2013-06-20 09:20:58
ГлавнаяКультурология — Взаимообусловленность характера и национальной культуры



Взаимообусловленность характера и национальной культуры


Культурные модели русского характера.

Общий хозяйственно-бытовой уклад, общее государство, единство религиозной и особенно культурной жизни, общая историческая судьба сформировали Россию как особый духовный мир, который не поглощает и не растворяет в себе собственные органические части - ни великую русскую культуру с ее мировоззренческим ядром, ни культуру всех других народов России, включая самые малые этнографические группы, поскольку замкнутое изолированное состояние любой органической системы с необходимостью приводит к углубляющейся деградации этой системы, к ее саморазрушению. В изолированной системе нарастают дисфункции, регрессивные тенденции, ведущие к уменьшению организованности системы, к ее саморазрушению. Напротив, обмен веществом и энергией между системами обеспечивает восходящую, перспективную тенденцию в их развитии. Своеобразие национальной культуры проявляется не в том, что в этой культуре существуют связи и отношения между элементами, а в том, что эти связи и отношения проявляются в ней своеобразно, в том числе одни слабее, другие сильнее, интенсивнее.

В культурной национальной системе России особое место занимает национальный характер, который, в свою очередь, обуславливает систему и тип жизнедеятельности, он особым образом влияет на национальную культуру русского народа, его интересы, мышление, язык, делает эту систему уникальной. Это и есть модель - явление сложное, сродни индивидуальности психологических черт человека.

Моделирование русского национального характера, на наш взгляд, дает возможность наиболее полно отразить существенные и характерные различия индивидуальных психологических черт, свойств, информационно-энергетических потоков в зависимости от факторов, которые повлияли на формирование его генетических особенностей и закрепленных в личности культурных ценностей и архетипов.

Культурная модель национального характера - такая форма или тип характера как системы, стиль взаимодействия этноса, в котором обнаруживаются смысловые и ценностные ориентации в системе поступков человека, в практической деятельности, в способе выполнения ее социальных ролей, в отношении к людям и фактам социальной действительности. Каждой культурной модели национального характера присущ особый психологический, интеллектуальный, нравственный и энергетический поток ценностей, который выражается в продуктах культурного творчества, в системе социальных отношений, это дает возможность выделить наиболее характерные черты национального характера и сделать анализ отличий различных моделей, в основе которых вступают как ценностные ориентации, так и ценности жизнедеятельности. Становление каждой культурной модели русского национального характера - творческий процесс, имеющий собственную логику развития, а сама модель — явление особенное и неповторимое, и в этом смысле не поддающейся строгой типологизации. Именно благодаря своему творческому характеру культурные национальные модели могут, на наш взгляд, рассматриваться как оригинальные формы становления культурной идентичности и целостности Российского национального характера.

Моделирование национального характера целесообразно построить на принципе культурно-исторических зон России и выделяемых многими авторами следующих субкультур: Северная; Южная; Средней полосы; Сибирь и Дальний Восток; Казацкая.

Историческое развитие русского народа привело к тому, что на территории размещения этноса сложились историко-культурные зоны, деление на которые, прежде всего, основано на различиях в говорах и элементах народной культуры, а также в особенностях проявления отдельных черт русского характера.

Расово-этнический, естественно-географический, социокультурный а так же общественно-политические факторы влиявшие на становление национального характера, вырабатывают определенные типичные черты. «Типично русскому» приписываются следующие качества: открытый, щедрый, бесшабашный, приятный, прощающий, непрактичный, доверчивый, миролюбивый, смелый, сотрудничающий, бестактный, импульсивный.

Однако огромный регион место развития русского народа оказал влияние на определенную трансформацию характера и формирование его особенностей в зависимости от преобладания тех или иных факторов. Эти особенности обусловлены определенной картиной восприятия реальности. Поскольку человек в процессе освоения той или иной территории сталкивается с комплексом взаимосвязанных изменений. Они включают в себя:

а) преобразование природы;

б) формирование условий «выживания», включающих одежду, жилище, пищу;

в) хозяйственную и психологическую адаптацию человека, становление новых традиций или трансформацию старых;

г) формирование нового сознания.

Приспосабливаться к новым условиям пришлым русским, как полагает Мысливцев В. помогало то обстоятельство, что они являлись земледельцами и им не требовалось огромных пространств.

