2013-06-20 09:20:58
ГлавнаяКультурология — Взаимообусловленность характера и национальной культуры



Взаимообусловленность характера и национальной культуры


Русские пословицы впитали информацию о чертах русского характера, которую можно разделить на несколько главных тем: Бог-вера, земледелие, человек, правда, богатство, достаток. Пословицы как сфера национальной культуры несут в себе ярко выраженную направленность таких черт русского характера, как трудолюбие, коллективизм, совестливость, ответственность перед людьми и перед Богом, человеколюбие, нестяжательство и т.д. Однако, как утверждает Сикевич З., пословица содержит в себе противоречия, так же как и «русская натура, потому и в пословицах выражаются абсолютно противоположные суждения по одному и тому же предмету, например «не нашим умом, а Божьим судом», и одновременно абсолютно противоположная «рекомендация» - «Богу молись, а своего дела держись»».

То есть пословицы воплощают в себя жизненную мудрость: через четкость и лаконичность формы перед объектом восприятия раскрывается важный смысл, который своими словами пришлось бы долго расшифровывать.

Именно четкость и лаконизм избрал Суворов А. для трансляции своей разумной философии, сконцентрированной в «Науке побеждать». Ориентированная на солдата, она насыщена образами, которыми привык мыслить русский крестьянин. Например: «Недорубленный лес снова отрастет» - в этой короткой фразе скрыта необходимость доводить дело до конца, поскольку успех в военном деле зависит от полной капитуляции противника. Или его знаменитое изречение «Пуля - дура, а штык - молодец». В нем, на первый взгляд, сконцентрировано пренебрежительное отношение к огневым средствам боя. Однако это не так. В тот период времени эффективность гладкоствольного стрелкового оружия была мала. Штыковой удар причинял вред во время боя трем, четырем бойцам, в то время как пуля могла улететь в молоко. И хотя военная теория ушла далеко вперед, Суворовская «Наука побеждать» не утратила своего значения, а лишь наполнилась новым содержанием. Например, «Глазомер, быстрота, натиск» под которым Суворов А.подразумевал: умение быстро ориентироваться в сложившейся обстановке и соответственно этому принимать решения; быстрое передвижение, экономию сил; оказание в бою друг другу помощи и поддержки и строгое соблюдение строя - именно в этом есть сокрушающая сила. В настоящее время в условиях ограниченного времени и быстротечности боя с применением современных огневых средств поражения противника требуется быстрота мышления и точность в принятия правильного решения.

Национальный характер детерминирует стихию культурной самобытности, определенными мировоззренческими наклонностями, мифологическими архетипами. Символы как носители информации о национальном характере неотделимы от повседневных проявлений жизни и имеют функциональное значение. Прежде всего, отличия своих от чужих. Символическое значение имеет обычай просить прощение в конце масленицы в последнее воскресение перед Великим постом. Он дает широкую возможность примириться после скрытых и явных сор, простить друг другу большие и малые обиды, снять напряжение, возникшее во взаимоотношениях в семье или между соседями. Пройти религиозно нравственное очищение через взаимное прощение и примирение.

Магическим значением обладает такая природная стихия, как вода. Ее энергия использовали в разных целях: лечение, гадание, порча. До сих пор многие женщины лечат своих детей от сглаза, заговорив ковш с водой и умыв ей ребенка. Естественно, для подобных целей используют воду из святых источников, у которых нередко строят часовни и церкви. Один из таких источников находится в Троице-Сергиевой лавре, в Тамбовской области - в с. Трегуляй.

Однако даже простая вода в реке наделяется целебными свойствами, но в определенные периоды, например, весенний ледоход или праздник Ивана Купала, поскольку вода ассоциируется с жизнью. Неслучайно легенда о граде Китеже связана со святым озером Светлояром, которое дало ему вторую жизнь, поглотив в момент опасности со стороны врага.

Сверхъестественные свойства в народном сознании приписывались и растительному миру, который помимо фармацевтических свойств обладает и способностью отпугивать нечистых духов.

