2012-10-03 00:52:52
ГлавнаяКультурология — Дворянская усадьба как явление культурно-исторического ландшафта



Дворянская усадьба как явление культурно-исторического ландшафта


В большинстве усадеб складывается определенный «стиль жизни». Хозяйственная часть, помимо своего главного предназначения, включается в процесс самовыражения владельца. В систему модели идеального усадебного мира помимо господского дома и сада, входят оранжереи, птичники, пруды, плотины, мельницы - все, что характеризует разумное экономическое благоденствие.

С сер. XVIII в. хозяйственная жизнь усадьбы дополняется появлением заводов и фабрик: суконные, полотняные, кожевенные, бумажные, кирпичные и др. Например, в Тамбовской губернии по данным 5-ой ревизии было 24 фабрики, из них 4 в городах, а из 133 заводов в городах находилось лишь 53.

Эпоха Екатерины II является «золотым веком» русской усадьбы и отмечена ярким многообразием и различием форм усадебной жизни, эволюция которых привела к созданию традиционной усадебной культуры. Несмотря на то, что дворянская усадьба приобрела свои характерные черты лишь в конце XVIII века, а после отмены крепостного права в 1861 г. жизнь в ней угасала, это время «дворянских гнезд», «культурных гнезд» оставило значительный след в истории отечественной культуры.

«Притягательная сила духовного потенциала дворянской усадьбы была настолько велика, что даже начавшийся в конце XIX в. болезненный процесс перехода многих усадеб в новые руки - нарождающейся буржуазии, купечества, интеллигенции - не остановил, но, напротив, продолжил усадебные культурные традиции».

Во 2-ой пол. XVIII - 1-ой пол. XIX в. вся европейская часть России была занята усадьбами. Эта форма собственности являлась преобладающей. Усадьбу нельзя по своему статусу приравнять ни к столице, ни к провинции. При этом она не противостоит бинарной структуре «столица-усадьба». Усадьба занимает особое положение со своими реалиями и мифами.

Москва и Санкт-Петербург занимали свое собственное место в системе культурных ориентиров, предпочтений и ценностей. Возможно, поэтому усадьбы, разбитые вокруг этих двух городов, выделяют в две самостоятельные структуры (Подмосковье и окрестности Санкт-Петербурга), отделяя их от провинциальных.

В связи с учреждением наместничества возрастает число усадеб вокруг провинциальных городов таких, как Тверь, Ярославль, Кострома и др. Так, усадьба, имея до этого преобладающей хозяйственно-экономическую функцию, становится достойным местом для приема светского общества. Создается местная культурная среда, аккумулирующаяся в пределах усадьбы.

Развитие городов и процветание культурной жизни в усадьбах зависели во многом от личностей губернаторов. Так, в Олонецкой и Тамбовской губерниях в этой должности находился Г.Р. Державин, в Ярославском и Вологодском наместничествах на протяжении восьми лет этот пост занимал А.П. Мельгунов - литератор и покровитель искусства.

У состоятельных дворян, помимо городских домов, во владении находилось по нескольку «ближних» и «дальних» усадеб. Во многих поместьях господского дома не было, но, как правило, обязательно наличие церкви, построенной на средства владельца.

Дворянство среднего ранга имело и городской особняк, и усадьбу, но, как правило, только деревенский дом. Их жизнь была тесно связана с губернской и уездной средой.

Одной из характерных черт усадебного мира называют замкнутость. Однако, это не свидетельствует о полной изоляции от окружающего мира. Были обязательны поездки в город, в имения родных и друзей. Эти небольшие путешествия являлись одной из составляющих усадебного бытования. Были выезды из усадьбы, связанные с искусством. Например, написание портрета требовало несколько сеансов в мастерской. Такие поездки в Москву описывала К. Вильмот с Е.Р. Дашковой.

Замкнутость, искусственная отгороженность усадебной территории позволяли создать свой «рай». Важно, что каждая усадьба, даже весьма скромная, имела свою программу. Это была некая модель бытия, позволявшая раскрыть духовное выражение эпохи, цельности личности.

Усадьба была многофункциональна: место проживания, центр хозяйственной деятельности, место досуга, культурный центр (материальная форма выражения, духовная и интеллектуальная). Различные направления уравновешивали друг друга. В усадебном комплексе органично сосуществовало парадное и личное.