На новых территориях, наряду с адаптацией, происходил процесс взаимодействия с автохтонами Евразии, который включал взаимовлияние культур и взаимопроникновение в культуры других народов находящихся на данной территории. Такое качество, как толерантность позволяло мирно уживаться русским с другими народами, хотя группа индифферентных существовала почти всегда. Но в целом в процессе взаимодействия вырабатывались комплиментарные отношения.

Причинами миграции до XX века, помимо желания освоить Евразийское пространство, были «традиция воли», нужда, избавление подданных от всевозможных тягот государства, крепостничество, малоземелье крестьян, отсюда и сочетание таких качеств у переселенцев, как бунтарский дух, свободолюбие, непритязательность, выносливость. В XX веке на первый план выходит экономическая миграция, цель которой - найти более привлекательные условия жизнедеятельности и улучшить свое положение. При этом необходимо отметить, что характер миграций был волнообразным, то есть имел своеобразный перелив населения с одной территории на другую, где оно и задерживалось часто на длительный срок, но это происходило не путем безостановочного движения, вследствие чего создание постоянного этнического потенциала на той или иной территории происходило постепенно. Эта особенность важна для понимания процесса хозяйственной адаптации переселенцев и конструирования модели национального характера, которое затруднено постоянными миграциями.

С другой стороны, в вековом процессе народных миграций наряду с все более расширяющейся практически сплошной историко-этнической территорией русского народа возникали отдельные районы его постоянного заселения. Эти районы могли сливаться с территорией сплошного заселения. «В процессе территориально-демографического взаимодействия переселенцев с иными этническими общностями часто наблюдалось своеобразное наложение одной этнической «сетки» на другую; так как все народы никогда не находились в сематическом состоянии, то подобное образование этнических территорий было явлением постоянным и исторически обусловленным и на Восточно-европейской равнине, и за Уралом, на сибирских просторах».

При этом человек как представитель субкультуры выступает носителем социально-психологических качеств и черт, культурных архетипов и стереотипов, этнических стереотипов, присущих национальной культуре. Однако новые условия развития будут требовать рационализировать мир таким образом, чтобы в нем стала возможна деятельность. Инструментом рационализации и будут выступать этнические константы, которые образуют систему взаимосвязей, взаимозависимостей, находящихся в динамическом состоянии. Именно внутри нее человек строит свое поведение и ощущает себя ее компонентом. При этом будут выкристаллизовываться те или иные черты национального характера и появятся новые, определяющие своеобразие данного типа.

Северная культурная модель русского характера.

Северная историко-культурная зона географически сложилась от Волхова на западе до Мезеня на востоке, от Беломорского побережья на севере до верховьев Вятки и Камы на юге (Карелия, Новгородская, Архангельская, Вологодская, Ярославская, Ивановская, Костромская, Тверская, Нижегородская область).

С давних времен на Европейском Севере расселились русские, саамы, ненцы, карелы, венсы и коми. В результате консолидирующих и интеграционных этнических процессов, степень которых зависела от необходимости хозяйственно-производственных контактов, характера расселения и длительности соседских связей, на Севере сложились отдельные историко-этнографические области (русские, карельская, коми), которые при всей ярко выраженной этнической специфике принадлежали к одному хозяйственно-культурному типу, основу которого составляет пашенное земледелие. Как своеобразная этнотерриториальная общность, обладающая определенными культурно-бытовыми отличиями, севернорусское население сложилось в XVIII в. Она характеризуется наличием «окающего» диалекта и такими особенностями в культуре, как: малодворные сельские поселения, образующие отдельные «гнезда» селений; монументальное жилище (изба), соединенное с характерным двором; сарафанный комплекс женского народного костюма; особый сюжетный орнамент в вышивках и росписях; бытование былин и протяжных песен и причитаний; наличием сохи - главного пахотного орудия. Подобные черты наблюдаются в Приуралье (Вятская, Пермская, Екатеринбургская, Челябинская область), хотя имеются в этом регионе и среднерусские черты в жилище, орнаменте, одежде.

