2012-10-03 00:49:04
ГлавнаяКультурология — Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы



Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы


Культурное времяпровождение в усадьбе

Русская усадьба соединила в гармоничное целое и форму, и дух. Жизнь в усадьбе била ключом, и в этой полноте раскрывалась ее «душа».

Усадьба в силу своих экономических и эстетических функций и других особенностей несла в себе единство материальной и духовной культуры. Разные художественные формы: архитектурно-парковый ансамбль, крепостные театр и оркестр, литература и живопись, домашнее рукоделие и наука и иные реалии жизни образовывали цельность усадебного бытия. Из реального образа мира усадьбы впоследствии возник миф усадьбы, созданный в поэзии и прозе.

Культурное времяпровождение в дворянской усадьбе становится ее обязательной принадлежностью, где определенное время отводится занятиям наукой, литературой, искусством, музыкой и т.д. Обозначение значимых реалий прежней усадебной жизни является существенным моментом в формировании представления о русской усадьбе как культурном феномене.

Интерпретация факта культурного времяпровождения возможна на уровне взаимодействия структур повседневности. Понятийный аппарат по данной теме недостаточен.

Замкнутость, как одна из характерных черт усадебного мира, не являлась самодостаточной характеристикой культурной сферы. Проживание в усадьбе чередовалось с проживанием в городе, а иногда с поездками за границу. Форма усадебной повседневности позволяла аккумулировать знания, полученные из вне.

Согласно данным исследователя русской усадьбы Л.Н. Летягина. рассматривая последнюю как центр отечественной духовности, «непосредственно сопрягаемый с классическими культурными явлениями - (в первую очередь с литературной традицией), мир русской усадьбы определяется в специфическом качестве «перекрестка» культурных значений. «Вовсе не будучи англоманом, князь Андрей Петрович [Оболенский] живал большую часть года в подмосковной своей, селе Троицком <...>. Подмосковная была настоящим и любимым местопребыванием его. Там он жил, в Москве гостил. Там и была довольно богатая библиотека <...>. Собрал ее он во время пребывания своего за границею...». Смена уклада была важной культурной формой времяпровождения дворянина. Возможность выбора давала свобода - особая привилегия дворянства.

В культурное времяпровождение были включены и любители-дилетанты, и профессионалы. Причем в XVIII в. термин «дилетантизм» не содержал в себе негативный, в определенной степени, «сомнительный» смысл. Обозначая увлечение любителя, тем самым вызывал интерес и уважение. Так, архитектурное творчество НА. Львова и научно-практические занятия А.Т. Болотова, не имевших специального образования, но не уступали ни в какой мере знаниям профессиональных работников.

По мнению О.С. Евангуловой, дилетантизм сер. XVIII - пер. пол. XIX вв. был прогрессивной силой. «Не только музыка, театр, литература, но и наука и в западной Европе, и в России в значительной мере обязана своим развитием процветавшему в усадьбах просвещенному дилетантизму».

Наличие в границах одной усадьбы произведений, выполненных профессионалами и любителями (часто крепостными), являлось одной из характерных черт культурной «домашней» усадебной жизни.

С 1780 по 1820-е гг. самосознание человека (дворянина) изменилось коренным образом. Формирование личности, возможность самореализации выступили на первый план. Качественный перелом в сознании привел к изменениям общекультурной ситуации тех лет, когда мир «внутренний» сместил мир «внешний». «Личность» стала претендовать на свой внутренний мир, на свою среду обитания, имевшие особое значение и ценность.

Усадебная действительность в связи со сложившимися историческими установками, включала обязательные биографические вехи помещика-дворянина: военная служба в молодости и последующая жизнь (уже в отставке) в родовом имении. К концу XVIII в. часть дворянства, уйдя в отставку, как альтернативе служения Отечеству на военной и государственной службе, отдали предпочтение литературной деятельности: «не с оружием, так с пером в руках» (например, А.Т. Болотов, Н.И. Новиков, Н.М. Карамзин и др.). Андрей Болотов аргументировал свой отказ в участии в выборах в местное управление в нежелании «мешаться в их дела» и, желая «лучше остаться совершенным гостем и свободным человеком».

В русской литературе пер. трети XIX в. существовало течение, названное усадебной поэзией. Представителями ее были состоятельные помещики, жившие в русских провинциальных усадьбах и описывавшие свое бытие в стихотворной форме: П.А. Межаков, А.П. Бакунин, А.Г. Родзянко, И.П. Бороздка и др.

Стихотворения с описанием усадьбы или философскими размышлениями были написаны в виде посланий для домашних альбомов друзей и родственников. Этот жанр преобладал в структуре усадебной поэзии. Особое место занимало описание природы (например, описание цветов в поэме «Осуга» А.М. Бакунина).

