2013-06-20 09:20:58
ГлавнаяКультурология — Взаимообусловленность характера и национальной культуры



Взаимообусловленность характера и национальной культуры


Воздействие культуры на становление национального характера.

Воздействие культуры на становление национального характера есть фактор духовной и социальной жизни, ее норма, заданная самим определением культуры. Это не абстрактная сущность, поскольку имеет в своей основе определенную, четко очерченную модель человеческого бытия. В результате все культурные процессы сосредоточены на воспроизведение этой модели, которая в рамках данной культуры имеет универсальное значение. В роли защитного механизма будет выступать «центральная зона культуры». Адаптируясь к конкретным условиям существования этноса, «центральная зона» культуры посредством кристаллизации инвариантных картин мира способствует самоконструированию этноса, и его характера. Это происходит в том случае, когда этнос, столкнувшись с реальностью, не может вписать ее в существующую картину мира. В данном случае, традиционное сознание начинает распадаться, это означает, что этносу необходимо сформировать новую картину мира, сохраняя центральную зону культуры. Будучи не в силах изменить мир, этнос меняет себя и происходят изменения национального характера.

В других случаях «угроза» маркируется, т.е. получает название и тем самым вписывается в иерархию бытия, иногда несмотря на несоответствие между ними. Это связано с устойчивостью картины мира.

В «центральную зону» культуры входят ценностные ориентации, верования, многообразие вариаций ключевых смыслов и смыслообразов, т.е. некий внутренний энергетический стержень, абсолютно уникальный. Именно он определяет согласованность действий и обнаруживает себя во вне через различные энергетические и информационные модификации культурной традиции, является выражением некого общего содержания.

Сами ценности формируются посредством таких факторов, как: национальный характер, исповедуемая конфессия; тип цивилизационного социально-экономического и политического устройства; место развитие этнической общности; образ мира, формируемый этнической общностью на основе ее исторического опыта адаптации к окружающей действительности; существующая система образования; средства массовой информации.


Самоконструирование этноса

Схема 2. Самоконструирование этноса


Если изменяются факторы воздействия в процессе исторического развития, то меняют и ценности. Ну а поскольку модель успешной деятельности задают этнические константы, то все изменения буду происходить в русле этих способов оценивания. Содержание этнических констант составляют когнитивные и аффективные паттерны. Они систематизируют поступающую извне информацию, соотносят со структурами национального характера и детерминируют поведенческие корреляты. Совокупность таких составляющих, как: когнитивные и аффективные паттерны, социальный контекст, доминирующий способ восприятия и обработки информации, определяемый ведущей функцией этнической общности,- формируют мироощущения, этническую картину мира, которая проявляется в процессе взаимодействия с социальной средой в виде системы ценностных ориентаций.

Как утверждают многие исследователи, содержание картины мира большинством членов нации осознается фрагментарно. Поскольку культурный опыт всякого общества по своему содержанию необычайно велик и эмпирически многообразен. Ни один человек, каким бы культурным опытом он не обладал, не в состоянии освоить его в объеме, равном культурному опыту всего общества. Поэтому отдельные индивиды осваивают и используют лишь часть культурного опыта общества, которая им необходима в практической жизнедеятельности. Большинство же остальных составляющих своего культурного опыта человек усваивает в опосредованном виде (ценностные ориентации).

Социальные ценностные ориентации трансцендентны индивидуальному сознанию и первичны по отношению к индивидуальным ценностным образованиям, следовательно, не могут быть познаны непосредственно. С другой стороны, это не исключает существования субъективно-психологических коррелятов, которые описываются такими понятиями, как мотив, потребность, интерес. Но в силу того, что социальные ценностные ориентации этнических общностей трансцендентны индивидуальному сознанию, вполне возможны ситуации расхождения между декларируемыми и реально побуждающими деятельность человека ценностями. С другой стороны, этнос имеет стратификацию, что и обуславливает вариативность картины мира, имея в своей основе общие константы.

Русский культурный архетип составляют такие ценности: соборность, свобода, духовность, труд, долг. Это не эклектический набор ценностей, а взаимоувязанная система. Каждая культурная модель русского характера трансформировала ценности, что было обусловлено самим характером проверки их на возможность успешного освоения этнической общностью определенного региона без утраты своих системных качеств. Данный процесс находился в прямой зависимости от межэтнических контактов, возможностей совместного сосуществования с иными этническими системами, поскольку способы жизнедеятельности, выработанные аборигенами, позволяли ускорить процесс адаптации. Степень открытости и пластичности русской культуры расширяла возможности этнической общности в процессе создания системы жизнеобеспечения.

