2013-03-16 03:41:41
ГлавнаяКультурология — Становление и этапы русского религиозного Возрождения



Становление и этапы русского религиозного Возрождения


К. Истомин здесь ставил и пытался разрешить проблему гармоничного соотношения веры и разума, то есть христианского Откровения и античного умозрения. Известно, что подобная же задача стояла перед мыслителями западноевропейского Ренессанса.

Однако, находившаяся на подъеме русская общественная и философская мысль на рубеже эпох столкнулась с извечной проблемой всюду попираемой справедливости, «правды», или истины. Многие авторы того времени предпринимали попытки воздействовать на сознание людей для восстановления и утверждения в обществе принципов правды и справедливости, опираясь на божественный авторитет. Среди них был и близкий приятель К. Истомина митрополит св. Дмитрий Ростовский. В «Алфавите духовном» он указывал: «Бог ничего так не любит и не требует, как истину и правый разум... мудрость с ложию и философия с неправдою не могут быть приняты» (1,1,3-4). Данное сочинение ростовского святителя представляло собой собрание различных этических заповедей и наставлений, изложенных в яркой, образной, нередко риторической форме.

Нравственно-этические и религиозные проблемы стояли в центре творчества другого крупного деятеля русской культуры, видного мыслителя Симеона Полоцкого. Данной проблематике он посвятил огромные стихотворные сочинения. Сам факт изложения мыслей в философско-поэтической форме был явлением абсолютно новым на Руси. В этом явно чувствовалось влияние западноевропейского Ренессанса. Поэтому творчество Симеона Полоцкого было крайне враждебно воспринято консерваторами, которые не без основания усматривали в этом «рифмотворном богословии» проникновение на Русь ростков западной антирелигиозной культуры, то есть начало процесса секуляризации собственно русской культуры.

На первый взгляд этика С. Полоцкого была вполне традиционна для своего времени. Однако, в его творчестве появляется новая для той эпохи тема конфликта и соревнования поколений, взаимоотношения отцов и детей. В тех исторических условиях данная проблематика приобретала, как мы увидим, историософское и культурологическое звучание. Отметим, что традиционалисты в своих сочинениях не обошли также вниманием эту тему. Свое время-эпоху преобразований во всех сферах жизни общества - они переживали как время отступничества, отречения от предков. Иначе о том же предмете рассуждал Симеон Полоцкий в «Комидии притче о блудном сыне».

Автор выводил на сцену известных каждому евангельских персонажей, однако, сразу же заявлял, что он не намерен слепо следовать букве Писания:

Христову притчю действом проявити

Зде умыслихом и чином вершити.

О блудном сыне вся речь будет наша,

Аки вещь живу, узрит милость ваша.

Всю на шесть частей притчю разделихом.

По всящей оных нечто примесихом

Утехи ради, ибо все стужает,

Еже едино без перемен бывает.

Уже в самом начале сочинения мыслитель провозглашал себя противником всякого застоя и сторонником радикальных перемен. Сохранив в целом сюжет известной библейской притчи, С. Полоцкий внес в него оригинальное дополнение - мотивировку ухода сына, в Евангелии отсутствовавшую. «Сын юнейший» в «Комидии» бросил родимое гнездо, потому что мечтал о славе:

Идеже восток и где запад солнца,

Славен явлюся во вся мира конца.

От мене дому разширится слава,

И радость примет отчая ти глава.

Точию, изволь милость си явити,

Уму моему помощь сотворити ...

В отчиной стране юность погубити.

Бог волю дал есть: се птицы летают,

Зверие в лесах волно пребывают.

И ты мне, отче, изволь волю дати,

Разумну сущу, весь мир посещати.

Твоя то слава и мне слава будет,

И до конца мира всяк нас не забудет.

В образе «юнейшего сына» перед читателем предстает человек, склонный к индивидуализму, авантюризму, способный пуститься на любые приключения ради богатства и славы. Собственно говоря, отец вполне согласен со своим отроком, ведь искать славы совершенно естественно. В лице отца поступок «юнейшего сына» оправдывал и сам автор «Комидии», ценивший славу так же высоко, как и спасение души. Именно в этом и просматривались признаки секуляризации отечественной культуры. Образ, созданный С. Полоцким, конечно же, не мог служить идеалом для Руси. Подобные нормы и правила поведения были характерны для западного человека эпохи Ренессанса, и А.Ф. Лосев справедливо охарактеризовал это явление «ренессансным титанизмом». Очень точную характеристику мировоззрения людей «новой формации» (на Руси это были выходцы из белорусской и украинской интеллигенции) дал А.М. Панченко в труде «Русская культура в канун Петровских реформ»: «В погоне за славой, знаниями и хлебом насущным они свободно пересекают государственные и конфессиональные границы, проходят курс наук у православных, католиков и даже протестантов, в Речи Посполитой, в Германии, даже в Италии. Именно они, «киевские старцы», приучили московское общество к мысли о том, что поучиться в иноземной школе не зазорно и полезно, именно они подготовили исход молодых великороссов в Европу, осуществленный потом волею Петра». Перед нами, несомненно, предстает типичный образ «западника» - космополита. Наблюдаемый нами в «Комидии» С. Полоцкого разрыв отца с сыном выходит за рамки морально- этической сферы и приобретает роль конфликта исторического и культурного. Это противостояние поколений означало как бы раздвоение Руси, расчленение ее истории на прошлую, которая игнорировалась, а также настоящую и будущую, которые создавались людьми «новой формации». Это символизировало окончательный и бесповоротный разрыв с традицией, отречение от старинных обычаев, от веры и культуры предков, от заветов отцов и, наконец, от самой «Святой Руси».