Усадебная поэзия в нач. XIX в. была широко распространена и даже являлась модным «домашним» времяпровождением. Это любительское увлечение поэзией оставалось в кругу семьи и не создавалось для печати. Поэтическая «домашность» была искренней и всесторонней в восприятии мира природы с позиции усадебного человека.

Начиная с сер. XVIII в. говорят о литературной усадьбе в России. Бурное строительство архитектурно-парковых комплексов усадеб хронологически совпадает с развитием новой русской литературы, которая зарождается и процветает в усадебной атмосфере. После указа «о вольности дворянской» включаются в частную жизнь культурные и творческие занятия.

Один из исследователей русской усадьбы видит важность литературной усадьбы в том, «что каждый писатель - и великий, и малый - творит свой собственный мир, материалом для которого служит его индивидуальный человеческий опыт. Вещественная атмосфера, в которой он жил, также становится литературным документом и соответственно принадлежностью национальной культуры».

Званка Г.Р.Державина и Гребнево М.М. Хераскова - одни из первых знаменитых литературных усадеб, не раз воспетые в стихотворениях.

Несколько фактов культурной атмосферы усадьбы Гребнево позволят увидеть ее значимость системе структуры повседневности усадебной жизни.

В 1722 г. село Гребнево принадлежало княгине Анне Даниловне жене князя Никиты Юрьевича Трубецкого. Анна Даниловна, в первом браке Хераскова, была матерью известного во второй пол. XVIII в. поэта М.М. Хераскова автора знаменитой поэмы «Россияда». Гребнево этого времени собирало большой круг передовых людей столицы. Здесь устраивались большие литературные собрания, домашние спектакли. Собирались музыканты, художники, профессора Московского университета. Среди них - Державин, Дмитриев, Жуковский. Богданович, Радищев.

Поэтической достопримечательностью Гребнева когда-то был прозрачный студеный ключ, бивший в парке. Г.Р. Державин посвятил М.М. Хераскову стихотворение «Ключ», в котором вспоминал о нем. Вот эти строки:

«<...> Сгорая стихотворства страстью, / К тебе я прихожу, ручей: / Завидую пиита счастью, / Вкусившего воды твоей. / Парнасским лавром увенчана, / Напой меня, напой тобой, / Да воспою подобно я, / И с чистою твоею струею / Сравнится в песнях мысль моя, / Ампирный глас с твоим стремленьем. / Да честь твоя пройдет все грады, / Как эхо с гор сквозь лес дремуч: / Творца бессмертной «Россияды», / Священный Гребневский ключ, / Поил водой ты стихотворства».

Херасков - душа гребневских собраний -долгое время был связан с Московским университетом, являясь его куратором. Сохранилось письмо Андрея Тимофеевича Болотова, в котором он рассказывал приятелю о встрече с Херасковым. Содержание письма интересно тем, что оно, рисуя живой облик поэта, помогало представить атмосферу гребневского салона.

«<...> Херасков принял меня не только без малейшей спеси и гордости, но так снисходительно, с такою ласкою и с таким благоприятством, что я даже удивился. И как, по счастию, случилось мы одни, то, посадив меня подле себя, начал со мною наиласковейшим образом говорить. Он сказывал, что я ему уже давно знаком по сочинениям и что он желал знать меня лично и познакомиться, и теперь очень тем доволен. Потом так хвалил все мои сочинения, что мне было даже стыдно. Предлагал свое дружество и просил вступить с ним в ученую переписку. Словом, он так меня заговорил. Что я весь вечер провел с отменным удовольствием, и как он хотел чтоб я у него и отужинал, то нимало тому не противился».

Частым гостем усадьбы был выдающийся просветитель и книгоиздатель Николай Николаевич Новиков, приезжавший сюда запросто на правах родственника Трубецких. Это относилось к тому времени, когда Николай Николаевич выпускал свои сатирические журналы «Трутень», «Пустомеля», «Живописец».

Здесь важен вопрос, связанный с характером образованности. Для дворян образованность основывалась на западном типе. Как известно, в дворянские семьи приглашали для обучения детей гувернеров-французов. Библиотеки включали литературу и на французском, и на русском языках. Обеспеченные семьи отправляли детей на учебу на некоторое время в европейские страны.

1812 год повлиял на отношение русских ко всему французскому. «<...> в памяти нашей было еще слишком свежо неприятельское нашествие и все ужасы войны, причиненные французами, чтобы решиться принять к себе в дом кого-нибудь из их нации, - вспоминала Елизавета Петровна Янькова, - более двух лет Дмитрий Александрович [муж Е.П. Янысовой] не мог слышать французского языка и запретил детям при себе говорить иначе как по-русски. Но со временем, это неприятное воспоминание о двенадцатом годе ослабело», и Елизавета Петровна решила искать француженку-гувернантку для своих дочерей.

Уважение к искусству и наукам воспитывалось с детства. Знания дополнялись со временем чтением специальной литературы. Домашние занятия предполагали тесную связь с профессиональным исполнением. Многие владельцы усадеб знакомились с новыми достижениями на Родине и за рубежом и в исключительных случаях отправляли на обучение своих крепостных.

