2012-03-17 12:48:02
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Топоним в составе структуры образа



Топоним в составе структуры образа


Эпитет

В лингвистической литературе отсутствует единство в определении эпитета. Нет единого мнения относительно грамматического оформления эпитета: может ли эпитет выражаться только прилагательным (Ж. Марузо), либо разными частями речи (Мезенин С.М., М.Н. Кожина и др.).

Спорным вопросом является наличие у эпитета тропеического характера. Ряд авторов понимает эпитет широко, как определение, заключающее в себе стилистическую информацию, рассматривая тропеический характер эпитета как необязательное качество (И.Р. Гальперин, И.В. Арнольд, Л.А. Турсунова и др.). Эпитет, обладающий трехчленной структурой, обозначается термином «метафорический эпитет» (О.С. Ахманова, И.Р. Гальперин, И.В. Арнольд и др.). «Метафорический эпитет» определяется как сложное тро- пеическое образование, объединяющее в своей структуре свойство эпитета указывать на актуальный характеристический признак определяемого понятия и свойство метафоры представлять одно понятие в форме другого. Сторонники узкой концепции рассматривают эпитет как одно из проявлений семантической двуплановости (С.М. Мезенин и др.) и говорят о неправомерности термина «метафорический эпитет», логически исключая существование неметафорического эпитета.

В работе мы, вслед за С.М. Мезениным, понимаем эпитет как «форму образного отражения, образное средство языка, основанное на переносном употреблении любой языковой единицы, обозначающей качество (свойство) предмета или действия».

В нашем материале эпитеты составили 3,5%.

В работе рассматриваются адъективные (74%) и субстантивные эпитеты (26%), что обусловлено спецификой нашего материала. Адъективные эпитеты выражены присубстантивным определением AdjN, NAdj (85%), реже - предикативом N is Adj (около 15%). Субстантивные эпитеты имеют структуру N1 of N2 (95%), в единичных примерах - N2N1 (5%).

Субстантивные эпитеты обладают признаками бинарной субстантивной прямой метафоры. Однако, если в метафоре со структурой N1 of N2 эксплицированы агент (N1) и метафоризирующий микроконтекст (N2), в эпитете вербализованы агент (N1) и референт (N2).

Вслед за С.М. Мезениным, мы рассматриваем такие семантические характеристики эпитета как внешняя и внутренняя семантическая структура. Внешняя семантическая структура вербализована (поверхностная структура), представлена связью «определяемое слово — эксплицитное определение». Внутренняя семантическая структура представлена связью «определяемое слово - имплицитное определение», она наполовину имплицитна (глубинная структура).

Общепризнанно, что грамматическая структура детерминирует семантику (Сидякова, 1967: 146), таким образом, семантические характеристики адъективных и субстантивных эпитетов рассматриваются в работе отдельно.

1) А. Большую часть (72%) адъективных эпитетов составили эпитеты, в которых топоним является определяемым словом.

В рамках внешней семантической структуры топоним сочетается с эксплицитными определениями «человеческое качество» (57%), «качество живого существа» (8%), «результат человеческой деятельности» (5%), «качество животного» (4%), прочие (26%). Таким образом, среди адъективных эпитетов, сочетающихся с топонимом, значительно преобладают олицетворяющие эпитеты (69%), большая часть которых — это персонифицирующие эпитеты.

Имплицитное определение топонима при этом выражено следующими семантическими категориями: единицы, выражающие воздействие топообъекта на человека (19%); единицы, выражающие характеристику людей, проживающих на территории топообъекта (17%); единицы, передающие степень заселенности топообъекта (16%); единицы, выражающие внешнее качество и оценку (12%); пейоративы (8%); мелиоративы (6%); единицы, передающие внешнее качество без оценки (6%); прочие (16%). Таким образом, адъективный эпитет, сочетающийся с топонимом, наиболее часто обозначает качество, так или иначе связанное с людьми, например:

...the sluggish Flint River (Mitchell, М.).

Приведенный выше эпитет представляет собой косвенную метафору- олицетворение, выраженную адъективным словосочетанием. Реке с медленным течением Flint River приписывается человеческое качество «медлительность, нерасторопность», что вызывает в сознании реципиента образ вялого, флегматичного человека. В структуре значения топонима Flint River актуализирована архисема одушевленности, сема лица и потенциальная сема «медленный». В то же самое время топоним Flint River выполняет назывную функцию, и топонимические семы (кроме архисемы неодушевленности) не утратили актуальности.

На топообъект может переноситься характеристика людей, проживающих на территории именуемого топообъекта, или конкретного человека:

...thoughts of Paris, beautiful, cruel, tender, disquieting, enchanting city, and on these I slept and dreamt of Anna (Murdock, I.).

Топоним Paris сочетается с цепочкой персонифицирующих эпитетов - beautiful, cruel, tender, disquieting, enchanting. Персонаж произведения, от лица которого ведется повествование, переносит описание своей возлюбленной и свое отношение к ней на тот город, где она живет — Париж, таким образом, сочетание эпитета с определяемым словом можно рассматривать как «словосочетание со смещенным определением». В образном контексте в структуре значения топонима Paris актуализируются архисема одушевленности и сема лица. Также актуализируется потенциальная сема «красивый», сема положительной оценки и индуцированные контекстом семы признаков, характерных для человека: тревожащий disquieting, очаровательный enchanting; противоречие этих признаков друг другу (жестокий cruel и нежный tender) помогает наиболее точно передать душевное состояние персонажа.