Например, русские, поселившись в Поволжье в XVI—XVIII веках на неосвоенных и тяжелых землях, переняли у аборигенов тяжелый плуг (сабан). У татарских крестьян русские заимствовали способ хранения необмолоченного хлеба в снопах, уложенных в «кибэн» (особый вид кладки на специальном помосте высотой 20—50 см). В Сибири были позаимствованы у местного населения типы временного жилища, теплая одежда: парки из оленьего меха, камлеи, хантыйские «тандекуры» - «нашейники» из беличьих хвостов, хорошо защищающие шею от ветра и снега. В питании у русских была распространена оленина.

Разнообразные русско-северно-кавказские культурные контакты способствовали тому, что казачество усваивало такие элементы культуры, как беспорядочность планировки поселения, конструкция жилища, предметы и облик интерьера, конская упряжь, детали мужского, женского костюма.

Освоение культуры жизнеобеспечения способствовало тому, что в национальной психологии было сформировано энергетически сдерживающее нравственное начало, которое легло в основу комплиментарных отношений, вырабатывая в русской культуре установку на «единство и многообразие». «Суть этой характеристики в том, что деятельность русского человека направлена не на жесткое подчинение себе всего сущего, не на унификацию его, не на отрицание несхожего, но на собирание и береженее: береженее многообразного (сохранение культур других народов, уважение к иным религиям, нравам) и собирание этого многообразия в новое полифоническое единство». В результате культура формирует такие национальные черты, как гибкость, способность к духовной проницательности, приспособленность и выживаемость в необычайно сложных, тяжелых условиях.

Трансформация ценностей в культурных моделях не выходила за рамки ценностной системы русской культуры, поскольку это привело бы к деформации структур национального характера и, как следствие, к невозможности определения самой структуры.

В каждой модели лишь шла актуализация тех или иных ценностей фиксируемая в количественной выраженности. При этом, как утверждает Винокурова У., ценностное сознание удерживает в динамическом состоянии опыт предшествующих поколений в снятом виде, управляя выбором приоритетов жизнедеятельности на данном историческом этапе, конструируя стратегию коллективного поведения этноса, выполняя такие функции, как интеграция, социализация, регуляция и мировоззрение.

Свобода.

Как ценностная ориентация «свобода» предполагает исторически определенную, социально фиксированную установку на способ реализации потребностей и интересов личности и этнической общности. На каждом историческом этапе развития будут существовать свои критерии свободы, поскольку человек в повседневной практической деятельности реализует свои возможности не в абстрактной необходимости, а в конкретно существующих условиях. Именно они обусловливают средства достижения поставленных целей. Человек не может выбрать объективную реальность своей деятельности, но в состоянии выбрать альтернативу целеполагания, средства достижения. Объем свободы будет выше не только за счет осознания реальных возможностей человека, но и за счет спектра средств реализации возможностей, представляемых объективной реальностью, которая будет определять степень свободы: от выбора средств целей до реализации в различных видах и сферах деятельности.

В зависимости от исторических условий в России «свобода» эволюционирует в понятие «свободы от препятствия» (принуждение, каузальности, судьбы). Не случайно исторически понятие свободы в России понималось как воля (т.е. стремление к снятию всяких ограничений волеизъявлением народа). Как утверждают ученые, существует несколько трактовок свободы в зависимости от исторических условий. Первый тип порождает необходимость избавления от внешнего принуждения, гарантии прав, собственности и независимости человека — это «свобода от». «Свобода для» - принцип творческой самореализации человека, осуществляемый только при достижении «свободы от». Существует и третий тип свободы — свобода «вопреки», что означает реализацию вопреки и помимо внешних обстоятельств.

В каждой культурной модели русского национального характера преобладает различный тип свободы. Так, Северная, Сибирская, Казацкая модели актуализируют «свободу от», в свою очередь Среднерусская — «свободу вопреки». Это не исключало иных типов свободы. Так, Тульчинский Г. пишет, что к народному опыту самоорганизации, свободомыслия, потенциала свободы необходимо отнести крестьянскую общину, староверческую общину, казачество и земство. Данные формы самоорганизации имели место быть во всех моделях русского национального характера. Необходимо отметить, что «свобода вопреки», как считают ученые, носит общерусский характер и рождает тип личности, отстаивающий себя вопреки власти, отвечая за свое слово жизнью, порождает такой феномен, как жертвенность, которая осуществлялась, как пишет Кожевников В. обязательно «ради высокой идеи и обязательно бескорыстно».

