2013-03-16 04:27:15
ГлавнаяКультурология — Ренессанс как феномен мировой культуры



Ренессанс как феномен мировой культуры


Еще более крайний антропоцентризм характерен для концепции Пико делла Мирандолы - друга и соратника М. Фичино по Платоновской Академии. В знаменитой «Речи о достоинстве человека» мыслитель представил настоящий восторженный гимн человеческой личности, подобно гимнам Богам Прокла, прославляющий ее свободу и могущество: «...человек есть посредник между всеми созданиями, близкий к высшим и господин над низшими, истолкователь природы в силу проницательности ума, ясности мышления и пытливости интеллекта, промежуток между неизменной вечностью и текущим временем... Ведь именно поэтому человека по праву называют и считают великим чудом, живым существом, действительно достойным восхищения» (De horn, dignit.). В отличие от других ренессансных мыслителей, считавших человека микрокосмом, Пико выносил человека за пределы космической иерархии и противопоставлял ей. Человек, по его мнению, есть особый мир космической иерархии, не входивший ни в один из миров ее традиционной неоплатонической структуры. Он не занимает серединного положения среди ступеней иерархии, он стоит выше их, как бы пронизывая эти ступени. Человек, считал делла Мирандола, стоит над миром и связывает его, являясь своеобразной «скрепой» мира. А.Х.Горфункель писал: «Прославление человека и человеческой свободы служило в «Речи» Пико и в его философской системе в целом предпосылкой его программы всеобщего обновления философии, залог которого он видел в согласовании различных учений».

Действительно, одной из важнейших черт философии Пико делла Мирандола являлся повышенный интерес к Аристотелю и стремление примирить его с Платоном. С этой целью мыслитель создавал трактат «Согласие Платона и Аристотеля». Сочинение это осталось незавершенным, ввиду ранней смерти Пико, но, по мнению исследователей, важнейшей его частью является трактат «О Сущем и Едином». В этом сочинении Пико делла Мирандола откровенно заявлял о своих симпатиях к Аристотелю: «...те, которые полагают, что Аристотель расходится с Платоном, расходятся и со мной - поскольку я считаю, что философия одного согласуется с философией другого...» (De En et Un.). Противоречивость взглядов Пико делла Мирандолы обнажила кризис ренессансного неоплатонического гуманизма.

Вершиной Ренессанса и в то же время началом его глубокого кризиса можно считать творчество Пьетро Помпонацци. Безусловно, одним из ключевых вопросов, волновавших мыслителя из Мантуи, было соотношение рационального знания и религиозного откровения. П. Помпонацци оговаривался на сей счет в самом начале трактата «О бессмертии души», заявляя, что его повествование будет вестись с позиций аристотелизма и«оставив в стороне откровение и чудеса, пребывая исключительно в природных границах» (De immortal. anim.). Эта установка позволила мыслителю, в отличие от предшественников, в чисто философских рассуждениях отказаться от теологии. С этих позиций Перетто Мантуанец и рассматривал центральную проблему своего трактата о личном бессмертии.

Концепцию П. Помпонацци можно охарактеризовать как личностно-материальную. Рассуждения мыслителя о душе, естественно в аристотелевском духе, сводились к следующему: если человеческое познание невозможно без чувственных представлений, то душа в своих действиях зависит от тела и связана с ним. Она не может ни отвлечься от тела, ни полностью быть им поглощена. Перетто Мантуанец не сомневался, что «человеческая душа безусловно должна быть объявлена смертной. Однако, будучи расположенной посередине между совершенно отвлеченными от материи сущностями и сущностями, погруженными в материю, она некоторым образом причастна бессмертию...» (De immortal. anim.IX). Последняя оговорка имеет мало общего с религиозным представлением о личном бессмертии, речь скорее идет о способности человека к отвлеченному познанию и способности человеческого разума к самопознанию. Таким образом, П. Помпонацци провозглашал нерушимое единство разумной души и тела. Ренессансным в его концепции было то, что мыслитель стремился обосновать личностное и чувственно-материальное бытие как нечто цельное и нераздельное, игнорируя при этом абсолютно-личностный фактор. Однако, у П. Помпонацци мы уже почти не видим неоплатонизма, а тем более ренессансного неоплатоновского гуманизма. Ренессанс постепенно приближался к своему упадку.

