2012-10-03 00:52:52
ГлавнаяКультурология — Дворянская усадьба как явление культурно-исторического ландшафта



Дворянская усадьба как явление культурно-исторического ландшафта


Усадебный ландшафт: природа и культура

Изучение усадебного ландшафта связано с осмыслением основной бинарной структуры «природа - культура». Один из компонентов - это постоянно изменяющаяся природная среда, окружающая человека и оказывающая разнообразное воздействие на него. Другой компонент - это личность, в рамках своей интеллектуальной деятельности влияющая на окружающую среду.

Особенностью усадебного ландшафта является переплетение рукотвор- ности и естества. Миропонимание русского человека основывалось на его взаимоотношении с окружающим миром. Факт усадебной замкнутости соседствовал с бескрайними русскими просторами.

Рассматриваемое направление в культуре дворянской усадьбы «природа и человек» связано, конечно, с землей, с собственностью. Здесь земля выступает символом семейного суверенитета, отражением определенных обязательств перед предками и потомками.

Необходимо назвать некоторые исторические факты, которые позволят четче рассмотреть выбранный аспект усадебной культуры.

Указ Петра III «О вольности дворянской», освободив в 1762 г. дворян от обязательной службы и передав в их полную собственность поместья с жившими в них людьми, позволил дворянам разъехаться по своим усадьбам, где они занялись их отстройкой. До этого времени дворяне были связаны с государственной службой, и поместья оказались в определенной степени заброшены.

В 1785 г. Екатерина II подтвердила прежние дворянские льготы и «пожаловала» дворянам еще ряд новых привилегий, что значительно укрепило их экономическое и политическое положение.

В то время, как царское правительство возвело вокруг Петербурга ряд первоклассных загородных дворцов, таких как Стрельна, Петергоф, Царское Село, а затем Павловск и Гатчина, московские вельможи и дворяне старались не отставать от столицы и застраивали окрестности Москвы роскошными усадьбами.

Период 2-ой пол. XVIII до сер. XIX в. охватил несколько стилей в искусстве: «Елизаветинское рококо», барокко (правление Елизаветы Петровны), «Екатерининский классицизм» (Екатерина II), «Александровский классицизм» и «Русский ампир» (Александр I), «Николаевская готика» и «Русско-византийский стиль» (Николай I и Александр II). Они имели непосредственное влияние на организацию усадебной жизни и, в частности, на оформлении усадебного архитектурного и природного ландшафтов.

Согласно данным специальных исследований, почти до конца XVIII в. провинциальная усадьба находилась в центре села. Только с приходом классицизма и сентиментализма усадьба было смещена к окраине села в «естественную» природу, но архитектурный комплекс органично вписывался в природу.

Каждый стиль нес в себе определенную программу, имел свои характерные особенности. Следование стилю было неотъемлемым атрибутом дворянской культуры.

Эстетическая программа садового искусства барокко включала наличие в регулярном саду разнообразных строений: павильоны, беседки, оранжереи, живописные виды и многое другое. Постройки сооружали стилизованными под образцы восточной или западной архитектуры. «Азия и Европа составлены тут вместе; расхищен Старый и Новый Свет для обрамления маленького местечка безрассудною смесью зданий, и для изгладения онаго обращением в зрелище страннейшего любославия и пышности». В любом руководстве по садоустройству можно было найти рекомендации по украшению регулярного сада мраморной скульптурой. Количество скульптур в саду зависело от характера дома и состояния владельца.

В последней трети XVIII в. облик дворянской усадьбы изменяется в связи с приходом нового художественного направления - классицизма, эстетическая программа которого основывалась на естественной красоте природы.

Согласно духу сентиментализма, проникшего в культуру усадьбы к концу XVIII в., природа стала трактоваться как источник духовного обогащения. Такая трактовка требовала от современников умение видеть красоту в природе и искусстве. На смену регулярным садам пришли пейзажные парки.

Ампирный сад был садом «программным», со своей концепцией «смены видов», насыщением ландшафтного пространства памятными знаками, выбором растений, учитывая их колорит, размеры и время цветения. Удивительно, но регулярные сады предшествующего стиля не исчезли, а были сохранены частично перед домом. Ампирный сад дал больше простора природе, но при этом и сохранял наследие предков.

Во многих, причем даже скромных усадьбах, собирались библиотеки, в которых можно было найти разнообразные сочинения по ведению хозяйства, строительству. Особенно популярны были журналы, в частности, «Экономический магазин», выходивший в Москве с 1780 по 1789 г. Одним из ведущих авторов был Болотов - известный русский агроном. Его публикации освещали работы по разбивке садов и парков и ландшафтной архитектуры.

