согласно его взглядам, языковые стили выступают базой для дифференциации многочисленных стилей монологической и диалогической речи.

Вопросы функциональной дифференциации литературного языка, выделения в нем слоев стилистически окрашенных средств, организации стилистических типов высказываний и «единичных языковых проявлений» находились и в центре внимания основателей чешской стилистики.

Многолетнее обсуждение этой проблематики привело к появлению большого числа различных трактовок соотношения стилей языка и стилей речи (иногда с использованием иной терминологии), в которых зачастую неодинаково определяются исходные понятия языка, речи и стиля.

При всем многообразии высказываемых точек зрения можно в качестве отчетливо выраженной тенденции констатировать смещение акцентов с анализа стилистических свойств единиц системы языка, рассматриваемой вне экстралингвистических факторов, на изучение языковых и речевых средств достижения социально значимых целей общения, а также организации собственно речи. Если первоначально считалось, что цель (функция) принадлежит языку, то в дальнейшем запрет на введение в лингвистическую теорию внешних по отношению к системе языка факторов начал быстро ослабевать и одной из основных категорий лингвостилистики стало понятие «целей и задач общения», иначе, целей человека в различных социокультурных сферах коммуникации.

Принцип анализа «цель общения - средство» получил последовательное воплощение в концепции функциональных семантико-стилистических категорий, в соответствии с которой цели коммуникации детерминируют употребление языковых и речевых средств, их функциональносемантическую и стилистическую взаимосвязь на текстовой плоскости. Предметом изучения здесь является не только и не столько состав этих средств, сколько создаваемая в процессе их функционирования стилистико-речевая системность. При этом исследуется и семантико-композиционная организация текста, рассматриваемого в отношении его инвариантных «стилетекстовых» признаков с учетом гносеологических, психологических и собственно коммуникативных факторов текстообразования.

Представляется, что весьма важными направлениями дальнейшего развития этой концепции могут стать: 1) исследование вопроса о системе этих категорий на основе изучения организации различных видов духовной социокультурной деятельности, 2) включение в анализ стратегий и тактик развертывания содержательно-смысловой стороны текста, 3) уточнение статуса используемых языковых средств достижения повторяющихся целей общения в отношении к системе, норме и узусу и в связи с этим - совершенствование методики описания этих средств. Указанная проблематика, как мы постараемся показать, по существу является жанроведческой.

Что касается первого вопроса, то принципиальный ответ на него, с нашей точки зрения, потенциально заключен уже в самом понятии функциональной семантико-стилистической категории. В самом деле, если она представляет собой актуализацию той или иной социально значимой коммуникативной цели с помощью некоторого репертуара разноуровневых языковых средств, то система этих категорий и более частных семантико-стилистических единств совпадет со сложно структурированной, гетерогенной, подвижной системой повторяющихся коммуникативных целей в той или иной сфере общения, которая соотнесена с соответствующим видом духовной социокультурной деятельности - научной, правовой, политико-идеологической и др. При этом имеются в виду не только общие для всех текстов данной сферы коммуникативные целеустановки, но и частные (особенные) типовые цели, определяющие специфику отдельных групп текстов (жанров). Таким образом, основой для решения указанного вопроса может стать изучение в плане целеполагания объективируемой в речевых произведениях репродуктивной структуры различных видов духовной деятельности социума.

Рассматриваемая проблема имеет и другую сторону. В связи с тем, что речевая коммуникация осуществляется посредством текстов, необходимым становится изучение видоизменений типологических признаков речевого произведения в различных сферах человеческой деятельности и общения. Важно отметить, что в этом случае ключевым моментом исследования тоже выступает фактор цели: принцип анализа заключается в прослеживании постепенной реализации авторского замысла (комплексной целеустановки) типичными последовательностями речевых шагов, с фиксацией разных смысловых линий развертывания речевого произведения. Особенность этого подхода состоит в том, что он прямо ориентирован на исследование текста как целого в аспекте его типологических свойств, причем на основе анализа специфики сфер общения.

Если учесть, что социальные цели, характерные для той или иной области духовной культуры, воплощаются в замыслах коммуникантов и актуализируются в познавательно-речевой деятельности последних, то, как нам кажется, появляются предпосылки для синтеза указанных подходов: изучение функциональных семантико-стилистических категорий может быть обогащено рассмотрением реализации комплексной целеустановки субъекта речи последовательностями коммуникативно-познавательных действий; содержание же этих действий определяет характер типологических параметров текста.

Мы подошли, таким образом, ко второму вопросу - о возможном учете в этой концепции, наряду с собственно языковыми единицами и приемами их использования, моделей развертывания содержания текста - воспроизводимых систем коммуникативно-познавательных действий.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Особенности лексического повтора в русской лирической поэзии XIX века
Тема «человек и природа» в науке и литературе 1920-30-х гг.
Эвристические следствия изучения жанров речи в функциональной стилистике
Конфликт как междисциплинарная проблема
Методологический и методический аспекты описания речевого конфликта
Вернуться к списку публикаций