В. 28% рассмотренных в работе адъективных эпитетов выражено адъективированным топонимом или оттопонимическим прилагательным. Внешняя семантическая структура эпитета представлена следующими моделями: «человек - топообъект» (38%), «часть тела - топообъект» (22%), «деятельность, поступок человека - топообъект» (16%), «топообъект1 - топообъект2» (9%), прочие (15%).

Имплицитые определения выражают следующие признаки: низкого качества (16%); характеристика внешности человека; цвет; столичный, модный (по 12,5%), непонятный, сложный (9,5%), греховный, порочный (6%), прочие (31%).

Около половины (47%) адъективных топонимических эпитетов носят узуальный характер. В основе языковых оттопонимических эпитетов и в основе 30% окказиональных эпитетов лежит антономасия.

Например, в связи с тем, что в 17 - 18 вв. в Бирмингеме [Birmingham] чеканились фальшивые монеты, топоним Brummagem (написание отражает местную манеру произношения) употребляется в значении «дешевка», «подделка» безотносительно места производства фальшивой вещи. Топоним может употребляться в качестве определения в значении «низкого качества».

Антономасия лежит в основе топонимических эпитетов, выражающих характеристику человека. Так, в результате метонимии на топоним переносится значение «черты внешности», начиная типичными антропометрическими характеристиками людей, генетически связанных с определенным топообъектом (Mediterranean eyes — темные выразительные глаза), и заканчивая традиционными ассоциациями внешних признаков с людьми, проживающими в том или ином месте (Hollywood teeth — белоснежные зубы). В результате метафорического переноса топоним обозначает внешний признак человека уже безотносительно места его рождения или проживания. Например, эпитет Hollywood в составе словосочетания Hollywood teeth имплицирует положительную оценку и признак «ослепительная белизна», ассоциируемый с ослепительными улыбками голливудских звезд, и сфера применения этого эпитета не ограничивается Голливудом.

Речевые эпитеты, образованные на основе топонима — названия известного природного объекта выражают внешнюю характеристику топообъекта:

Sidi Касет is a limitless, Sahara-like beach... (Travel in Vogue).

На основе топонима Sahara — названия самой большой пустыни в мире, образован близкий по значению к сравнению эпитет Sahara-like. В структуре значения топонима Sahara актуализирована потенциальная сема характерного признака обозначаемого им объекта «протяженность». Эпитет Sahara-like реализует значение синонимичное эпитету limitless, и таким образом интенсифицирует признак топообъекта «занимающий большое пространство».

2. А. В составе субстантивного эпитета топоним также значительно чаще является определяемым словом (более 80%), нежели определением (около 20%).

В рамках внешней семантической структуры эксплицитное субстантивное определение, относящееся к топониму, выражено существительными со значением «топообъект» (другого типа, чем именуемый топонимом — определяемым словом) (33%), «сон», «рай», «ад», «лабиринт», «карнавал» (по 6%), прочие (37%).

Имплицитное определение топонима представлено единицами, выражающими внешнее качество и оценку (15%); пейоративами; единицами, выражающими понятие «безлюдность»; единицами, передающими оживленное движение (по 12%), мелиоративами; единицами со значением «сложный, многокомпонентный» (по 9%); единицами, выражающими внешнее качество без оценки (6%), прочими (26%).

Эпитет подчеркивает какой-либо признак описываемого топообъекта:

...in the mirror of Pount Neuf (Murdoch, I.).

Гладь пруда уподобляется зеркалу, субстантивный эпитет mirror выражает описание и положительную оценку топообъекта. В структуре значения топонима Pount Neuf актуализируются потенциальные семы «гладкий», «способный отражать предметы» и сема положительной оценки.

В. Субстантивные эпитеты, выраженные топонимом, представлены в нашем материале единичными примерами:

Dr.Rogarth was not panicky. Corpulent, rosy-cheeked, dressed in pearly gray, he flowed into the room, a broad, slow moving Mississippi of a man, his gestures deliberate and papal, his speech unhurried and measured (Shaw, I.).

Человек уподобляется реке. Определения broad, slow moving способствуют актуализации в структуре значения топонима Mississippi потенциальных сем «большой», «сильный», «медленный». Эти признаки приписываются и персонажу, о котором идет речь (Dr. Rogarth).

Что касается эпитетов, в которых как определяемое слово, так и определение выражены топонимом, они представлены в нашем материале единичными примерами (около 1%), например: the Babylonian Bedlam (г. Нью- Йорк). В приведенном примере эпитет сочетается с прямой метафорой: вместо топонима - названия характеризуемого топообъекта [New York] употребляется топоним Bedlam в узуальном метафорическом значении «сумасшедший дом». Эпитет, выраженный прилагательным Babylonian, реализует узуальное метафорическое значение «продажный, порочный, греховный». И определяемое, и определение имплицируют отрицательную оценку. Таким образом, приведенное словосочетание отличается особой выразительностью и выражает резко пейротивную оценку.

Таким образом, топоним чаще сочетается с эпитетом, чем сам выступает в роли эпитета. Наиболее частотны сочетания топонима с адъективным эпитетом, среди которых значительно преобладают олицетворяющие эпитеты. Эпитеты, выраженные топонимом, большей частью представляют собой антономасию.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Имена собственные как объект лингвистического исследования
Новая урбанонимия Лондона, Москвы и Парижа
«Эстетика землепользования» в Западной Европе
Теоретические предпосылки изучения образных средств, содержащих топонимы
Концепт «менеджмент» в американской лингвокультуре: структура и содержание
Вернуться к списку публикаций