С другой стороны, один и тот же символ в народном сознании различных общностей преломляется по разному, неся в себе либо положительную, либо отрицательную нагрузку. Например, береза. В русском сознании она выступает как счастливое дерево. Ее специально сажали около дома для благополучия в семье по случаю рождения ребенка. Установленная в переднем ряду при строительстве дома ветка березы была символом здоровья хозяина и семьи. Она является благословенным деревом, поскольку укрыла богородицу и Христа от непогоды. А согласно Карпатским поверьям, посаженная береза у дома - знак смерти членов семьи.

Национальный характер через рефлексию оказывает влияние на идеально-мыслительную энергию личного самосознания, которая выражается в интеллектуально развитой, аналитико-синтезирующей деятельности, расслаивающей органическое единство бытия и смысла всех природных начал и предшествующих культурных форм. Это уровень персонально-духовного отношения к миру — уровень свободной веры, мысли, совести индивидуума. Энергия личного самосознания служит позитивной силой сублимации душевных стремлений, прояснения народной культуры, оформления, развития и сохранения вековых исторических традиций, а вместе с ними духовно-социального единства национального характера. Так, в народном представлении древних славян считалось, что у мертвых нет обычного земного тела («у навей нет облика»), поэтому они могут прийти в этот мир только позаимствовав у кого-то из живых его плоть. Виноградова Л. подчеркивает, что ряженые и нищие являются теми ритуально значимыми людьми, при посредничестве которых можно связаться с миром умерших. Здесь стоит отметить, что русское слово «нищий» соотносится с древнеиндийским nistyas, что значит «чужой», «нездешний», и в целом аналогично понятию «ряженый». Виноградова Л. считает, что: «По-видимому, можно разделить мнение ряда специалистов о том, что есть основания (в том числе и языковые свидетельства) предполагать, что нищие воспринимались как заместители умерших, а щедрое их одаривание — как отголосок поминальных жертвоприношений». Для того, чтобы душа живого человека, отдавшего на время святок свое тело «предку», не осталась навсегда на «том свете», ряженые категорически запрещали называть себя по имени, узнавать себя. И обязательно купались в проруби, возвращая «тому свету» душу предка, которому «одалживали» на время святок свое тело.

Такое восприятие ряженных дошло практически до наших дней. Даже в 1996 году в деревнях Псковской области фольклористам сообщили, что те, кто рядился на Святки, в Рождество обязательно должны были обливаться тремя ведрами колодезной воды. При этом символизм данного действия имеет значение только в русской культуре, представитель иной культуры значение происходящего просто не поймет.

Национальный характер через аксеологическую функцию детерминирует формирование системы целевых и нормативных представлений и установок, которые заложены в национальной традиции, выражающей сущностное ядро человеческого существования и мотивирующая деятельность и поведение людей. Традиция есть фундаментальное антропогенетическое качество человека, обусловливающее характер: именно она детерминирует самодостаточный и подлинный путь развития характера каждого народа. В ней отражен объективный смысл и границы развертывания в истории национального характера. Традиции не «следуют», ее не «соблюдают»; в ней человеческий индивид и страна живут в меру своего самопознания и объективных исторических обстоятельств. Русская традиция - это закон социально-духовного развития России - ее истина, путь и жизнь. Действие этого объективного закона создает онтологическую возможность русскому человеку быть самим собой, жить и исторически действовать как велит ему национальный характер.

Например, в русской традиции издавна чтились воители, заступники земли Русской от внешних врагов: св. князья Владимир, Михаил Черниговский, Александр Невский и др. В их подвигах ценились и личная праведность, и национальное служение. В житиях святых - воителей за русскую землю - такая готовность положить свой живот «за други своя» была постоянной и едва ли не главной темой. Эта традиция в духовном русском культурном архетипе берет начало из энергетики характера русского человека, которая соответствует всем движениям мыслей, эмоций и воли. Мужество как национальная черта характера имеет национальную специфику, она лишена всякой аффективности, ибо желание пострадать отвечает, прежде всего, глубокому внутреннему настрою русского человека.

Вместе с тем, некоторые нормы в силу психологических и культурных особенностей черт русского национального характера не получили распространения и не стали культурной традицией. Так, например, в «Русской Правде», записанной в XI веке, признавалась кровная месть и устанавливался порядок, какой родственник за кого должен мстить. Кровная месть не стала, как у других народов поводом для бесконечных убийств, а явилась мощным сдерживающим фактором. Кровной мести всячески старались избегать, следовательно, и не стало поводов к ней. В этом проявилась мудрость народа, выраженная в его национальном характере.

