2012-03-17 13:06:52
ГлавнаяРусский язык и культура речи — Теоретические предпосылки изучения образных средств, содержащих топонимы



Теоретические предпосылки изучения образных средств, содержащих топонимы


Образность и образ в лингвистической литературе. Структура образа

В настоящее время языковая образность является объектом изучения литературоведения, лингвостилистики и лексикологии.

Широкая трактовка, заключающаяся в понимании образности как неотъемлемого компонента художественного произведения, находит применение в литературоведении (Б.А. Ларин, И.Б. Роднянская и др.). Под образом в широком смысле слова понимается способ выражения поэтической мысли, картина действительности, созданная творческим сознанием автора.

В языкознании термин «образность» понимается более узко. Имеет место неоднозначная трактовка данного термина.

Ряд лингвистов рассматривает образность как способность слова вызывать в индивидуальном сознании некоторый чувственный образ, зрительные, слуховые, осязательные, моторно-двигательные и другие представления об обозначаемом (А.И. Чижик-Полейко, Е.Н. Колодкина и др.). В лингвистической литературе имеет место термин «первичная образность», то есть образность, свойственная прямым значениям слов и имеющая отражательный характер. Чувственно-наглядный образ понимается как компонент лексического значения слова, денотат которого характеризуется чувственно воспринимаемым признаком.

Наиболее распространена трактовка образности как семантической двуплановости, переноса названия с одного объекта на другой (В.В. Виноградов, В.Г. Гак, С.М. Мезенин, А.И. Федоров, О.В. Загоровская, Н.Б. Лаврентьева, Л.Е. Кругликова и др.).

Образность противопоставляется автологии — употреблению слов в прямом значении. Образность является формой отражения более высокого, сложного порядка, чем автология. Важно отметить, что образность вторична по отношению к автологии, как образ вторичен по отношению к объекту - «предмет существует независимо от отражения, но возможность отражения определяется существованием предмета».

Словесная образность базируется на законе асимметричного дуализма языкового знака, выражающемся в отсутствии однозначного соответствия плана выражения плану содержания: «один и тот же знак имеет несколько функций, одно и то же значение выражается несколькими знаками». Условность связи между означаемым и означающим определяет возможность переноса наименования с одного объекта на другой, а устойчивость этой связи обеспечивает сохранение означающим связи со старым объектом.

В качестве основной предпосылки возникновения образности отмечается неадекватность номинативной системы насущным задачам выражения. Образность помогает посредством имеющихся в словаре единиц выразить и обозначить те понятия, которые не имеют в языке прямого наименования (А.А. Потебня, М.В. Никитин и др.).

Образность и образ — два теснейшим образом взаимосвязанных, неотделимых друг от друга понятия. В лингвистической литературе наблюдается некоторая диффузность в подходе к определению образности и образа. Как правило, эти понятия рассматриваются неразрывно друг с другом и определяются одно через другое.

В определении образа в первую очередь исходят из понимания образности как лингвистической категории. Понимание лингвистической образности как семантической двуплановости коррелирует с определением лингвистического образа как созданного средствами языка двупланового изображения, основанного на выражении одного предмета через другой. Понимание образности как отношения между двумя типами лексического значения слова отражено в определении лингвистического образа как результата взаимодействия словарного и контекстуального значений.

В определении образа исходят из сложности его структуры. Образ определяют как сложное психолингвистическое явление (С. Ульман, Э.С. Азнаурова, С.М. Донец и др.). Так, согласно Э.С. Азнауровой, образ представляет собой психолингвистическое явление - наглядное представление о каком-либо факте действительности, такое неадекватное отражение явлений и предметов, в которых сознательно отобраны те их признаки, через которые возможно передать данное понятие в конкретно-изобразительной форме.

Свойство образности совмещать два понятия на основании некой общности между ними обусловливает основную черту лингвистического образа — его трехчленную структуру. В структуре образа выделяют следующие компоненты «1) референт, коррелирующий с гносеологическим понятием предмета отражения; 2) агент — т.е. предмет в отраженном виде; 3) основание - т.е. общее свойство предмета и его отражения, обязательное наличие которых вытекает из принципа подобия». Термины «референт», «агент», «основание» применимы как к понятиям, так и к их материальному воплощению — словам. Трехчленная структура свойственна любому образу, однако, полное эксплицитное выражение она находит только в трехчленном сравнении.

Несмотря на то, что понятие образа появилось в лингвистике сравнительно недавно, лишь в конце XVIII века, трехчленная структура образа была выделена еще в античные времена. В лингвистике до сих пор отсутствует единая терминология для обозначения компонентов структуры образа. Различные терминологии отражают разные подходы (функциональный, позиционный и прочие) к проблеме структуры образа.