Упадок ренессансного движения в Италии, или, по словам А.Ф. Лосева, его модификацию, можно связать с именами Дж. Бруно и Н. Макиавелли. Предшествующий период показал, что опора исключительно на личностно-материальный фактор и персоналистическую изоляцию человека являлась весьма призрачной. Куда более мощными основами служили монотеистическое божество, как оно трактовалось в период Проторенессанса и зрелого Ренессанса, и природа, как она понималась в античности. Эти обстоятельства способствовали появлению в XVI веке нового философского направления, стремившегося обосновать ренессансный личностно-материальный мир вообще без опоры на категорию личности. Это было натурфилософское течение, виднейшим представителем которого и был как раз Дж. Бруно. В одном из своих сочинений «О причине, начале и едином» мыслитель предложил формулу, ставшую ключевой во всей его философии: «Подводя итоги, кто хочет познать наибольшие тайны природы, пусть рассматривает и наблюдает минимумы и максимумы противоречий и противоположностей. Глубокая магия заключается в умении вывести противоположность, предварительно найдя точку объединения» (Dialog, dela caus., princip. et un. V). Появление натурфилософских пантеистических доктрин свидетельствовали о разложении Ренессанса, поскольку основной его линией было субъективно-имманентное самоутверждение человеческой личности, а философия, например Дж. Бруно, безличностна, она космологична.

Ярким свидетельством кризиса ренессансного движения было творчество Н. Макиавелли в сфере политической философии. Идеалом мыслителя являлось национальное единство Италии и ее политическое величие. Развивая идею о создании национального итальянского государства, флорентиец не останавливался даже перед крайними выводами. Для достижения главной цели Н. Макиавелли считал хорошим всякое средство. Эта тенденция особенно заметна в трактате «Государь», в котором мыслитель писал: «...государю надлежит вести себя с подданными так, чтобы никакой случай, ... не заставил его менять свое обращение с ними, так в трудных обстоятельствах зло поздно будет делать, а добро бесполезно...» (Princip.V). Таким образом, если цели, преследовавшиеся философом, действительно были гуманистичны и Ренессанс здесь проявляется довольно отчетливо, то методы их достижения уже явно антигуманистичны, антиренессансны.

Сравнивая культурные явления переходных эпох в Европе и России, отметим, что в период культурного Возрождения XVII века на Руси также появился обширный философско-правовой трактат «Созерцание краткое...». Его автор, «западник» С. Медведев, как и Н. Макиавелли, стремился осмыслить политико-правовые и исторические причины политической нестабильности в переходный период и предложить пути ее преодоления. Ссылаясь на «Политику» Аристотеля, которого мыслитель на европейский манер почтительно именовал «философ», он писал: «Аристотель же философ советовал: в гражданстве чтобы начальство и власти правление людем мелким отдавати, сиречь (то есть) таковым,· которые бы во убожестве и недостатке прежде жили — пришедше же в богатство такожде гордыми не были бы и спесивыми» (Ч. I.). Как мы видим, методы решения государственных задач у С. Медведева были гораздо более гуманистичными и демократическими, чем у Н. Макиавелли.

В завершение повествования об итальянском ренессансе, необходимо упомянуть о лидере его народно-религиозного крыла Дж. Савонароле. Этот монах-доминиканец некоторое время оказывал серьезное влияние на управление во Флоренции, но в то же время, продолжая проповедовать, он поражал слушателей силой и глубиной своих слов и чувств. Будучи представителем ортодоксии, Савонарола стремился максимально одухотворить и очеловечить ее. Некоторые его идеи оказались близки преп. Максиму Греку.

