2009-07-07 21:59:57
ГлавнаяКультурология — Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное



Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное


Успенский собор Московского Кремля был построен по образцу Успенского владимирского храма XII в., правда, некоторые древнерусские формы были творчески переосмыслены. Последнее сказалось в замене коробовых сводов крестовыми, в равной ширине всех прясел фасадов и одинаковой высоте закомар, в замаскированности апсид выступами стен, в общей геометрической правильности форм. Новым было и открытое крыльцо в виде балдахина с западной стороны. Самым существенным отличием является решение внутреннего пространства, в котором отсутствуют хоры, что придает храму светский характер. Несмотря на указанные новшества, многое было сохранено от владимирской архитектуры. Успенский собор имеет вытянутый план, пятиглавное завершение, аркатурно-колончатый пояс по фасаду, перспективные порталы и щелевидные окна, подзакомарное покрытие.

Прежнее конструктивное решение находит свое выражение и в Архангельском соборе Московского Кремля, построенном итальянским зодчим Алевизом в 1505-1508 гг. Это типичный шестистолпный храм с притвором. На декоре же сказалось усиление светских тенденций, что несколько отличает его от привычных древнерусских храмов. Архангельский собор оформлен наподобие двухэтажного палаццо в духе венецианской ордерной архитектуры. Закомары заполнены пышными резными раковинами. Эти новшества объясняются предназначением храма: он служил усыпальницей великих князей.

В XVI в. в архитектуре возникает тип шатрового храма, возродивший традиции деревянного зодчества. Этот тип послужил для создания храмов-монументов, воздвигаемых в память какого-либо события или военной победы. Первыми памятниками шатрового зодчества являются церковь Вознесения в с. Коломенском (1530-1532 гг.), построенная Василием III в честь рождения сына, будущего царя Ивана Грозного, и церковь

Усекновения главы Иоанна Предтечи, построенная уже самим Иваном Грозным в с. Дьякове в1553-1554 гг. (по другим данным в 1547 г.). Эти церкви являются предшественниками знаменитого храма Василия Блаженного, воздвигнутого на Красной площади в 1555-1561 гг. русскими зодчими Бармой и Постником в честь взятия Казани. Исследователи искусства видят в нем самый характерный плод русского гения.

Таким образом, процесс развития древнерусской архитектуры характеризуется взаимодействием византийских и национальных особенностей, но последние играют определяющую роль. Приняв в качестве образца византийскую крестово-купольную форму храма, русичи органично применили здесь элементы самобытного зодчества. Многоглавие, многонефность, общая пирамидальная композиция, ступенчатое повышение объемов от периферии к центральной главе - черты, присущие архитектурным сооружениям дохристианской эпохи.

В ряду изобразительных искусств Киевской Руси первое место принадлежит монументальной живописи - мозаике и фреске. Как и сам тип культового здания, систему его росписи древние русичи восприняли от византийцев. Но, как и в случае с архитектурой, в русской живописи довольно рано начинается переработка византийской традиции. Определенный вклад в формирование приемов древнерусской живописи внесло языческое народное искусство.

Подъем живописи, причину которого зачастую видят в работе приезжих мастеров, мог произойти только в условиях местной предрасположенности к новому искусству, в условиях его понимания. Понимание в данном случае означает способность видеть за изображением его смысл в разных аспектах и трансформациях.

Постройка и роспись храмов в силу их больших размеров не могли быть выполнены одними греческими мастерами. Рядом с ними работало много местных подмастерьев - каменщиков, штукатурщиков, стекловаров, растирателей красок. В этой мастерской и «росли» русские художники. И если их вклад в оформление Десятинной церкви практически не заметен, то довольно ясно он проглядывает в украшении Софийского собора.

Десятинная церковь была богато «изукрашена»: об этом свидетельствуют фрагменты фресок и мозаик, плит надгробного пола, обломки колонн, куски резных капителей и шифера. На одном из фрагментов фрески сохранилась часть лица какого-то святого с огромным глазом. Много подобных фрагментов живописи и мраморной резьбы найдено археологами и на площади, где стояла Десятинная церковь. По мнению искусствоведов, живопись по своему характеру напоминала эллинистическую.

