2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКультурология — Конфуцианство - духовное начало и экономическое процветание



Конфуцианство - духовное начало и экономическое процветание


Культура – это, в сущности, материнское лоно экономики.

Ф. Фукуяма


Известно, что XVII–XVIII века для Европы были отмечены увлечением культурой Китая. И если буржуазная элита проявляла повышенный интерес к китайской материальной культуре, то лучшие умы Европы и России привлекала духовная жизнь этой восточной страны.

Позднее Александр Сергеевич Пушкин, обдумывая тему гуманитарного образования своего героя Онегина, намеревался ввести в текст романа мотивы китайской философии и, видимо, кое-что из Конфуция [1]. В черновиках первой главы "Евгения Онегина" есть несколько зачеркнутых стихов, в которых упоминается учение Конфуция. Не исключено также, что именно стремлением расширить свое представление о китайской культуре, прежде всего древней философии, объяснялось желание Пушкина посетить Китай (в чем ему, правда, было "высочайше" отказано). Но владея соответствующими своей эпохе знаниями о Китае, поэт интуитивно почувствовал некую общность в понимании духовных ценностей, иначе едва ли обратился бы к учению Конфуция.

Лев Николаевич Толстой также весьма интересовался философской мыслью древнего Китая. Не случайно он использовал отдельные положения даосизма и конфуцианства для подтверждения своей теории ненасилия и всепрощения.

Приобщение к духовной культуре Китая находим и у нашего современника Александра Исаевича Солженицына. Известно, что даже находясь в заключении, он интересовался восточной философией. Конфуций, Лао-Цзы, японский буддист Ямаго Соко открыли ему ранее неведомый мир восточной мудрости. В 1948 году, будучи в Марфино, он любовно разносил по карточкам афоризмы Лао-Цзы и Конфуция.

Сейчас, призывая к возрождению России, Солженицын, по существу, предлагает конфуцианский метод: "… Свою семью мы силимся сохранить… А нация – это тоже семья, только следующего уровня и объема". По мнению писателя, "весь разрушительный ход событий России за последние десять лет произошел от того, что власти, бездарно заимствуя посторонние образцы, полностью пренебрегли как самостоятельностью народа, так и его менталитетом и всеми многовековыми духовными и общественными традициями России. Только освобождение этих путей может вывести страну из нынешнего предгибельного состояния".

И в этом смысле исключительную роль могло бы сыграть изучение опыта проведения реформ и построения "конфуцианского социализма" и "конфуцианского капитализма" в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, опиравшихся в первую очередь на духовные традиции своих стран.

Говоря о конфуцианской политической культуре, где с самого ее зарождения главенствовали два принципа – общественная стабильность и личная ответственность правителей за благосостояние народа, – известный публицист Ю. Буртин писал: "Мы недооценили поистине решающее значение нравственного фактора в экономке, в политике, в проведении любых реформ".

В той же мере, как протестантство на Западе, конфуцианство пропитывает модель поведения людей в любой части Восточной Азии. Оно составляет основу общественной и личной жизни, определяя в деталях поведение во всех видах человеческих взаимоотношений, на всех уровнях социального порядка – от семейных уз до спорадических объединений, в каждой сфере повседневной жизни и деятельности, в том числе в бизнесе. Некоторые элементы традиции можно воспринимать как тормоз для эффективного ведения бизнеса, но в целом считается, что в этом регионе традиционность способствует экономическому успеху. В новых индустриальных государствах Азии человек оценивается обществом исключительно по тому, насколько твердо он следует конфуцианским постулатам.

Конфуцианская концепция самодисциплины и управления – будь то семьей или государством – составляет основу политической философии новых индустриальных государств. Конфуцианство регулирует взаимоотношения в иерархически ориентированном обществе. Из пяти определяемых им основных видов человеческих отношений (между монархом и подданным, отцом и сыном, мужем и женой, старшим и младшим, братьями и друзьями) четыре структурированы иерархически и для каждого из них имеются четкие поведенческие предписания. Цель жесткой иерархии отношений – обеспечить гармоничный коллективный порядок в обществе, избежать конфликтов. Столь широко распространенный сегодня в Восточной Азии акцент на гармоничную общественную жизнь является прямым следствием того значения, которое придает конфуцианство иерархии.