Симеон Полоцкий являлся наиболее последовательным адептом «перелома эпох» на Руси. В «Комидии притче о блудном сыне», устами «юнейшего сына» он активно проповедовал идею о том, что в разрыве с отчим домом, родным гнездом, нет ничего страшного. Правда, главного героя его сочинения ожидало фиаско вследствие несоответствия уровня его развития декларируемым целям. Однако, Симеон Полоцкий был искренне уверен, что это несоответствие исправляется учебой:

Видесте притчю, Христом изреченну,

По силе делом днесь воображенну,

Дабы христовым словам в сердцах бытии

Глубже писанным, чтобы не забыти.

Юным се образ старейших слушати,

На младый разум свой неуповати ...

Проблемам мудрости, философии, разума и знания С. Полоцкий уделял огромное внимание, они занимали одно из видных мест в его творчестве.

Ученость, образованность, стремление к просвещению всегда являлись важнейшими критериями для западнорусского мыслителя. В связи с этим необходимо сделать краткое отступление. Длительное время в науке культивировалась точка зрения, что С. Полоцкий являлся едва ли не первым просветителем Руси, способствовавшим распространению здесь различных наук, в том числе философии.

Действительно, главным его аргументом в полемике со своими оппонентами-старообрядцами было обвинение их в богословской и религиозно-философской безграмотности и даже в элементарном невежестве. Вероятно, в пылу острой и жесткой дискуссии Симеон Полоцкий не учел того, что древнерусская религиозная мысль развивалась по своему, особому пути.

Отечественная философия базировалась преимущественно на духовно-практическом способе освоения мира, она понималась как мудрость и жизнь в истине, которая рассматривалась прежде всего как средство приближения человека к Богу. Русская мысль хотя и прибегала к разуму и его операциям, но в конце концов все свои положения основывала не на разуме, а на духовном опыте. Старообрядцы, безусловно, придерживались этой многовековой традиции отечественного любомудрия.

Иначе понимал предмет и назначение философии С. Полоцкий. Западнорусский мыслитель определял ее в антично-средневековых традициях, делая акцент на утилитарно-прикладном аспекте. В «Вертограде многоцветном» он писал:

Философии конец: тако людем житии,

Еже бы посильному Богу точным бытии.

Вспоминая легендарные рассказы о древнегреческих мыслителях: Фалесе Милетском, Диогене, Аристиппе, - и их рассуждения о философии Симеон Полоцкий приходил к выводу, что важнейшее назначение философии заключалось в организации разумной и целесообразной жизни и деятельности людей:

Дионисий мучитель некогда ярися.

Аристипп им философ ниско посадися

С досадою. Обаче мудрый осклабися,

рек: «О царю, то место днесь мною почтися».

Тако есть воистину от начала века:

место есть ради умна честно человека.

Одной из основных черт философских воззрений С. Полоцкого являлось признание им рационального знания важнейшей и обязательной составляющей всякого познания. Он радикально пересматривал традиционные для русской мысли представления о соотношении веры и разума, внося в них значительный элемент рационализма. Обращаясь к читателям в предисловии «Псалтири рифмованной», белорусский мыслитель писал:

Но буди правый писании читатель,

Не слов ловитель, но ума искатель.

А всяко полза имать бытии тебе,

Токмо прилежно разсуждати требе.

Признание С. Полоцким разумного, рационального метода познавательной деятельности одним из приоритетных фактически означало разделение веры и разума. Эти тенденции в русской мысли свидетельствовали о начале процесса формирования светской науки, в том числе философии, как самостоятельных, независимых сфер знания.

Подкрепляя свою точку зрения, западнорусский ученый во многих сочинениях ссылался, обильно цитировал наиболее почитаемых им античных мыслителей: Платона, Аристотеля, Плутарха:

Аристотелес рече, что себе хвалити е

сть суетство; глупство же есть себе хулити.

Принял Симеон Полоцкий также античное учение о четырех стихиях и вообще способствовал систематизации натурфилософских знаний на Руси. С любовью он перелистывал в энциклопедическом «Вертограде» страницы мира - книги, удивляясь его целесообразности и красоте:

Четыре Богом стихии созданы:

земля, вода, огнь и воздух пространный.

Земля во жилище людем сготовася

и зверем, всех нижше основася.


Во водах рыбы хладных проплавают,

по ним корабли путь свой совершают,

жадным в прохлад суть, в них ся снедь готует,

ими круг земный весь ся обществует.


Воздух над воды висит и землею,

ты легкостию преходит своею,

Тягший от огня, им птицы летают

и вся животна онем отдыхают.


Огнь воде ратник, с кремне сечется,

в различны нужды людем придается.

Сваряет пищы, вкус благий дарует

невкусным ядем, в хладе пособствует.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Культурная семантика феномена кича
Христианская этика как основа русской этической системы
Социокультурное и общеисторическое значение религиозных преобразований средневековой Руси
Культурные основы и содержание русской народной свадьбы в XIX в.
Свадебный ритуал и его символика
Вернуться к списку публикаций