Стержнем севернорусской модели выступает, прежде всего, традиция славянской культуры Новгородской, Ростово-Суздальской земель. Именно Новгород как политическое образование, в котором своеобразно сочетались демократические основы (вече) и аристократические начала, который готов был выступить монолитом против посягательств на свой суверенитет; как конвергентная субкультура, открытая для диалога с западом, - сыграл определенную роль в выработке культурно-психологической модели, закрепив свое своеобразие в поморах, усть-цилемах, пустозерах, кокшарах. Так, кокшары характеризуются как сильные, ловкие, проворные люди, особого душевного склада, живущие особняком, с иными обычаями, нежели у соседей, к ним не проникает ничего чужого, унаследовавшие от Новгорода «бойкий характер, а в сущности они трудолюбивы, энергичны, предприимчивы и смелы. Дальнейшее развитие традиционной культуры северян в XVII-XIX веках, деформации отдельных напластований, усложнения не изменили в целом ее облика, в результате были сформированы общие черты, определились локальные варианты, установились традиционные связи, процесс адаптации к северным условиям завершился.

Северное местоположение культурной модели, резкий континентальный климат с долгой холодной зимой и коротким дождливым или засушливым летом, непредсказуемые капризы природы, требовали колоссальных человеческих усилий для ведения хозяйства, особенно земледелия, которое могло быть осуществлено путем целенаправленного, методического труда. Поэтому именно трудолюбие является объединяющей чертой севернорусской народности, у которой приучение к труду выступало цементирующей основой воспитания. Обучение детей всем хозяйственно-трудовым навыкам давало возможность, с одной стороны, прививать необходимые качества характера, с другой - передать мировоззренческий комплекс, включающий все ответы на вопросы о себе и окружающем мире. В результате подобного воспитания дети психологически были настроены на восприятие взрослой жизни с ее укладом труда и отдыха. Успех достигался еще и потому, что в занятиях, разговорах, играх дети демонстрировали «подражательное» поведение, поскольку отцы и деды являлись эталоном. «Воспитание трудолюбия как базовой черты характера, которая уже не даст пропасть в дальнейшей жизни, крестьяне считали едва ли не самой главной своей задачей, по крестьянским нормам, лень и недобросовестность в работе относились к числу позорящих человека качеств».

Экстремальные условия обусловили кратковременность работ. Это проявилось в характере народа, который привык довольствоваться скромным достатком и непритязателен в отношении материальных благ. Невысокий уровень материального благополучия объясняется не тупостью народа, власти и ее злым умыслом, а суровым северным местоположением.

С другой стороны, в силу сложившихся обстоятельств человек мог рассчитывать, прежде всего, на собственные силы, культивируя у себя стойкость. Данная черта транслировалась в процессе воспитания посредством предоставления, прежде всего, экономической самостоятельности. Детям с ранних пор давали возможность самим «заработать на жизнь» и распорядиться своим доходом. Столь раннее втягивание подрастающего поколения в социально-экономическую жизнь в качестве ее активных участников помогало вырабатывать в характере «серьезность и рассудительность», в делах деловитость.

Природно-климатические условия выступали определяющим фактором в выработке определенных качеств национального характера северной культурной модели, посредством которых могла осуществляться деятельность по созданию пространства бытия человека, в котором ему было бы комфортно. Комфортность обеспечивалась не только за счет качеств, но и за счет приобретенных знаний, ибо экономическая жизнь с ее организацией земледелия, землепользования, торговли и промышленной деятельности требовала высокого уровня грамотности.

Своеобразие природы Европейского Севера нашло свое выражение в строгом эстетическом вкусе, который выделяет главное отношение к культуре в: тонком контрасте и энергичном, выразительном нюансе, что нашло свое выражение в произведениях. В слабо населенном крае с суровой природой вряд ли оставалось время для длительного общения. Воспитывалось немногословность, сдержанность в выражении чувств, эмоции и способы их выражения приобретали особую ценность.