О структурообразующей роли национальных духовных традиций при проведении реформ говорил президент Тайваня Ли Дэнхуэй: "То, что мы называем политическими реформами или развитием, представляет собой грандиозный и сложный общественный процесс, в который не только вовлечены различные организации и силы общества, но который теснейшим образом связан с культурным наследием данного общества. Связь между политическим развитием и культурой я выражу в виде функции f (x), где х означает культуру – культурные различия определяют и неодинаковую направленность, а также результаты политического развития". Конфуцианский принцип иерархического порядка заложен в вертикальной по преимуществу сущности отношений и в организации бизнеса.

В трудном поиске сейчас находится Россия. Негативные последствия копирования сугубо западной модели заставили часть российских политиков обратить свое внимание на Восток и попытаться понять причины успешного экономического развития дальневосточных соседей. Они отмечают особую роль конфуцианства в процессе модернизации Китая. В XXI веке Россия должна создать модель развития с опорой на свои духовные традиции, поэтому знакомство с конфуцианскими ценностями, изучение опыта соседней цивилизации может быть весьма полезным для нас.

Япония, Тайвань, Южная Корея, Гонконг, Сингапур считают себя сторонниками "конфуцианского капитализма". Интеллектуальная элита этих стран, осознавая свою принадлежность к капиталистической формации, понимает существенное отличие развития капитализма в своих странах от стран Запада. И здесь необходимо напомнить о родоначальнике теории и практики "конфуцианского капитализма" Сибусаве Эйдзи (1840-1932).

"Отец промышленности и банков" японец Сибусава Эйдзи построил теорию модернизации Японии и организации менеджмента на реинтерпретации знаменитого труда с изложением основных взглядов Конфуция – "Лунь юй", написав популярную на Дальнем Востоке книгу "Лунь юй и бухгалтерский счет". Древний текст оказался вовлеченным в процесс модернизации феодальной Японии и стал аккумулятором реформ.

Знакомство с протестантской этикой привело Сибусаву к выводу о том, что она не подходит для преобразования Японии. Самурайская мораль также не подходила для бизнеса. "Лучше всего бизнесу соответствует конфуцианская этика", – считал Сибусава Эйдзи.

Японский ученый-предприниматель в своей книге "Лунь юй и бухгалтерский счет" пишет: "Для достижения материального благополучия человек должен следовать "бусидо" ("путь воина"; кодекс поведения самурая. – С.П.), но если кто-то хочет прийти в бизнес, следуя только "бусидо", не обладая коммерческим талантом, то он обречен на гибель. Развивая в себе коммерческий талант, человек должен не только прочитать много книг, но он также должен следовать моральным наставлениям "Лунь юй"… Коммерческая деятельность без морали, основанная лишь на хитрости – это дилетантизм".

В своей книге Сибусава Эйдзи пытался найти схожие черты "бусидо" и конфуцианства. Согласно конфуцианству, если "благородный муж" беден и занимает низкое положение, он не должен изменять своим моральным принципам. Негативное отношение к богатству и знатности, нажитым неправедным путем, соответствует и нравственным принципам "бусидо" – самурай никогда не возьмет ни одной монеты, если это нарушает его моральный кодекс.

Сибусава Эйдзи пишет: "… В прошлом для многих наших предпринимателей… главным являлись богатство и знатность, а моральные принципы – второстепенными. Это было огромной ошибкой! Я считаю, что нравственные критерии "бусидо" необходимы не только самураям и конфуцианцам, они должны стать нравственным фундаментом современного промышленника и предпринимателя".

(Надо ли говорить, до какой степени эта мысль актуальна для России, в которой, как водится, никто ни за что не отвечает и "никто не виноват".)

Японский ученый попытался интегрировать достоинство "благородного мужа" по Конфуцию в модель японского предпринимателя. Традиция формировала образ идеального добродетельного человека, который во всех сферах жизни, во всех жизненных проявлениях поступает согласно общим канонам морали, к тому же четко знает свое место в обществе и строго соблюдает соответствующие правила. Огромную роль в формировании национального характера играло представление о чести, о "лице".

Предприятие, по мнению Сибусавы, – это семья. И в этих семейных отношениях хозяин не должен подавлять инициативу работников, они должны чувствовать себя свободными, потому что только заинтересованный в результатах своего труда человек принесет своему предприятию и стране гораздо больше прибыли, чем подневольный труженик. При этом необходимо постоянно повышать уровень своих профессиональных знаний.

Труд Конфуция "Лунь юй" в интерпретации Сибусавы Эйдзи стал, по существу, учебником "этики бизнеса" дальневосточных стран.

