2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКультурология — Культура ХХ века - от модерна к постмодерну



Культура ХХ века - от модерна к постмодерну


Предисловие


"Господи, мы знаем, кто мы такие,

но не знаем, чем можем стать".


Это пособие выходит в свет в последнем году уходящего XX столетия. Век, принесший так много нового, неоднозначного, трагичного; "век - волкодав" (О. Мандельштам), заставивший человека усомниться в своей разумности, человечности, впервые в истории противопоставивший в такой степени друг другу достижения культуры и цивилизации, служит и еще долго будет служить предметом исследования для всего социогуманитарного знания.

Задача, которую ставит перед собой автор, заключается в том, чтобы помочь читателю составить собственное представление о современности в перспективе истории культуры. Сразу же оговоримся - никакая историческая эпоха не может изнутри адекватно оценить себя. В качестве примера можно сослаться на Возрождение, изучение которого в качестве особого периода культуры началось только в XIX веке. Поэтому в литературе, на которую мы будем ссылаться в тексте, содержатся различные интерпретации терминов, понятий, фактов и тенденций, что делает необходимым уточнение их значений и того контекста, в каком их рассматривает автор. В свое оправдание по поводу возможных упреков в субъективизме скажем лишь, что классические обобщающие работы по культуре XX века еще не написаны.

Каждый период в истории культуры представляет собой сложную мозаику событий и тенденций развития. Будучи ограниченными своими возможностями, и задачами учебного пособия, а также в целях систематизации материала, главное внимание мы уделяем становлению и развитию в культуре образа современности (модерна), его предпосылок и трансформаций, результатом которых является состояние общества и культуры, называемое сейчас постсовременностью (постмодерном). Этим подходом, не нашедшим достаточного отражения в учебной литературе, определяется и название, и структура пособия. Добавим также, что иллюстративным материалом нам послужит в основном искусство XX века.

Культурный проект модерна

Значения термина "модерн"

Термин "модерн" (современный) происходит от латинского modo - "недавно" и используется для обозначения разных исторических эпох, которые схожи в одном отношении - они сознательно ориентированы на обновление. Впервые он появился в поздней античности, когда христиане того времени назвали себя moderni в отличие от язычников, носивших у них имя antigui (древние). В этом значении модерн - это век христианства [1, с.87]. Идея поворота истории вновь становится актуальной в эпоху Возрождения (Ф. Петрарка), а у Дж. Вазари встречается выражение "модерный век". И, наконец, модерн отождествляется с эпохой Нового времени и является синонимом новоевропейской культуры. Именно тогда формируется индустриальный (современный) тип общества, и в дальнейшем мы будем использовать термин "модерн" в этом контексте.

Но этим дело не ограничивается, поскольку под модерном понимают не только историческую эпоху, но и сложившийся в то время желаемый образ общества и культуры, который воплотился в идеологии Просвещения. В этом смысле модерн является своеобразным мировоззренческим проектом развития культуры. Главное его содержание - это максимальное развитие рациональных способов мышления и социальной организации как путь к освобождению от иррациональности мифа, религии, предрассудков, произвола власти; идея прогресса; стремление к однозначной (правильной), универсальной интерпретации бытия; европоцентризм.

Таким образом, в дальнейшем изложении под модерном будем понимать, во-первых, индустриальный (современный) тип общества и культуры, сложившийся к XVII-XVIII вв. и развивавшийся в XIX и первой половине XX в.; во-вторых, свойственный этому периоду способ самосознания культуры, "проект модерна" (Ю. Хабермас).

Рассмотрим подробнее оба смысла модерна.

Для начала задумаемся о месте современности в потоке социального времени. Что понимается под "современным" и "несовременным"? У В. Даля находим: "Современный - сущий, бывающий в наше время, нынешнее, настоящее, наше" [2, с.256]. В таком случае несовременное ассоциируется с прошлым, ушедшим, уже (или еще) не нашим и представлено в настоящем традицией, отношение к которой существенно меняется в ходе истории. Когда речь идет о современности как модерне, то она является результатом трансформации (модернизации) традиционного типа общества и культуры, вызванной технологическими инновациями последних пяти столетий: сначала в Европе, а затем - с возрастающей скоростью - во всем мире. Эти изменения носят системный характер, они имеют экономическое, социальное, политическое, культурное, психоэмоциональное измерения.