Мозаики и фрески Софийского собора были также выполнены приезжими мастерами. Мозаики заполняют купол, паруса, подпружные арки и апсиду храма, остальная часть собора расписана фресками. Мозаичный и фресковый цикл росписей Софии Киевской - это единая система, дающая живописное представление о вероучении. Небесная иерархия, начиная с Христа в куполе и кончая фигурами святителей в апсиде, представлялась как подобие земных связей, соподчинения.

В центре купола помещено изображение Вседержителя, на сводах -евангельские сцены, в центральной апсиде - Богоматерь, Евхаристия и святительский чин, на хорах - ветхозаветные сцены. Структура расположения росписей полностью соответствовала структуре литургических песнопений. Забегая вперед, следует заметить, что в певческом искусстве этого времени наблюдалось господство жанровой формы канона. Форма канона особенно интересна тем, что, разделяясь на песни, которые, в свою очередь, состояли из «заглавных» (ветхозаветных) ирмосов и тематически развивающих их стихир или тропарей, она предоставляла возможность многопланового сюжетно-музыкального развертывания основного содержания канона. Роспись Софийского собора - это и есть «песни» канона, в которых наличествуют ирмосы и тропари.

Владение такого рода сложным живописным мышлением, по мнению Г.К. Вагнера, составляло главное приобретение древнерусского искусства.

Мозаики Софии Киевской содержат сотни изображений человеческих фигур (святителей), часть из которых носит заметно индивидуализированный характер. По канону, заимствованному из Византии, фигуры святителей плоскостны, неподвижны, у всех у них удлиненный овал лица, широко открытые глаза, и тем не менее Иоанна Златоуста не спутаешь с Василием Великим или Григорием Нисским. В.Н. Лазарев писал по этому поводу следующее: «Мозаичисты и фрескисты храма Софии... преувеличивают размер глаз, удлиняют нос, несколько вытягивают лицо. Тем самым они достигают большей одухотворенности». Крупные размеры фигур (до 5,5 м), целостная цветовая моделировка, ясные черты ликов, отсутствие излишних дробных складок в одежде подчеркивают предельную гармонизацию физической и духовной красоты изображаемых образов. С точки зрения Г.К. Вагнера, «эти образы можно назвать калокагатийными. Калокагатия в данном случае означает прекрасноблагость». Столь эпические образы были довольно редки даже для византийского искусства.

К тому же следует отметить, что, хотя мозаики и сохраняют красочность и изысканность византийского стиля, в них меньше созерцательного спиритуализма, больше жизненной энергии, больше прямой обращенности к людям. Так, например, Богородица в конхе апсиды Киевской Софии, стоящая с воздетыми руками - канонический тип Оранты, -воспринималась киевлянами как образ защитницы города, олицетворение самой «матери городов русских». Н.А. Дмитриева позволяет себе предположить, что облик ее и сама поза - оберегающий жест поднятых рук - напоминали древнюю Берегиню славян. Однако причина популярности, по всей видимости, кроется не только в этом, но и в необычайном художественном обаянии этого произведения. Фигура Оранты кажется живой: она как будто идет навстречу вступающим в храм, смотрит им в глаза. Золотой нимб над ее головой ярко светится даже в сумеречной атмосфере собора. Приведенный пример еще раз доказывает, что культура Византии не была предметом слепого подражания для русского народа.

Многие сцены из жизни Христа, Марии и архангела Михаила, изображения праведников и мучеников выполнены во фресковой технике. Причем, во многих фресковых циклах проглядывает вкус заказчика, в них виден иной, чем у византийцев, лишенный аскетичности идеал, иные, русские, типы лиц (например, фреска, изображающая св. Пантелеймона).

Среди многочисленных фресок в киевском храме имеются также и светские росписи. На южной стороне центрального нефа изображены фигуры дочерей князя Ярослава, а на северной - его сыновей. В западной части центрального нефа, примыкающего к подкупольному пространству, была представлена композиция: князь Ярослав с моделью храма в руках. На стенах лестничных башен были показаны эпизоды придворной жизни: состязания на царьградском ипподроме, цирковые представления, фигуры скоморохов, музыкантов, охота на волка, медведя, барса. Большинство из этих сцен чисто русские. Например, изображены неизвестные в Византии животные, типично русские способы охоты, сцены языческих развлечений.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Суфизм как составная часть арабо-мусульманской культуры
Вещь как универсальная категория
Культурологический статус русского национального характера
Духовный идеал русской культуры
Культурное освоение вещи человеком в процессе ее создания
Вернуться к списку публикаций