Развитие «свободы» необходимо рассматривать не само по себе, а обязательно в совокупности с другими ценностями, которые позволяют раскрыть ее в других аспектах. Без соотнесения с такой ценностью, как «соборность» невозможно раскрыть и понять свободу.

Соборность.

Соборность, прежде всего - это способ связи между людьми, основанный на свободном объединении индивидов, базовые ценности которых при этом должны совпадать. То есть в рамках данного способа связи человек использует степень своей свободы, самостоятельность в рамках целого, в качестве которого выступает этническая общность.

Однако вектор соборности будет различным в национальных моделях русского характера. Поскольку параметры социального времени в культурных моделях не совпадали, порождая различные способы реагирования этнической системы на воздействие извне, актуализируя различную связь двух социальных ценностей: «свободы» и «соборности». Такие обстоятельства, как: социогенез определенной культурной модели, характер межэтнических контактов, вектор социальной активности, своеобразие культурной ситуации, в которой находится модель характера, выработанный способ реакции на воздействие социальной среды - порождают различный режим активности культурной модели национального характера, что в свою очередь актуализирует социальные ценности. Это определяет различия в формах, способах и содержании ее поведения на определенном историческом отрезке времени. Вектор направленности соборности в культурных моделях будет балансировать или в сторону индивидуальных начал (яркий пример - Южная модель) или в сторону коллективизма (Среднерусская модель). «По ориентировочным подсчетам, накануне первой мировой войны 82,5 процента деревенского населения России участвовало в тех или иных формах кооперации».

Наиболее яркой формой реализации соборного способа связи является артель, которая позволяла сочетать склонность русского человека к самостоятельному и даже обособленному труду с коллективными усилиями. Данная форма особенно была развита в таких культурных моделях, как: Северная, Сибирская, Южная. Главная особенность артельной формы труда - наличие круговой поруки как формы взаимодействия между членами сообщества. Она была основана на принципе солидарности, выраженной в формуле «один за всех и все за одного». То есть артель воспринималась как союз личностей, где в распределении доходов на первое место выходит принцип «каждому по труду». В результате соборный способ связи обеспечивал возможность индивиду не только реализовать свои возможности, но и удовлетворить свои потребности в безопасности «без использования непродуктивных способов защиты в форме «бегства от свободы» посредством конформизма или авторитаризма».

Соборный способ связи неразрывно связан, по мнению Касьяновой К., с целеполаганием и целедостижением, выработанными в русской культуре.

Русский оказавшись, в ситуации действия, отдает предпочтение действиям ценностно-рационального типа перед целерациональным. И это происходит не вследствие лености или потому, что он не желает рисковать, а вследствие требований культуры. «Мы выработали такую культуру, которая как бы говорит нам: «добиться личных успехов - это не проблема, любой эпилептоид умеет это делать очень хорошо; а ты поработай на других, постарайся ради общего дела!»».

Ценностно-рациональный стиль мышления ориентирован не на результат и социальную технологию, а на стоящие за ними ценности, что порождает особый тип ответственности. Стремление следовать эталону деятельности и неукоснительно выполнять внешние предписания может привести к замене внутренней ответственности ее внешним проявлением. В свою очередь, это влечет за собой стремление снять с себя ответственность и переложить ее на государство, власть, социум, к которому он принадлежит. «Он привык возлагать не на себя, не на свою активность, не на внутреннюю дисциплину личности, а на органический коллектив, на что-то внешнее, что должно его подымать и спасать».

В данном контексте человек сам себя закрепощает в своем стремлении спрятаться за более глобальные структуры, а желание уйти от индивидуальной ответственности может привести к появлению внутренней безответственности, которая вытесняется жесткой внешней ответственностью. Это детерминирует непредсказуемость поведения русского человека, которая постоянно коррелируется в соответствии с изменяющимися условиями жизнебытия. Возможность уйти от своей непредсказуемости русский человек видит в прошлом, вызывая к жизни мечтательность.

Установка не на результат, а на стоящие за ним ценности в рамках соборного типа связи порождало приоритет совместных действий в достижении совместного результата, что нашло свое закрепление в такой ценности, как труд.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Оппозиция «открытое — закрытое пространство» в русском литературном пейзаже XIX века
Свадебный ритуал и его символика
Человек и вещь в аспекте межтекстовых связей
Национальный характер как культурологическая модель
Современный кризис нравственных ценностей в России
Вернуться к списку публикаций