Автор знаменитой книги "Лунь юй и бухгалтерский счет" сумел претворить свои идеи на практике. К концу своей жизни Сибусава Эйдзи имел колоссальный бизнес, включая банковское дело, операции с недвижимостью, страхование, железные дороги и т.д. Его деятельность охватывала практически все виды предпринимательства, а его книга была названа "библией промышленности и торговли Японии".

Немало идей, описанных в книге японского ученого-бизнесмена, и сегодня "живут и побеждают", оказывая большое нравственное влияние на основные принципы организации современного японского менеджмента.

Анализируя книгу "Лунь юй и бухгалтерский счет", многие японские специалисты отмечают особую роль конфуцианской этики в контексте государственных преобразований, справедливо считая, что способность к решительным и эффективным коллективным действиям является порой более важной, чем индивидуальные достоинства. В неоконфуцианском обществе в высшей степени поощряются хорошо отлаженные, гармоничные отношения в коллективе, где работающие дополняют друг друга. Такой подход к роли и значению коллектива – типичен для конфуцианства.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона строят "конфуцианский капитализм" и "конфуцианский социализм", исходя из своего понимания конфуцианства и стоящих перед государством целей и задач. Там, где это необходимо, модернизируют и "подгоняют" конфуцианство под свою доктрину.

Еще Чан Кайши в 1949 г. на Тайване, а через тридцать с лишним лет Дэн Сяопин в Китае заявляли, что будут строить общество, основанное на принципе "сяокан". В трактовке Конфуция это понятие означало "общество малого благоденствия". Дэн Сяопин применительно к современному Китаю назвал это "обществом средней зажиточности". Приобретя несколько иной оттенок, понятие "сяокан" тем не менее не утратило своего первоначального смысла.

Блестящее проведение реформ в Китае заставляет зарубежных ученых вновь задуматься "о роли личности в истории" и, к слову, с большим скепсисом судить об интеллектуальных возможностях российских лидеров в решении сложных задач реформирования страны.

Американский экономист М. Голдман, с самого начала осудив методы приватизации государственной собственности в России и критически оценивая российские реформы, в статье "Вы можете честно презирать то общество, которое построили" пишет: "… Посмотрите на Китай! Они начали с нуля, а сегодня завалили США и другие страны экспортной продукцией. Начали с 3 млрд долларов в 1974 г., а сейчас экспортируют на сумму более 100 млрд долларов. И это делают компании, которых совсем недавно еще не было". По прогнозам американских специалистов, уже лет через двадцать Китай выйдет на первое место в мире по масштабам производства.

В Южной Корее разработали и осуществляют программу создания в начале XXI века "государства всеобщего благосостояния" – корейская интерпретация "сяокан". Исходным является ответственность властей за благосостояние народа.

Актуальны в этом смысле идеи Конфуция о трех типах государства, когда критерием являются профессионализм и нравственность тех, кто управляет страной и отвечает за благосостояние народа:

первый тип – хорошо управляемое государство. В этом государстве царит Дао-путь и перед каждым человеком открываются возможности реализации своих устремлений, так что нищим может оказаться только бездельник;

второй тип – плохо управляемое государство. Это государство сошло с Дао-пути. В этом государстве, лишенном нравственных основ, процветать могут лишь аморальные люди, а честные, знающие и трудоспособные обречены на нищенское существование;

третий тип – это государство, лишенное всякого управления. В нем царит хаос, и оно обречено.

Конфуций так характеризовал место человека в этих государствах: "В государстве, где царит Дао-путь, – стыдно быть бедным и незнатным. В государстве, лишенном Дао-пути, – стыдно быть богатым и знатным… В государстве, где царит хаос, люди не живут".

В Китае, Японии и т.н. "четырех малых драконах" – Сингапур, Тайвань, Гонконг и Южная Корея – неизменными остаются традиционные конфуцианские ценности: культ знаний и забота о престарелых и инвалидах. В этих странах на базе специфических восточных обычаев и моральных установок с древних времен стремились облегчить участь стариков, инвалидов и других "отчужденных" от общества лиц. Следуя идее "человеческого достоинства и равенства", эти страны, по мнению их лидеров, реализуют демократические права и свободы.

Считается, что образование является главным рычагом осуществления "модернизации" человека, и для этого строятся современные учебные заведения, где преподавание ведется на самом высоком уровне. Известно, что состояние высшего образования является одним из важных показателей совокупного потенциала государства.