Одним из самых значительных явлений, считающихся частью Западного Ренессанса, представляется религиозная реформация в Центральной и Северной Европе, или просто Реформация. Наиболее ярко это религиозное движение проявилось в Германии и Нидерландах. Это было связано с тем, что в обществе возникло чувство глубокой неудовлетворённости существовавшими церковными порядками. Многие видели, что католическая церковь всё более политизировалась, вмешивалась в отношения европейских государств, и стали искать непосредственного религиозного просветления. Таким образом, центральным моментом так называемого Северного Возрождения была религия. В переходный период основное религиозное направление Северного Возрождения выразилось в мистике. Но она, приняв практическое направление, поставила перед собой задачу непосредственного осуществления религиозной и нравственной жизни. Следствием этого явилась почти полная потеря интереса к теоретическому обоснованию нового религиозного направления. Однако, было исключение - деятельность крупнейшего немецкого мистика Майстера Экхарта.

Исследователи признают этого мыслителя представителем североевропейского Предвозрождения и предтечей Реформации. В данном случае необходимо провести некоторые параллели. При первом же рассмотрении приходит мысль, что творчество М. Экхарта имело общие черты с творчеством св. Г. Паламы - одного из идеологов «палеологовского» Возрождения в Византии, учение которого оказало огромное влияние иа развитие религиозно-философской мысли в России. Обоих теоретиков объединяло прежде всего неприятие «формалистического консерватизма» современной им религиозной мысли. В определённых аспектах совпадали их доктрины. Правда, если в учении св. Г. Паламы прежде всего была развита теория «эманации», а апофатизм был оттеснён на периферию, то у М. Экхарта в равной степени были разработаны и апофатическая, и катафатическая концепции. Что касается эманационного учения неоплатоников, то оно претерпело у обоих мыслителей такие изменения, что перестало служить философским оправданием еретического пантеизма. Вместо понятия «эманация» ими были введены термины «энергия», или «аналогия». Отметим, что помимо учения о существовании Бога вне Себя, в Своих аналогиях, М. Экхарт разработал и учение об имени Божием. В трактате «Liber «Benedictus» мыслитель размышлял: «Еще надобно знать, что имя сие или слово, когда мы произносим «блаженное», не иное заключает и имеет в себе, как - ни больше, ни меньше - обнаженную и чистую благостыню, которая, однако, себя сообщает» (II). Существенное различие между мыслителями заключалось в том, что М. Экхарт постоянно склонялся к еретическому пантеизму, за что подвергался преследованиям. Тем не менее, его творчество имело решающее значение для последующего развития немецкой философии.

Безусловно, во всём реформационном движении важнейшим являлся личностный фактор. Религиозная политика католической церкви вызвала протест отдельного человеческого субъекта на нравственной почве. Этот протест обусловил раскол и привёл к возникновению протестантизма. Причём совершенно не случайно, что это произошло именно в Германии, народ которой был всегда склонен к личной свободе, индивидуализму, а, следовательно, и свободе разума. О значении протестантизма писал в своей работе «Великий спор и христианская политика» В.С. Соловьёв: «Протест, пришедший к самосознанию человеческой личности, поражает папизм в самое сердце. Ибо и сам папизм был обусловлен энергией того же человеческого начала в Церкви... в протестантстве оно же [человеческое начало] выступило во имя религиозной свободы и верховных прав личной совести». Таким образом, в основе Реформации также стоял человек, а точнее безграничное его самоутверждение.