В античной терминологии (Квинтилиан) для обозначения компонентов структуры образа применяются порядковые числительные: primum comparationis - первый компонент, - то, что обозначается посредством образа, secundum compararionis — второй компонент, то, что используется для обозначения, tertium comparationis - третий компонент, представляющий собой признак, общий для того, что сравнивается, и того, с чем проводится сравнение.

На основе латинской терминологии возникли современные обозначения компонентов образной структуры.

Значительная часть обозначений основана на функциональном принципе. В зарубежной лингвистической литературе широко применяется терминология С. Ульмана ‘tenor’ (смысл), vehicle’ (средство), ‘ground’ (основание сравнения). А. Ортони для первого компонента сравнения применяет термин ‘topic’ (тема). И. Ричардс и М. Блэк, с опорой на теорию референции, на примере метафоры, определяют образ как процесс взаимодействия двух референтов: ‘primary subject’ (основной субъект, то, что обозначается) и ‘secondary subject’ (второстепенный субъект, то, с чем сопоставляется основной субъект).

В отечественной лингвистике относительно универсальным является название третьего структурного компонента образа «основание сравнения», в остальном терминологическое единообразие отсутствует. Для обозначения первого и второго компонентов образной структуры применимы такие термины как «означаемое» и «означающее» (И.В. Арнольд), «тема» и «образ» (И.В. Шенько), «тема» и «образное средство» (В.К. Тарасова), «прообраз» и «образ» (М.В. Никитин), «субъект сравнения» и «объект сравнения» (А.И. Федоров, А.И. Ефимов), «абстрактный денотат» и «внешний, предметный сигнификат» (Ю.Н. Караулов), «метафоризируемый компонент» и «метафо- ризирующий компонент» (А.Н. Мороховский), коррелирующие с терминами Блэка и Ричардса термины «основной объект» и «вспомогательный объект» (В.Н. Телия) и др.

В исследовании мы пользуемся терминологией С.М. Мезенина, и вычленяем в структуре образа референт, агент и основание.

При анализе семантической структуры образа применяется позиционный принцип, в основе которого лежит положение, что прямой порядок расположения компонентов компаративной триады при полной эксплицитной выраженности предполагает предшествование в линейной последовательности референта агенту. Традиционно выделяют левую и правую части сравнения. Референт называется левым членом, агент — правым членом образной парадигмы, под которой понимается инвариант ряда сходных образов, который состоит из двух устойчивых смыслов, связанных отношением отождествления. Референт также может быть обозначен как левый компонент образа, агент — как правый компонент образа.

Традиционно выделяемая трехкомпонентная структура образа была подробно рассмотрена и дополнена современными отечественными и зарубежными лингвистами. Так, Т.А. Тулина и И.В. Арнольд добавляют к компаративной триаде четвертый элемент - грамматический или лексический оформитель сравнения, выражающий «отношение между первым и вторым». Ряд зарубежных лингвистов выделяют в качестве дополнительного компонента образа сложный характер взаимодействия между референтом и агентом образа (С. Ульман, А. Ричардс и др.). В целом, как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике структура образа определяется как диалектическое единство его первичного и вторичного субъектов.

Образ имеет знаковую природу (Арнольд, 1981: 81). При этом понятия ‘образ’ и ‘знак’ разграничиваются. В отличие от знака, который объективен, имеет тройственную природу (слово, понятие, предмет) и произволен (асимметричный дуализм), отличительными чертами образа являются:

- субъективность и идеальность;

- двойственная природа;

- изоморфность, сходство с изображаемым предметом, но не тождественность ему;

- ограниченный, огрубленный характер, который на уровне человеческого восприятия есть сознательный процесс.

Образ не является адекватным отражением действительности, в нем осознанно отобраны и переданы те признаки, через которые можно выразить отношение к изображаемому, вызвать у читателя целенаправленное восприятие фактов (А.Б. Аникина, А.И. Федоров и др.). Отмечаются такие характерные для образа черты как экспрессивность, эмоциональность, оценочность (И.В. Арнольд, В.К. Харченко, Е.А. Юрина и др.).



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Гармонизирующее речевое поведение в конфликтных ситуациях
Стереотипность шлягера как текста массовой культуры
Характеристика лица формулой какой (каков) на что в русских говорах Республики Коми
Прилагательные «голый — кудрявый», «черный — (красный)», «темный» в портретных характеристиках повести В. Распутина «Последний срок»
Новая урбанонимия Лондона, Москвы и Парижа
Вернуться к списку публикаций