Национальный характер во многом обусловил особенности русской философской мысли, для которой стали характерны стремления обосновать некие высшие цели существования человечества вообще, русского народа в частности; акцентированность на морально-нравственные выводы; пристальное внимание к анализу особенностей развития Российского государства и российской цивилизации, а также способность легко «впитывать» в себя достижения философской мысли других стран и народов, преломляя их через призму особенностей русского философствования.

Так, коллективизм как характерная черта российского характера непосредственно определил направленность русской философии к поиску и конструированию высоких общественных идеалов, выводящих человеческую деятельность за рамки сиюминутных интересов отдельной личности, ее существования и выживания, способствующих преодолению индивидуализма и эгоизма, меркантильности и своеволия. Это трансформировалось в «идеализм», который был свойствен практически всем течениям и школам русской философии - от религиозно-идеалистических до материалистических. «Даже марксизм, представлявший собой первую попытку создания полностью материалистической философии (как в понимании природы, так и в понимании общества), в условиях России приобрел ярко выраженные черты философии «будущего», философии «идеала», ориентировался чаще на построение идеала в ущерб своей методологической стороне, анализу существующей реальности».

Национальная черта характера понимания истины как правды отразилось в «идеализме» русской философии такой характерной ее особенностью, как «морализм». Поэтому не некие абстрактные логические конструкции, аксиомы и принципы становились реальными основами и основаниями философских систем в рамках русской философии, а выводы нравственного характера, которые из них вытекали.

Своеобразие черт русского национального характера, обусловленное географическим фактором, нашло свое отражение в философском анализе особенностей и определении места российской цивилизации среди других мировых цивилизаций. Это был круг дискуссионных вопросов. «Достаточно вспомнить роль в развитии русской философской мысли таких известных формул, как «Москва - третий Рим», «Православие - Самодержавие - Народность», спора западников и славянофилов, дискуссии вокруг идей евразийства или о возможности построения социализма в отдельно взятой стране».

Русская «всечеловечность» как черта характера, трансформировалась в области философии в таком ее направлении, как освоение и использование достижений мировой философской мысли. Вследствие чего в России широкое распространение получили школы и направления западноевропейской философии.

Ряд особенностей русской философии, таких как тесная связь (вплоть до XIX века) русской философии с религией — православием; более сильное проявление в русской философии по сравнению с западноевропейской элементов иррационализма (их ослабление происходит достаточно поздно); внешне более сильном влиянии на русскую философию других национальных философских школ по сравнению с влиянием других национальных школ друг на друга и достаточно слабое ее влияние (вплоть до XX века) на развитие других мировых национальных философских школ,- обусловлены чертами русского национального характера.

Наиболее потаенные, существенные черты национального характера народа трансформируются в культуре этноса через эпос, сказки и поэзию. Сказки суть подсознательные устремления характера народа. Анализируя психологические особенности русской волшебной сказки, Смирнова Н. приходит к выводу, что в них скрыт обряд посвящения, «цикл инициации». Он содержит в себе несколько образов и смыслов. Запрет и нарушение этого запрета означает нарушение собственных сложившихся границ и представлений о самом себе, предупреждение о трудностях на пути, вследствие чего необходимо крепко стоять на земле и быть в контексте реальности. Образ Бабы Яги как пограничной зоны в иное царство. Архетип духа, сконцентрированный в волшебных дарителях и помощниках. Образ Змея, в котором воплощается борьба с бессознательным вызывающим страх. Побеждая Змея, герой становится обладателем его энергии, тем самым утверждая, что на пути внутреннего развития необходимо не подавлять теневую сторону личности, а вступать с ней в поединок. Тридесятое царство символизирует возрождение героя. Воцарение или возвращение героя выступает процессом личностного роста, обретения внутреннего единства. Таким образом, сказка, прежде всего, раскрывает события внутренней жизни: выход за рамки собственных представлений, борьбу с самим собой и самореализацию.

Сказки развертывают художественные символы скрытых сил народного характера. Сказки изобилуют техническим содержанием, что отражает склонность к изобретательности, практицизму в характере русского народа.