Разнообразные труды по теории садоводства (Делиль, «Экономический магазин») несли не только практическую функцию, но и имели рекомендации в отношении эстетического воззрения на искусство и природу. Отражением этой установки может служить стихотворение М.П. Загорского:

«Он входит в сад. Прелестный край / Его восторгом наполняет: / Он в восхищении считает / Себя перенесенным в рай. / Там лето пламенное купно / С прелестной царствует весной, / И, мнится, для зимы седой / То место вовсе неприступно. / Там рощи кедров, пальм, дубов, / Лимонных, миртовых дерев / И золотых акаций сени / На мягкий луг кидают тени. / На долах, на холмах, под тенью / Беседки светлые стоят / И к мирному отдохновенью / Своею пышностью манят; / Душистый вешний ветерок, / Как дух бесплотный, повевает; / То тронет спящий ручеек, / И зарябит хрустальный ток, / То шепчет в зелени дубравы / Или, слетевши на лужок, / Лобзает розы величавы / Или смиренный василек. / Но более всего дивило, / Что сад был так расположен, / Что вовсе неприметно было - / Искусство ли его садило / Или природой создан он.». (1820 - 1824гг.).

Усадебный ландшафт обладал определенной функциональной и пространственной структурой, включавшей главный дом с флигелями, хозяйственный двор со служебными постройками, церковь, парк, сельскохозяйственные и лесохозяйственные угодья. Немаловажно эмоциональное и положительное эстетическое восприятие при гармоничном объединении усадебно-паркового комплекса и естественного ландшафта в одно целое.

Как правило, усадьба строилась в живописной местности. Ее облик зависел от социально-экономического и политического положения владельца, его вкуса и образования, умения архитекторов, от традиций, несущих крестьянами в обустройстве территории.

Границы усадебного пространства обязательно обозначались: межевые столбы, рвы или валы. Ближе к главному дому пределы подчеркивались оградой, въездными воротами, постаментами.

При монотонности природного ландшафта искусственно создавались рельефы - горки, гряды, валы, холмы, каналы, копанные пруды и острова в них. Подобные приемы способствовали улучшению живописного восприятия усадебного мира.

Созданные искусственные формы рельефа требовали постоянного ухода, который осуществлялся многочисленной челядью. Например, пруды чистились раз в 10-15 лет: спускали воду, убирали накопившийся ил и использовали его в качестве удобрения.

Главный дом, являвшийся центром усадьбы, как правило, располагался на пересечении главных осей усадебного парка или на границе с регулярным парком. Окна залов и гостиной выходили в сад и парк. Около дома посадки приобретали характер регулярного сада, чем-то похожего на голландский: клумбы с цветами, невысокие кустарники. Так называемая регулярная часть у дома, представлявшая прямую аллею от входа в дом, уходила далее через пейзажный или английский парк, потом - лес.

Московская барышня Елизавета Петровна Римская-Корсакова после свадьбы уехала в имение своего мужа Янысова, село Горки:

«оно только в 40 верстах от Москвы, да и, кроме того, очень хороша местность и сад раскинут по горам. <...>.

На следующее утро, когда я вышла на балкон, который в сад, я увидела очень хороший вид: направо и налево за палисадником рощи, перед домом за рекой густой лес и только маленький просек напротив дома, узенький, как щелка...

- Ну, как тебе нравится вид? - спрашивал меня муж, - не правда ли, что очень хорош?

- Да, местность очень хороша, но только лесу слишком много и глухо; хорошо ежели бы повырубить и открыть вид.

Так потом и сделали, и вот тогда и вышел тот прекрасный вид, которым все любуются».

Одним из ярких примеров усадебного ландшафта является подмосковная усадьба Суханово, обладающая высокими художественными достоинствами. Великолепный белокаменный дворец, мавзолей Волконских, беседка- ротонда конца XVIII - нач. XIX в. с открывающимся от нее видом на деревню Суханове с парком, прудами и полянами. Усадебный парк в Суханове считался одним из лучших английских (пейзажных) парков России.

«Русская усадьба - ворота в природу», - так Д.С. Лихачев обозначил нишу, которую заняла усадьба в отечественной культуре.

В конце XVIII в. в обществе стала цениться естественная природа, что нашло отражение в формировании архитектурно-планирововочной структуры и пространственно-ландшафтном обустройстве территории усадьбы.

В основу русских усадебных садов лег старый разросшийся парк. В нем особенно ощущалась победа природы над началом рациональной регулярности. По словам Д. С. Лихачева, «биологические условия и вкус человека создали в русских садах удивительно приятное сочетание порядка и внешнего беспорядка без резких контрастов одного и другого, без резких переходов от садовой «архитектуры» к садовой «живописи», от самого сада к окружающей местности».

