2013-06-19 20:28:03
ГлавнаяКультурология — Музыка в структуре мира



Музыка в структуре мира


Мир музыки и музыка в мире.

Человек одинок в бездуховном мире, если не слышит «музыки мироздания», если мир ни одним звуком не затрагивает его души. Подлинный мир человека — это мир, который пережит и прочувствован. В жизни же без чувств утрачена сама «музыка жизни», без которой нет ни времени, ни смысла. «Музыка — окно, из которого льются в нас очаровательные потоки Вечности, и брызжет магия».

Музыка опирается на синкретическую, всеобъемлющую чувственность, концентрирует восприятие на качественной полноте звукового феномена в его временном развёртывании. Не существует другого способа пережить опыт, доставляемой музыкой, другой возможности описать его. «Переживать», слушая музыку, значит — соучаствовать, жить в ней, — быть причастным к временному и пространственному постижению бытия. Именно в искусстве, с его символическим богатством, сквозь одежды культурно-исторического процесса проступает природа музыки. Звукоинтонационный язык и опосредованный мир через время-восприятие, и пространство помогают разгадать природу универсальных сущностей бытия через музыку, что и является задачей данного параграфа.

Отвечая на вопрос «что есть музыка»(?), занимаясь обнаружением предмета самой музыки, мы осознаем неоднозначность и сложность этой проблемы. Во-первых, довлеет почтенный возраст этого вопроса, равно как и историческое постоянство его возникновения: Пифагор, Аквинат, Кузанский, Кант и Гегель, Шеллинг и Ницше, Бергсон и Дильтей интересовались указанной проблемой. Полноценный теоретический анализ сущности музыки, предпринимаемый в конце ХХ-го столетия, невозможен без рассмотрения его вне проблем междисциплинарного характера.

Предметом какой же науки является музыка? Что в свою очередь, выступает предметом её самой? Это уже не традиционное восприятие музыки, которую рассматривают как определённый вид искусства или тип художественной деятельности. Узость подобного подхода очевидна, особенно когда речь идет о специфике отношения к миру, его неповторимости в рамках музыкально-возможного и вместе с тем, с явной детерминированностью музыкального целого какими-то фундаментальными законами, лежащими за пределами музыкальной технологии и выразительности. Мы не будем подробно останавливаться на чисто искусств