В русском фольклоре писатели и художники золотого и серебряного века увидели идеал духовно здорового бытия, обобщение лучших черт русского национального характера, который в определенной степени детерминировал направления развития русской художественной культуры. Писатели ввели в свои книги персонажи народного фольклора, художники передали в образах фольклорных персонажей и окружающей их природе «идею» русскости, перенесли в традиционно исторические или бытовые жанры монументальность народного мотива. Именно в данных сферах ярко проявляется национальный характер через образы героев художественных произведений.

То же относится и к русской живописи. Начав с подражания византийским иконам, русские мастера создали совершенно уникальное явление в истории мирового искусства — русскую икону, в которой, как в зеркале отражено влияние национального характера. В ней нет западноевропейской экспрессии. Она наполнена светлым и глубоким религиозным чувством. Для русских иконописцев совершенно не важно выражение собственного «я». Не случайно известны имена только самых выдающихся мастеров иконописной живописи. Не для прославления себя, а для возвышения нравственных устоев народа творили они, расписывая иконостасы и стены храмов.

Культура этноса представляет собой зону самобытного творчества. Если идет сокращение творческого содержания деятельности этноса, как показал Гумилев Д., то наступает фаза этнической деградации. Это, в свою очередь, связано с пассионарностью. Под пассионарностью как характерологической доминантой Гумилев Л. понимал внутреннее стремление к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели. «Она не делает человека «героем», ведущим «толпу», ибо большинство пассионариев находится в составе «толпы», определяя ее потентность в ту или иную эпоху развития этноса».

Поскольку особи нового поколения взаимодействуют друг с другом, то немедленно возникает эмоционально-психологически и поведенчески одинаково настроенная группа людей «здесь мы видим одинаковую вибрацию биотоков этих особей, иными словами, единый ритм». Как только такое пассионарное поле возникло, оно тут же оформляется в социальный институт, организующий коллектив пассионариев: общину, философскую школу, дружину, полис и т.д. Например, пассионарность русских землепроходцев, ядро которых составляли казаки, позволила за один век закрепиться России на пространстве от Урала до Тихого океана.

При этом стремление к намеченной цели, пусть даже иллюзорной, имеет высокое значение, следовательно в ее достижении пассионарии не жалеют как собственной жизни, так и жизни своего потомства. Психологически пассионарность проявляется как импульс подсознания, противоположный инстинктам самосохранения, как индивидуального, так и видового.

Энергичные действия Петра I были направлены на превращение святой Руси в великую Россию. Поскольку исторические условия требовали проведение реформ, а собственных средств было не достаточно для достижения собственного благополучия, то Петр I приступил к прямому заимствованию достижений западной культуры. Они сопровождались принуждением и ускоренными темпами. Конечно, влияние западной культуры не могли охватить весь состав русского общества, а лишь только верхнего слоя правящей и духовной элиты, однако главная цель была достигнута. Таких личностей, чей пассионарный потенциал играл определенную роль в судьбе России история знает много - А. Невский, Д. Донской, Екатерина II, Г. Жуков и т.д. Знаменательной вехой в истории России следует считать XIX век, где уровень пассионариев был очень высок, не случайно его называют «золотым веком» русской культуры.

Таким образом, национальный характер выступает детерминирующим фактором, обуславливающим своеобразие в формировании и развитии культурных архетипов в русской национальной культуре. Национальный характер через механизмы рефлексии, регуляции, саморегуляции, трансформирует в национальной культуре идеальные ценности, образы истины и смысла жизни, влияет на идеально-мыслительную энергию личного самосознания. Энергия личного самосознания служит позитивной силой сублимации душевных стремлений, прояснения народной культуры, оформления, развития и сохранения вековых исторических традиций, а вместе с ними духовно-социального единства русского национального характера. Национальный характер детерминирует стихию русской культурной самобытности определенными мировоззренческими наклонностями, мифологическими архетипами, детерминирует формирование системы целевых и нормативных представлений и установок, которые закладываются в русской национальной традиции.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Духовная культура Древней Руси
Понимание Добра и Зла в русской культуре
Христианская этика как основа русской этической системы
Нравственные ценности в структуре мировоззрения и культуры
Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы
Вернуться к списку публикаций