Протестантизм отверг всё: церковный авторитет, церковную историю, догматику, Священное Предание, философию католицизма. Он признал одно - Священное Писание. Но очень скоро выяснилось, что новой религии необходимо новое толкование Священного Писания, новая догматика и философия, чтобы доказывать своё преимущество перед католицизмом. «Стремление к научному установлению новой системы догматов коренилось главным образом в потребности в протестантской государственной Церкви», - писал известный немецкий историк философии В. Виндельбанд. Поскольку создатели новой религии философии не придумали, пришлось использовать старую. Но, как известно, исторические религии не выходят из философии, а используют её для своего теоретического обоснования. Так как православие и католицизм - религии исторические, универсальная философия платонизма и неоплатонизма служила их богословию лишь методическим аппаратом в формулировании догматов на основе текстов Священного Писания. Протестантские богословы, обладавшие бесконечной свободой разума, увлеклись прежде всего философией, только содержательной стороной объективного, Абсолюта, который они принялись познавать. Таким образом, они познавали божественное, применяя его к человеческому, а Бог перестал быть объектом их религиозного сознания. Так на свет появилась вполне светская религия, которая объявляла абсолютным началом человека и его разум.

Протестантская философия так и не смогла предложить новой универсальной истины, а вместо этого выплеснула огромное множество субъективных учении, от чистого рационализма до вульгарного материализма. Одним из немногих деятелей реформационного движения на Севере Европы, по нашему мнению, чья философия явно выходила за рамки данной концепции, являлся нидерландец Эразм Роттердамский.

Эразм, по преимуществу философ и отчасти богослов, создал много популярнейших в своё время трудов, самым известным из которых является «Похвала глупости». С католической церковью он никогда не порывал, хотя в названном произведении выступил ярким разоблачителем пороков тогдашнего духовенства и противником современного ему богословия. Идеалом Э. Роттердамского была эпоха первоначального христианства. Он был последовательным выразителем программы христианского гуманизма. Для обоснования своих гуманистических взглядов Э. Роттердамский привлекал труды античных авторов и произведения восточных отцов церкви, особенно, Оригена, впервые использовавшего платоновскую философию для толкования текстов Священного Писания, и св. Василия Великого. В своём учении он стремился к гармоничному сочетанию античной мудрости и христианских морально-нравственных идеалов. В трактате «Оружие христианского воина» Э. Роттердамский, ссылаясь на произведение св. Василия Великого «Беседа к юношам о том, как получать пользу от языческих сочинений», писал: «Если ты полностью посвятишь себя изучению Писаний, если будешь денно и нощно размышлять о законе Божьем, то не бойся ни дневного, ни ночного страха - ты будешь крепок и готов к любому нападению врага. Однако я не отвергал бы, что неопытному воину следует сначала подготовиться к этой военной службе, изучить языческих поэтов и философов. Ибо к этим занятиям божественный Василий зовет молодых людей, которых наставляет христианским нравам, и наш Августин призывает к музам своего Лиценция».

Глубина и человечность мысли, образованность, враждебность к религиозному фанатизму делали Э. Роттердамского популярнейшим мыслителем своего времени. Несмотря на аллегоризм и символизм при толковании бесконечного разнообразия человеческой жизни, даже некоторый скептицизм в отдельных ее оценках, Эразм признавал некоторого рода единство человеческих противоречии, в том числе противоречивость природы и всего мироздания. Важной чертой философии Э. Роттердамского являлось то, что он не преувеличивал значение человеческого разума, а скорее был склонен к созерцательным формам познания. Это, безусловно, позволяет считать его поклонником неоплатонизма, причём его мистической стороны.

Основными чертами европейского Возрождения являлись стремление к самоутверждению человеческой личности, антропоцентризм, индивидуализм, признание всеобъемлющего значения рационального познания человека, природы и мира, утверждение материально-чувственного опыта в качестве одного из важнейших методов познавательной деятельности, интерес к натурфилософским знаниям, но в то же время склонность к созерцанию и мистике.

На этом необходимо закончить обзор основных тенденций Западного Ренессанса.


Егерев Дмитрий Васильевич



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Вещь в системе темпорального слоя универсума
Духовный идеал русской культуры
Традиции и новации в русском свадебном обряде
Характер изменений в свадебном обряде русского дворянства под влиянием петровских преобразований XVIII в.
Свадебный обряд в советское время: традиции и инновации
Вернуться к списку публикаций