Традиционное общество называется так потому, что традиция является здесь основным средством общественного воспроизводства. В нем, как и в любом другом, появляется новое, но оно не считается ценностью, и поэтому в традиционном обществе практически нет представлений об инновациях (сознательном внедрении нового). Человек живет в циклическом времени, аналогом которого является бесконечная смена времен года. Изменения происходят как бы сами собой, их источником считается некая сверхъестественная предопределенность.

В этом обществе жизненные рамки создаются обычаем и ритуалом: каждый знает, что ему делать, как поступить, его путь заранее расписан, возможности выбора сужены до минимума. Человек мыслит себя только как часть какой-либо социальной общности - "Мы" (это называется корпоративностью), поэтому ценится не индивидуальность, а соответствие социальной роли.

Каждое общество представляет собой сложную систему социальных связей. Социологи различают так называемые "короткие" (основанные на отношениях личного доверия и личной зависимости) и "длинные" (имеющие абстрактных посредников - деньги, право, идеологии и др.) связи. В традиционном до индустриальном обществе преобладали короткие связи, примером которых может служить крестьянская община. Такие связи скрепляют малые социальные группы (сообщества, корпорации), на которые распадается общество рассматриваемого типа. Вместе с тем, никакой социум не может существовать без длинных связей. В данном случае они представлены прежде всего религией и государственной властью. И те, и другие связи в традиционном обществе обязательно персонифицированы, т.е. воплощены в виде некой личности. Персонифицируется Бог (боги), власть (вождь, король, царь). У рыцаря складываются личные отношения с его оружием - мечом или копьем, которые представляют для него нечто одушевленное, у крестьянина - с плугом и скотом. Из этого вытекает ещё одна важная особенность традиционной культуры - способность придавать священный, сакральный смысл многим вещам, совершенно обыденным с современной точки зрения. Таким образом, устойчивость социального бытия надежно гарантировалась священным порядком, предусмотренным религиозной традицией.

Какими же сущностными изменениями всего жизненного уклада и восприятия человеком мира сопровождается возникновение современного общества? "Из всех упрощений, возможных при описании процесса модернизации, наименее ошибочным будет утверждение, что модернизация - это трансформация восприятия времени" [3, с.129]. Внимание социума переключается с прошлого и настоящего на будущее. Возникает идея прогресса, которая вытесняет из общественного сознания прошлое как "меру" последующей истории и включает будущее в качестве ориентира для воображения и деятельности. Это имело далеко идущие последствия. Во-первых, традиция из непреложной данности становится проблемой, т.е. появляется возможность относиться к ней избирательно. В качестве примера можно сослаться на различные интерпретации античного искусства в творчестве Леонардо да Винчи и Микеланджело [4]. Во-вторых, восприятие времени утрачивает свой сакральный характер. Если раньше время рассматривалось как собственность Бога, не нуждающаяся в измерении и не подвластная человеческому контролю, то теперь оно воспринимается как реальность, которую можно и нужно планировать в целях достижения желаемого будущего. Часы и календарь начинают управлять человеческой жизнью, что нашло отражение в одной из ключевых метафор новоевропейской культуры - "время - деньги". Такое глубокое изменение темпоральной структуры человеческого восприятия приводит к тому, что новое и инновация превращаются в культурную ценность. Один из наиболее соблазнительных принципов современности гласит: "Вещи могут быть не такими, какими они были раньше" [3, с.131]. Отныне традиция не является обязательной, статус-кво может быть изменен, а будущее - открытый горизонт.