Каждый человек имеет определенный спектр уровней восприятия пространства, в котором выделяются доминанты, связанные, в основном, с образом жизни. Своеобразие бытия на Русском Севере привело к совпадению понятий двор, деревня, семья. Это было обусловлено сформировавшимися чертами характера северной культурной модели. Неслучайно идет совмещение понятий «семья» и «артель», которая становится оптимальной формой организации совместной работы. Существовали артели лесозаготовителей, плотников, косцов, судовых рабочих, рыболовов и охотников. Своеобразная форма артели сложилась в Поморье. Мужчины одной «большой семьи» составляли ядро рыболовно-зверобойной артели, при этом представляли основную исходную хозяйственную, производительную и потребительскую ячейку сельской общины. Артельная форма, обусловленная суровым климатом припоморного Севера, консервировала традицию «большой семьи» как одну из особенностей Поморов, поскольку она была максимально удобна и выгодна. Артель была тесным образом связана с отходничеством (кроме рыболовов и охотников). Уходили в соседние губернии, за тысячу верст, в столицы, иногда целыми семьями. Это вырабатывало такое качество в национальном характере северян, как коллективизм, мобильность, энергичность. Мобильность была присуща не только промысловикам, но и крестьянам, в силу малоземелья. Крестьянство Русского Севера в ходе своих миграций освоило земли не только на Севере, но и на Урале, привнося сюда свои традиции.

На формирование черт национального характера северной культурной модели определенное влияние оказывал и особый тип общины — община-волость, которая была распространена на Севере, обладала большими полномочиями, вытекавшими из ее структуры. Она формировала в сознании людей представление о том, что: во-первых, власть является своей, находится в коллективном владении, с правом распоряжения; во-вторых, власть является гарантом свободы в хозяйственной деятельности; в-третьих, поддерживала гражданское самосознание крестьян и ответственность. Община способствовала смягчению форм феодальных отношений в средневековый период, в результате северное крестьянство, зависимое от государства, не знало унижений крепостничества. Все это в свою очередь нашло отражение в таких чертах характера северной модели, как уважительное отношение к власти, гордость, самоуважение, ответственность, уверенность в себе, достоинство.

Таким образом, подобно тому, как флора русской природы вбирает в себя самые выносливые растения, а фауна предполагает обитание на русских просторах самых стойких пород животных, так и населять эти территории могут упорные, сильные и терпеливые люди. Не случайно неофициальным символом русского народа во всем мире считается бурый медведь - чрезвычайно сильное и выносливое животное.

Таким образом, социально-психологический тип данной модели включает в себя следующие черты: ловкость, проворность, трудолюбие, энергичность, предприимчивость, смелость, стойкость, немногословность, сдержанность выражения чувств, мужественность, строгий эстетический вкус, коллективизм, мобильность, самоуважение, уверенность в себе, чувство достоинства, рассудительность, взаимопомощь, свободолюбие.

Сибирская и Дальневосточная культурная модель русского характера.

Русских в Сибири и на Дальнем Востоке многие исследователи объединяют в один тип с подтипами:

1) русские, не мешавшиеся с другими народами и являющиеся потомками старожилов, вышедших из разных областей, а в особенности из северорусских;

2) русские метисы, главным образом в Якутии, Забайкалье, затундренской зоне.

Крупномасштабное перемещение русских в Сибирь началось в XVII - XVIII веках. Русский переселенец - это, прежде всего, севернорусский крестьянин, - приносил с собой вековой опыт хозяйствования на Севере. Здесь русские встречались с этнически сложным местным населением, разбросанным на огромной территории. Это ханты, манси, самодийские племена, сибирские татары, эвенки, эвены, нанайцы, удэгейцы, уличи, орочи, сойоты, аринцы, кеты, якуты, буряты, гиляки, чукчи, коряки, ительмены. В результате расселения русских складывалась сложная этническая ситуация, когда одна и та же территория становилась местом обитания разных народов. Русские тесно взаимодействовали в хозяйственном плане с местным населением. Хозяйственно-бытовые связи, совместное территориальное расселение способствовали связям этническим. Группы русских, которые смешивались с местным населением, сохраняют следы этого слияния. Но постепенно доля местного элемента в составе русских старожилов убывает вследствие постоянного потока русских. Те, кто не смешивался с местным населением, обнаруживают признаки морфологического сходства с жителями тех областей, откуда вышли их предки.