Воспитатель поэта Федора Ивановича Тютчева С.Е. Раич (с 1812 г.) - писатель. Ученый, основатель Общества любителей российской словесности, писал в своей автобиографии: «<...> с каким удовольствием вспоминаю я о тех сладостных часах, когда, бывало, весной и летом, живя в Подмосковной, мы вдвоем с Федором Ивановичем ходили из дому, запасались Горацием, Вергилием или какой-нибудь из отечественных писателей и, усевшись в роще, на холмике, углублялись в чтение и утопали в чистых наслаждениях красотами гениальных произведений поэзии».

А.Т. Болотов, вспоминая о своей жизни в деревне (усадьба Дворяниново) осенью и зимой, с благодарностью отзывался о книгах и литературе. «Тут-то оказали книги и науки мои первую и наиважнейшую мне услугу <...>, что не только не чувствовал ни малейшей скуки и тягости, с уединением сопряженной, но, напротив того, был еще так весел, что и не видал, как протекали дни и длинные вечера. <...> Я прочел в сие время не только множество разных книг, но, занимаясь нередко философическими мыслями, сочинил некоторые небольшие нравоучительные пьесы».

До начала XIX в. литература еще не была выделена в особую сферу, отличную от науки и философии. Энциклопедизм повлиял на все стороны жизни.

Термин «энциклопедист» в XVIII в. не был тождественен понятию о всесторонне образованном человеке. «Энциклопедист - это, прежде всего, человек, охватывающий своими знаниями все области науки в их единстве. Этим он противостоит средневековому ученому, который принципиально отбрасывал от себя практическую сферу: ремесла, технику, промышленность. Одновременно энциклопедист соединяет науку не только с практикой, но и с социологией и политикой. Для него нет отвлеченных знаний. Наука и культура - всегда формы деятельности».

В этом ракурсе к литературным усадьбам второй пол. XVIII в. относили Васысино историка М.М. Щербатова, Авдотьино Н.И. Новикова и Дворяниново А.Т. Болотова.

Литературные усадьбы были благодатным материалом для исследователей и их примером могли служить усадьбы известных писателей. Безусловно, это Михайловское Пушкина. Ясная Поляна Л.Н. Толстого, Воробьевка А.А. Фета, Овстуг Ф.И. Тютчева, Ново-Аксаково С.Т. Аксакова и др.

Многие усадьбы обрели литературную известность благодаря своим гостям: Остафьево (Карамзин Н.М., Пушкин А.С.), Виноградово (И.А. Крылов) Середниково (М.Ю. Лермонтов), Приютино (поэты «пушкинского круга», И.А. Крылов) и др. (перечень усадеб ограничен хронологическими рамками исследования).

Шотландский художник, побывав в 1805 г. в Остафьеве, отзывался о царившей там среде как о «салоне» просвещенного русского дворянина А.И Вяземского, знавшего европейские культурные традиции. Он отметил гостеприимный великолепный дом и «Большой вкус» хозяина, заметив, что «возможность развлечений» в Остафьеве естественно чередуются с «условиями для умственных занятий. Среди гостей он особо выделил Н.М. Карамзина: «джентльмена необыкновенных умственных способностей...», который занял его увлекательной беседой «<...> о происхождении и истории Москвы».

Как правило, литературные усадьбы относились к усадьбам средней руки. Архитектура дома и убранство сада в этих усадьбах не отличались особыми художественными формами. Исключением являлись: Остафьево, Середниково, Красный Рог.

Русская дворянская усадьба явилась импульсом для развития классической русской литературы.

Хозяева усадьбы стремились сделать свою жизнь интереснее и разностороннее. Развитие музыкальной и театральной культур, литературы, науки обязаны во многом распространенному в усадьбах просвещенному дилетантизму. Согласно материалам по истории русского усадебного театра, данной О.H. Купцовой, насчитывалось 86 театров в 27 губерниях. По времени они распределялись следующим образом: XVIII в. - 19; на рубеже XVIII - XIX вв. - 26; нач. XIX в. (до конца 1820-х гг.) - 33; 1830-е - до 1861 - 7. По мнению автора, эту статистику нельзя считать окончательной по ряду причин: неизвестно наличие специальных театральных зданий во многих усадьбах, какой род (любительский, крепостной или смешанный вариант) существовал в них, неизвестно устраивались театральные постановки хотя бы эпизодично при постоянных крепостных оркестрах и хорах в усадьбе.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Характер изменений в свадебном обряде русского дворянства под влиянием петровских преобразований XVIII в.
Свадебный ритуал и его символика
Развитие русской нравственной философии
Оппозиция «открытое — закрытое пространство» в русском литературном пейзаже XIX века
Особенности суфизма на Северном Кавказе
Вернуться к списку публикаций