2009-07-07 21:59:57
ГлавнаяКультурология — Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное



Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное


Эстетическое отношение к природе ярко выражено в «Слове о полку Игореве», где природа дается без всякой религиозной окраски, выступая как нечто совершенно самостоятельное, прекрасное в силу своего многообразного и яркого бытия, во всей своей конкретности и величии. Автор «Слова» находит простые и яркие слова для описания красоты и могущества природы в знаменитом плаче Ярославны: «Светлое и тресветлое солнце! Всем тепло и красно еси». К ветру Ярославна обращается как к господину. Могучими сверхъестественными возможностями наделяются и другие природные стихии. В один ряд с Солнцем и ветром Ярославна ставит Днепр Словутич, который в ряду могущественных сил представляет водно-земную часть Космоса. Последнее обстоятельство объясняется тем, что земное пространство обожествлялось славянами так же, как и небесное. Особенно почиталась земная влага, дающая жизнь, и разнообразные водные источники.

Явления природы в «Слове» выступают не в виде бездушных пассивных стихий, они наделяются свойством активно влиять на течение дел.

Как отмечает В.В. Мильков, «творческая мысль автора одухотворила физический мир, что было недопустимо с точки зрения ценностно-эстетических установок христианской ортодоксии».

В «Слове» предельно гармонизированным предстает мир природы и человека. В основе построения произведения лежат представления о единстве всех сторон бытия, о чем свидетельствуют указания на близость и родство людей, природы и богов.

Сакральное отношение к природе определило создание ведущего образа произведения - образа Русской земли.

По мнению К.В. Шохина, убежденность в красоте природы, восприятие этой красоты как явления радостного, жизнеутверждающего приобретает в Древней Руси характер эстетического отношения к действительности, эстетической оценки. Такая философско-художественная оценка ярко проявляется в сочинениях Кирилла Туровского. Красоту в природе он воспринимает как жизнеутверждающую силу. С его точки зрения, красота - это свойство всей природы, она одинакова во всех ее проявлениях. Особенно ярко это воззрение выражено в описании весны: «Днесь весна красуется, оживляющи земное естьство». В то же время весеннее пробуждение природы Кирилл Туровский считает символом весеннего праздника Воскресения Христова. То есть описание природы в данном случае имеет своей целью раскрыть символическое значение тех или иных явлений природы, выявить скрытую в ней Божественную мудрость, извлечь моральные уроки, которые природа может преподать человеку.

Мотив символической красоты природы берет свое начало из византийских богословских источников (в качестве примера можно сослаться на произведения Григория Богослова). При этом важно подчеркнуть, что в сочинении Кирилла Туровского усиливается не религиозно-символический момент (Пасха), а художественно-эстетический: описывается в первую очередь живая красота пробуждающейся от зимы природы. Радость и красота весенней природы - мотив не только пасхальный, но и главным образом народный. Как считает К.В. Шохин, «отождествление весны с пробуждением, жизнью является одним из ярчайших проявлений народного творчества восточных славян». Это позволяет автору сделать вывод о том, что «натурфилософское понимание красоты у Кирилла Туровского органически переплетается с эстетическими оценками, исходящими из глубин русских народных воззрений на природу, жизнь, красоту».

Подлинно народные мотивы образа весны в произведениях Кирилла Туровского отмечал и М.И. Сухомлинов, известный исследователь творчества мыслителя. Противоположного мнения придерживается В.В. Кусков, полагая, что Кириллу Туровскому присуще чисто христианское, символическое истолкование природы.

По-своему и в гражданских целях дает эстетическую оценку природы автор «Слова Даниила Заточника». Весна предстает в образе красоты, радости, надежды и человеческой справедливости. Природа прекрасна в силу того, что она свободна. Поэтому человек должен брать с нее пример. Мудрый князь сравнивается с могучим дубом, пустившим многочисленные корни.

Все фальшивое в человеческих отношениях противопоставляется красоте свободной природы.