Андрей Болотов рассказывает в своих «Записках», как он сажал «регулярный сад» в 1762 - 1763 гг. в своем родовом имении Дворянинове и как переделывал его в связи с изменившимися вкусами. Болотов описывает: «...начинал я помаленьку приниматься и за старинный свой и подле хором находящийся сад. Мне все хотелось и сей привести в лучшее состояние. И как тогда все еще с ума сходили на регулярных садах и они были в моде, хотелось мне и сей превратить сколько можно было в регулярный. Но как вдруг его весь перековеркать я не отважился, то отделил сперва одну часть оного, лежащую к проулку, и превратил ее в регулярную. Я отделил часть сию от всего проча- го сада двумя длинными, через всю ширину сада простирающимися и прямо против входа расположенными цветочными грядками, и сделав случившиеся в средине оной части четыре, в кучке сидящие и ныне еще существующие, но тогда молодые еще березки - центром, вздумал сделать под ними осьмиугольную прозрачную решетчатую беседку и, проведя от сего центра во все четыре стороны дорожки, сделать тут 4 маленьких квартальца, окруженные цветочными рабатками, а по сторонам кой-где крытые дорожки, коих остатки видны еще и поныне...Всю же нижнюю и большую часть сего сада оставил я еще в сей раз в прежнем состоянии...».

Так, на смену регулярного сада к 1770 - 1780-м гг. приходит тип английского пейзажного парка: система аллей, ведущих к дому, цветочный регулярный партер перед домом, цветник, парк с беседками, скульптурами и дорожками, создающими «виды», постепенный переход сада в лес и окружающие имения леса.

Цветам в саду Болотов, судя из его записей, отводил весьма важное место. Вот, что он пишет по этому поводу:

«И, боже мой! сколько невинных радостей и удовольствий произвели мне сии любимцы природы, украшающие собою первые зелени вешние! Как любовался я разнообразностию и разною зеленью листьев и трав их! С какою нетерпеливостию дожидался распукалок цветочных и самого того пункта времени, когда они развертывались и расцветали! И самые простейшие и обыкновеннейшие из них, как, например, орлики, боярская спесь и гвоздички турецкие, увеселяли меня столько, сколько иных не увеселяют и самые редкие американские произрастания, и более от того, что все они были мне незнакомы. А о нарциссах, Лилеях, пионах и розах, которыми она меня также снабдила, и говорить уже не для чего. Сии приводили меня нередко даже в восхищение, и сделали мне маленький мой цветничок столь милым и приятным, что я не мог на него довольно налюбоваться. И с самого сего дня сделался до цветов превеликим и таким охотником, что не проходило дня, в котором не посещал я его и по нескольку раз не умывал рук своих, замаранных землею при оправливании и опалывании цветов своих».

Столь подробное описание Андреем Болотовым своих чувств по отношению к природе, в частности к саду и цветам, позволяет говорить о поведении человека усадебного типа, которое включает на бессознательном уровне формулу «благодарного присутствия» в окружающем мире. В многообразии ландшафтных форм, через чувственное и рациональное постижение их определяется понятие существования и Сущности, быта и Бытия.

Природа объявлена эстетическим образцом (ампирный сад, нач. XIX в.), которому следовало подражать, но при этом вносить корректировки в соответствии с модой и вкусами эпохи. Надо отметить, что это была уже не мода, а определенная результативная попытка воплотить идеальную систему чувств и настроений. Создание пейзажного парка происходило как бы само собой, возвращаясь к первозданности. Мастерство садовода заключалось в творении в согласии с самой природой.

В XVIII в. речь идет о чувственном восприятии. Кант в главе «Эстетика» рассуждает о пространстве и времени, англичане (Локк, Шефстбери) рассматривают проблему чувственного опыта в восприятии божественного мира. Термин эстетика в России изначально был распространен в масонской среде, и впервые был введен Новиковым.

Просвещенные владельцы усадеб были знакомы с разными теософскими теориями европейских стран и использовали их, интерпретируя в соответствии со своими взглядами, как писал Н.М. Карамзин:

«Ламберта, Томпсона читая, / С рисунком подлинным сличая, / Я мир сей лучшим нахожу; / Тень рощи для меня свежее, / Журчанье ручейка нежнее; / На все с веселием гляжу, / Что Клейст, Дели ль живописали; / Стихи их в памяти храня, / Гуляю, где они гуляли, / И след их радует меня!».

В садах «нового типа» в единстве находились несколько принципов. Регулярность сохранялась около основных архитектурных сооружений. Как правило, регулярен был партер перед домом, который нес парадно-репрезентативные функции.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Особенности суфизма на Северном Кавказе
Бытование вещей в хозяйственной культуре человека
Социокультурное и общеисторическое значение религиозных преобразований средневековой Руси
Вещь в системе темпорального слоя универсума
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Вернуться к списку публикаций