На Тайване большую роль в формировании "конфуцианского капитализма" сыграло воспитание подрастающего поколения в средних школах и молодежи в высших учебных заведениях на канонах Конфуция. Министерство образования в этой стране было всегда в числе приоритетных. По мнению тайваньских ученых, именно идеи конфуцианства помогли преодолеть возникшие в связи с переходом страны в постиндустриальное общество социально-нравственные проблемы: превращение человека в придаток экономического механизма, преступность, загрязнение окружающей среды и другие социальные беды. Как полагают, конфуцианство является не только этико-политической доктриной, но и космологической системой, дающей правильные ориентиры во взаимоотношениях человека с природой ("небом" и "землей").

К одной из самых "конфуцианских" относят Южную Корею (даже на банкнотах этой страны не было ни одного императора, а только почитаемые философы). Во время недавнего финансового кризиса, охватившего многие страны Юго-Восточной Азии, население Южной Кореи отдавало свои сбережения и ценности для помощи государству. Люди поступали по канонам конфуцианства – надо было спасать "лицо" нации. Говоря об истоках южнокорейского "экономического чуда", исследователи ставят на первое место "культурный фактор – конфуцианство". Проповедуемое философскими постулатами, оно сыграло огромную роль в культурном развитии народа, для которого основными являются такие ценности, как семья, труд, родина.

Еще одна страна, которая добилась впечатляющих экономических результатов, – это, по сути, безресурсный Сингапур, 75% населения которого составляют этнические китайцы. Бывший президент страны Ли Куан Ю всегда подчеркивал, что своими успехами Сингапур обязан умелому использованию конфуцианских доктрин как в сфере управления государством, так и в области воспитания населения, особенно молодежи. Подводя итог своего многолетнего правления, Ли Куан Ю сказал: "Сорокалетний опыт управления страной убедил меня в том, что моральные ценности и этические нормы жизненно необходимы для здорового и стабильного общества". Он считал, что западная система готовит "образованных болванов", имея в виду отсутствие в системе западного образования целенаправленного воспитания человека в соответствии с высокими этико-моральными принципами.

В одном из интервью Ли Куан Ю заявил: "… Западные журналисты, особенно сторонники демократии и прав человека, полагают, что мы должны быть совершенно такими же, как они. Я пытаюсь объяснить, что у нас другое историческое прошлое и другие социальные ценности. Эти другие ценности и способствовали быстрому росту экономики". Критикуя западную модель демократии, основанную на принципе "свободный рынок плюс один голос", которая на деле привела к возрастанию индивидуализации в ущерб общественным интересам, Ли Куан Ю справедливо полагал, что она вряд ли приживется на культурной почве конфуцианства.

Конфуций любил подчеркивать, что народ должен вести себя в соответствии с правилами общежития не из-за страха перед законом, а в первую очередь согласно своей совести. Именно стыд за неблаговидный поступок, а не страх, должен регулировать отношения в обществе.

Особую актуальность современному конфуцианству придает принцип "хэ", означающий "гармонию и единство", который может помочь обществу избежать катастроф и столкновений в XXI веке, усовершенствовать "конфуцианский социализм", адаптироваться к другим цивилизациям, не допустить возможных их столкновений. Современное конфуцианство, приспосабливаясь к существующим реалиям, становится толерантным, оптимально соответствует принципам культурного плюрализма.

Анализируя значение конфуцианства для экономического процветания стран Азиатско-Тихоокеанского региона, известный американский историк Ф. Фукуяма писал: "Конечно, свободные рынки и стабильные политические системы – непременные условия экономического роста. Но столь же несомненно и то, что культурное наследие дальневосточных обществ, этика труда, этика семейной жизни, бережливость, религиозность и другие прочно сидящие в людях моральные качества никак не менее значимы при объяснении их экономической деятельности". Ибо культура, говоря словами того же Фукуямы, – "это, в сущности, материнское лоно экономики". Именно эти слова и вынесены в эпиграф статьи.



[1] Конфуций (Кун-цзы) (около 551 – 479 гг. до н.э.) – древнекитайский мыслитель, основатель конфуцианства. Основные взгляды Конфуция изложены в книге "Лунь юй" ("Беседы и суждения").







Интересное:


Оппозиция «открытое — закрытое пространство» в русском литературном пейзаже XIX века
Кризис культуры в условиях тотальности цивилизации и трагедия гуманизма
Ренессанс как феномен мировой культуры
Христианская этика как основа русской этической системы
Русская народная нравственность и нравственный идеал
Вернуться к списку публикаций