Модернизация влечет за собой также всевозрастающее обособление человека от коллективов и социальных общностей. Идея свободной и самоопределяющейся человеческой личности противопоставляется безличной корпоративности традиционализма. Утверждается мысль об индивидуальной неповторимости жизни каждого человека и универсализме человеческих возможностей. В трактате одного из деятелей эпохи Возрождения Пико делла Мирандолла "Речь о достоинстве человека" Создатель обращается к своему творению: "Подобно скульптору ты ваяешь свое собственное я" [5]. По мере ослабления традиций социальный порядок перестает быть само собой разумеющимся, человек ставится перед необходимостью выбора своего жизненного пути и ответственности за него.

Объективными предпосылками признания индивидуализма в качестве культурной ценности являются развитие индустриального производства, капиталистического рынка, бюрократизированного государства и правовых систем, все возрастающая урбанизация общественной жизни. "Атомизация" индивидов обусловлена изменением характера социальных связей - преобладанием "длинных" связей над "короткими" и возрастанием роли символических знаковых систем, выступающих в роли абстрактных посредников в общественных отношениях. Такими посредниками являются деньги, право, политические идеологии, экспертное знание (наука).

Таким образом, малые социальные общности превращаются в большие, доверие к людям сменяется доверием к указанным знаковым системам, связи личного типа сменяются универсальными и абстрактными.

Эти процессы сыграли решающую роль в возникновении образов, символов и понятий, входящих в систему представлений современной культуры и определяющих исторические формы современного социального опыта. В его рамках осуществляется "открытие детства" как специфического периода жизни человека, вследствие чего стало возможным нормировать индивидуальные образцы социализации; формулируются естественные (неотъемлемые) права каждого человека - на жизнь, собственность, свободу; изменяется отношение к безумию [6], к сексуальности [7], коренным образом реформируется система наказаний.

Наконец, отметим изменение характера власти по сравнению с традиционным обществом, в котором она базировалась на сакральном авторитете. Французский философ М. Фуко, исследовав генезис современного общества, во многом утратившего сакральное измерение, для обозначения характерной для него системы власти предложил понятие "власть - знание", т.е. власть, неразрывно связанная со знанием, опирающаяся на него в своем стремлении к эффективности управления всей жизнью человека [8].

Такая власть функционирует как постоянно действующий и стремящийся к максимальной эффективности механизм всеобъемлющего контроля. Новые технологии власти создавались постепенно и непреднамеренно в разных сферах общественной жизни и её институтах, будь-то семья, армия, школа, полиция, производство, медицинские учреждения, тюрьмы. Они ставили своей целью рациональность, предсказуемость, дисциплину, а потому основывались на изучении и классификации социального пространства и человека, как существа, занимающего в нем определенное место.

Модернизация общества имела неоднозначные последствия для развития культуры. С одной стороны, были созданы небывалые возможности реализации индивидуальных жизненных проектов, с другой - это обернулось исторически беспрецедентным противостоянием человека и общества, вызванным ослаблением групповых ценностей (аномией, по определению французского социолога Э. Дюркгейма). Парадокс состоит в том, что по мере замены традиционных социальных общностей абстрактными мегаструктурами человек стал воспринимать себя в качестве сложной и уникальной личности, испытывающей огромную потребность в личном участии, которое вряд ли возможно в этих условиях. Суть парадокса исчерпывается простым вопросом : если человек живет в неизбежно технологизированном и бюрократизированном (абстрактном) мире, то где в нем отыщется место конкретному многообразию человеческой жизни?

Теоретически это осознается в форме противопоставления цивилизации и культуры и констатации кризисного состояния последней. Постановка данных проблем - удел XX века, когда уже полностью реализовались тенденции развития общества модерна. Просвещение пребывало в уверенности относительно неограниченных возможностей разума, которые реализуются в политике (идея просвещенной абсолютной монархии), философии (по мнению И. Канта, философ – это "законодатель, задающий правила работы человеческого разума"), искусстве (классицизм), концепции человека как существа, от природы наделенного здравым смыслом. Стремлении к рациональной упорядоченности бытия проявилось и в новоевропейской картине мира как основе самосознания этой культуры.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Культурный интертекст кича
Кризис культуры в условиях тотальности цивилизации и трагедия гуманизма
Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Вернуться к списку публикаций