Восхищение природой, созданной по его представлениям Богом, но не теряющей от этого своей самобытной красоты, мы встречаем и в «Поучении» Владимира Мономаха. Мономах восхищается богатством образов, существующих в мире: «... И этому чуду подивимся, как из праха создал человека, как разнообразны человеческие лица; если и всех людей собрать, не у всех один облик, но каждый имеет свой облик лица, по Божьей мудрости».

Таким образом, оценка прекрасного в природе в древнерусской эстетике ведет свое начало с древнейших времен. Она высказывалась еще в народном творчестве. Однако с принятием христианства в эстетическую оценку действительности проникает и религиозный момент, хотя его позиции нельзя считать определяющими.

В целом, следует сказать, что суть национальной специфики древнерусской эстетики - в ее ориентации на гражданственность, патриотизм, художественную красоту. Эти черты издревле были свойственны культуре восточных славян. Патриархальные эстетические представления нашего народа отличаются исключительным интересом к прекрасному в природе и носят преимущественно космогонический и зооморфный характер, а идеал «прекрасное - это Родина» определяет все основные течения в древнерусской эстетической мысли.

Значительное влияние на формирование и развитие эстетического сознания средневековой Руси оказала византийская эстетика. Эстетическая культура византийцев в Х-ХП вв. достигла высшей ступени развития. Это нашло отражение не только в сфере художественной практики, но и на уровне теоретического осмысления. В развитой византийской эстетике выделяют несколько направлений.

Основным и определяющим теоретическим направлением на протяжении всей истории Византии было церковно-патристическое. В основных своих чертах данное направление сформировалось в IV-VI вв. Весомый вклад в его развитие внесли Афанасий Александрийский, Григорий Нисский, Василий Великий, Иоанн Златоуст и другие отцы церкви. Их сочинения были переведены на славянский язык и оказали существенное влияние на становление древнерусской богословской литературы.

Согласно христианской доктрине, Бог - первый и высший художник, Творец мира и человека. Его творения созданы по законам красоты и искусства. «Венцом творения» является человек, наделенный свободой воли, которая приводит его к грехопадению и утрате божественного подобия. Чтобы спасти свое любимое детище, Бог приносит часть себя в жертву, вочеловечившись в Иисуса Христа. Божественная любовь должна пробудить и ответную любовь человека.

Бог, по христианскому учению, предстает как абсолютная красота, первопричина прекрасных феноменов и вещей духовного и материального миров. Поэтому патристика большое внимание уделяет красоте во всех ее проявлениях. В конечном итоге последняя ведет к Абсолюту.

Особый интерес у отцов византийской церкви вызывала нравственно-духовная красота, в которой усматривали стимулы и пути к восхождению к высоким духовным идеалам. Материальная красота, с одной стороны, почиталась как результат божественного творения, как своего рода отражение более высоких уровней красоты. С другой стороны, материальная красота порицалась как источник чувственных наслаждений, возбуждающий греховные помыслы к плотскому обладанию носителем этой красоты.

Таким образом, раннехристианская эстетика ставила ценности духовные и нравственные выше чисто и собственно эстетических. Вообще в понимании прекрасного главную роль играли три основные мировоззренческо-идеологические установки. Во-первых, библейская идея творения мира Богом из ничего привела христиан к высокой оценке естественной красоты мира и человека как важнейшего показателя божественного творчества. Во-вторых, нравственная и духовная ориентация христианского учения заставила его теоретиков осторожно и даже негативно относиться к материальной красоте как возбудителю чувственных влечений и плотских наслаждений. В-третьих, социальная и классовая неприязнь первых христиан к имперской знати привела их к резко отрицательному отношению ко всей процветавшей индустрии развлечений и украшений, т.е. к искусственной красоте. Украшения выступали символом бесполезно потраченного богатства, которое добывалось ценой злодеяний, крови, бесчеловечного отношения к людям. Этим и объясняется негативное отношение ранних христиан к красоте, созданной руками человека.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Взаимообусловленность характера и национальной культуры
Христианская этика как основа русской этической системы
Духовный идеал русской культуры
Суфизм и ваххабизм: социокультурная несовместимость
Человек и вещь в аспекте межтекстовых связей
Вернуться к списку публикаций