Надо заметить, среди переселенцев в Сибирь были выходцы из разных регионов Русского государства, достаточно отдаленных друг от друга и отличных по своим культурным традициям. Этим людям выпала судьба жить, работать, общаться друг с другом ежедневно. В ходе такого общения неизбежно шел процесс обмена информацией на самых разных уровнях. Вырабатывая новые правила жизни, нормы социальных отношений, способные к гибкой ориентации в любой ситуации, с каждыми десятилетиями сибиряки все более и более отличались от великоруссов. В каждом новом поколении воспроизводилась адаптированная культура и система ценностей. Неслучайно термин «сибиряк» означает не только принадлежность к сибирской земле, она становится их «малой родиной», но и одновременно степень приспособления к сибирским факторам. Вновь прибывших европейских русских они называли «российские», оценивая их с позиции принадлежности России, а не Сибири. Это объяснялось, прежде всего, тем, что природа Сибири и дальнего Востока требовала особого отношения, что и вырабатывал в себе «коренной Сибиряк». В то время как переселенец выступал в роли преобразователя, «владыки» природы, что могло нарушать баланс.

Образ жизни русских формировался в процессе приспособления не только к этнокультурному окружению, но и к суровым природно-климатическим условиям. Эта культурная зона России - природная кладовая, однако ее природные ресурсы располагаются в труднодоступных и малонаселенных регионах. На добычу или производство одной единицы продукции необходимо затрачивать гораздо больше материальных, энергетических и людских ресурсов, чем в других регионах страны. Русский народ, населявший этот регион, подсознательно чувствовал эти природные ограничения и вырабатывал в своем характере привычку к самоограничению потребностей, умение стойко и безропотно переносить самые тяжелые материальные лишения, упорство в труде, который не предполагал уравнительных тенденций. Это способствовало формированию категории «свободный труд». Рациональное крестьянское сознание расчетливо и скрупулезно учитывало меру вложенного труда. Приоритеты личной и общественной собственности распределялись в пользу прав личности чаще всего, поскольку собственность предназначена приносить доход.

Традиционное российское неприятие «стяжательства», «скопидомства», богатства в мировоззренческой картине сибиряков изменило свою полярность.

Бытовавшее в этническом сознании отрицательное отношение к зажиточности меняется; богатство становится мерой «угодности Богу». При этом скупость - не порицаемое качество. Это законы зажиточности. Жадного человека называли «жила», «жилистый». Здесь представления старожилов и переселенцев из Европейской России оказались в противоречии. Поэтому для сибиряка богатство, созданное преобразовательным трудом - один из самых важных атрибутов социального престижа. Эти качества сочетались с широтой души, бескорыстным гостеприимством, желанием прийти на помощь другим, поддержать бедного и слабого. В Сибири бытовал замечательный обычай оставлять в таежной охотничьей избушке спички, соль, продовольствие на случай непредвиденной беды. В старину широко практиковались у сибиряков «помочи» ссыльным, ссыльнопоселенцам, погорельцам, беднякам, вдовам, солдаткам и пр.

Осознание себя полноправным членом сообщества предполагало наличие комплекса прав и обязанностей, прежде всего, выработку определенного чувства достоинства и умения последовательно бороться за свои права. Для выработки таких приоритетных качеств характера необходимо обладать свободой. Именно она становится главной ценностью, характерной для Сибирской и Дальневосточной модели характера с преобладанием приоритета личностных ценностей и опорой на хозяйственную инициативу в труде.

Пространственные размеры Сибирской и Дальневосточной модели держали живший там русский народ в непомерном напряжении сил, требовали от него смирения и жертвы, но они же давали ему чувство безопасности. Огромная и широкая сибирская земля всегда спасает русского человека, и поэтому он привык полагаться на ее заступничество, больше брать от нее, чем возвращать.

Таким образом, социально-психологический тип данной модели включает в себя такие качества: мужественность, смелость, свободолюбие, спонтанность, общительность, оптимизм, хорошую ориентировку в обстановке, внушаемость, ровное настроение без склонности к повышенной чувствительности, сотрудничество, не обидчивость, упорство, рассудительность, любовь к природе, честность, консерватизм, аккуратность, настойчивость в выполнении поставленных задач, осмотрительность в решении, отсутствие поспешности в действиях, но без следов вялости, принципиальность, скромность, осмотрительность, избирательность, выносливость, трудолюбие.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Музыка в структуре мира
Межличностный конфликт как столкновение культурных стереотипов
Искусство лакового промысла Федоскино в историко-культурологическом восприятии (вторая половина XVIII - XX вв.)
Историческая динамика феномена кича и его восприятия
Духовный идеал русской культуры
Вернуться к списку публикаций