С сер. XVIII века для большей части дворянства принципы личной независимости и ведения хозяйства выступали как единое целое. Это ощущение вылилось в одну из составляющих бытового поведения дворянства в рамках усадебной культуры.

Немаловажную роль сыграло то, что расцвет усадебной жизни совпал с апогеем классицизма, художественное мышление которого выражалось в естественном стремлении к простоте, ясности, рациональности, логичности художественного образа. Духовная свобода, ставшая эстетическим лозунгом классицизма в условиях усадебного пространства, отражалась в моделировании жизни в соответствии с личными пристрастиями. Художественная философия классицизма воплощалась в моноцентричности построения архитектурно-паркового ансамбля и стиля жизни в границах усадебного пространства. Выше указывалось, что усадьба находилась во владении частного лица, что не допускало наличие нескольких независимых центров и диалога между ними.

Справедливы слова Д.С. Лихачева о стиле в культуре, которые вполне относятся и к усадебной культуре. «Для понимания единства стиля валено, что это единство никогда не бывает полным. Точное и неукоснительное следование всем особенностям какого-либо стиля в любом из искусств - удел малоталантливых творцов. Настоящий художник хотя бы частично отступает от формальных признаков того или иного стиля». В усадебном мире это ярко проявилось в архитектурном и садово-парковом решениях.

Для характеристики усадьбы важна такая категория как время. Ритм зависел от естественной смены времен года, аграрного и церковного календарей, от особого стиля жизни в рамках досуга - от праздника к празднику.

«Если образно представить себе усадьбу как часовой футляр с циферблатом и стрелками, застывшими на «вечности», то праздники - это их механизм, заставляющий время идти, но все время повторяться».

Праздники отмечали светские и религиозные (храмовые, крестины, обручения, свадьбы). Здесь органично сливались воедино различные виды искусств: музыка, театр, балет, танцы чередовались с обедами, играми, прогулками, катанием на лодках. Такое многообразие форм проведения празднеств в усадебной культуре относилось ко 2-ой пол. XVIII в. - нач. XIX в.

Записи в дневниках А.Т. Болотова о его времяпровождении (игры в жмурки, фанты, карты) в Дворянинове или близлежащих имениях соседей поражают своей примитивностью. При этом, такой досуг сочетался с чтением, занятиями живописью, обустройством сада, написанием статей. Такая разноплановость жизни была характерна для усадьбы.

Тема памяти в тексте усадебной культуры занимала важное место. Чувство глубокого уважения к своим предкам выразилось в создании фамильных галерей в доме, памятных мест в усадебном парке, усыпальниц на усадебной церковной территории.

Усадебные парки XVIII века предполагали путешествия по различным «историческим» эпохам посредством прогулок мимо «итальянских» и «голландских» домиков, «античных» беседок и скульптур. Такое обилие архитектурных и скульптурных форм было характерно для усадеб богатых владельцев. В среднепоместных усадьбах эксплуатировались особенности рельефа для создания образов старины: гроты, развалины. Все это сочеталось с мемориальными объектами реальных событий и личностей. Знаковая природа парка предполагала разные варианты прочтения, зависевшие от личного уровня культурно-исторических познаний.

Идейно-эмоциональное переживание реальной усадьбы, как содержащей целой системы символов и смыслов, стало благодатной почвой для ее поэтизации и идеализации. Истоки особого отношения к усадьбе основывались на просветительском, сентиментальном «взгляде на природу, человека и на его жилище, а также в романтическом переосмыслении культуры прошлого».

Наличие культа памяти раскрывало свойство душевной состоятельности. «Непреходящая ценность дворянской культуры, а следовательно, и «усадебного психологизма» как раз и заключается в бережном отношении к движениям души, во внутреннем такте».

Для всех чувствований усадьба представляла собой идеальное место, позволявшее открыто проявить свои личные пристрастия, поскольку усадьба - частное владение. В этом отношении мемориальная тенденция свойственна усадьбе любого типа.

Все, что было связано с понятием семьи, дома, напрямую зависело от образа Природы. Так, например, деревья наделялись определенным символическим смыслом, являясь свидетелями жизни нескольких поколений, становились неотъемлемой частью семьи и усадьбы.

Изучая усадебную культуру, необходимо прояснить ту сторону жизни, которая была связана с «крестьянской культурой». Взаимоотношения владельца с крепостными, чей труд и составлял экономическую основу благосостояния усадьбы, в итоге явились источником для создания культурной среды. Забота о крепостных относилась к ряду хозяйственных полномочий владельца.

Образ заботливого помещика был частью идеальной модели усадебного бытия, возникшего под влиянием либеральных теорий и просветительских идей XVIII века. Частично это было реализовано на практике.

Помещики занимались благотворительностью и просветительством: строили в деревнях школы, больницы, профессиональные мастерские. В среде крепостных были талантливые художники, актеры, архитекторы. Наряду с этим существовала и неприглядная сторона усадебной жизни, связанная с крепостничеством: бесправие крепостных, жестокость и даже самодурство помещиков.

Необходимо обозначить основные особенности крестьянского мировосприятия. Крестьянин - это, в первую очередь, верующий, православный человек. Именно церковь, в данном случае усадебная, объединяла под одним сводом всех проживающих на территории усадьбы: и дворян, и дворовых людей, и крестьян. Удивительно, что в XIX веке, когда «усадебная жизнь» затухала и теряла свою внутреннюю цельную гармонию, церковные сооружения продолжали содержать, по возможности, в лучшем виде. Многие указания в архивных документах свидетельствуют об отстройке, ремонте, возведении храмов.

Соборный характер православной церкви вместе с патриархальным укладом русской деревни имел общинный характер. Наряду с помещичьей землей была крестьянская, принадлежавшая не семьям, а всей общине.

«Патриархальность - характерная черта русской народной жизни, начавшая разрушаться лишь в XIX веке: ее отличала четкая иерархия отношений в большой семье (с женатыми детьми, обилием внуков), возглавляемой отцом, и общность материальной жизни в этой семье и т.д.». У людей, глубоко религиозных, добро сочеталось с любовью. Истинно христианской любовью обладали лишь немногие, а соборность и доброта - явление более широкое.

Во многих удаленных от Подмосковных и Москвы провинциальных среднепоместных и мелкопоместных усадьбах с сильным влиянием просветительских идей эти черты «крестьянской культуры» были основополагающими в устройстве семейного уклада дворянской жизни в усадьбе. Примерами могут служить усадьбы будущих славянофилов (Аксаковы, Кошелев, Хомяков, Киреевский, Самарины).

Семейные гнезда Киреевских, Хомяковых, Аксаковых по праву являлись культурными очагами, где сильны были патриархальные отношения. «Так, в усадьбе Киреевских До лбине крестьяне вместо дьячков «пели стройно старым напевом» во время многочисленных домовых богослужений. Летом «двор барский оглашался хоровыми песнями, под которые многочисленная дворня девок, сенных девушек, кружевниц и швей водили хороводы и разные игры <...>, а нянюшки, мамушки, сидя на крыльце, любовались и внушали чинность и приличие».

Конечно, не все дворянские гнезда были пропитаны уютом, добром, любовью семьи, духовной религиозностью. Многие западники (Герцен, Грановский, Бакунин) воспитывались в усадьбах, но вынесли из своего детства иные воспоминания и идеалы.

Эти полярные примеры, возможно не в достаточной степени, но свидетельствуют о многообразии форм жизни в дворянской усадьбе. Усадьба - живые реальные люди, судьбы. Личностный фактор определял культурный потенциал каждой усадьбы.

Визуальным знаком сосредоточения культурной жизни усадьбы являлся господский дом, в котором семья выражала собственное мироощущение и бытие. «Единство усадебного времени-пространства мыслится как то идеальное композиционное решение, «где главным признаком и отличительной принадлежностью была семейная жизнь».

Досуговое домашнее времяпровождение проходило в кругу семьи: литературное чтение, музицирование, женское рукоделие, коллекционирование, уроки рисования, библиофильство.

Ритм культуры усадебной повседневности был задан и воспроизводился в пределах традиционных бытовых отношениях.

Таким образом, в результате ряда объективных причин, изложенных выше, появление дворянской усадьбы, как массового явления, и изучение ее в качестве историко-культурного феномена стало возможным только со второй половины XVIII в. В этот период дворянская усадьба занимала особое положение в распространении светской культуры и обладала высоким духовно-творческим потенциалом.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Современный кризис нравственных ценностей в России
Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Суфизм как составная часть арабо-мусульманской культуры
Национальный характер как культурологическая модель
Развитие русской нравственной философии
Вернуться к списку публикаций