2012-10-03 00:49:04
ГлавнаяКультурология — Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы



Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы


Церковь в культуре дворянской усадьбы

Русская православная культура периода XVIII - первой половины XIX в. с ее традициями вполне естественно являлась базисной компонентой усадебного бытия. При этом, как ни странно на первый взгляд, именно в усадьбе процветали разнообразные общественно-эстетические явления, связанные с идеологией масонства, с программными установками декабристов и другими организациями. В какой-то степени это явление конца XVIII - начала XIX в. связывалось с пассивной просветительской деятельностью русской православной церкви, отстраненной от активной общественной жизни.

Дворяне-ителлектуалы все-таки были вынуждены считаться с духовными основами, обеспеченными тогда именно православной церковью и пронизывающими многослойный повседневный быт русской усадьбы.

Россия - страна с прочной православной традицией. До начала эпохи просвещения, т.е. до конца XVIII столетия, в России все были верующими. Это была норма, лежавшая в основе нравственной традиции семьи. Церковь, церковные праздники, молитвы, посты удовлетворяли духовные потребности большинства.

Русская культура, как и всякая, полна множества противоречий и вполне естественно характеризовать ее противоположными началами, бинарными структурами. Эта особенность не является исключением и для усадебной культуры.

Духовная культура усадьбы включала опыт народной и нововведения (интеллектуальные) дворянской культур. В едином пространстве усадьбы уживались без агрессивных противоречий самобытные традиции русской жизни, основанные на православии, и интеллектуальные искушения, связанные с западноевропейским влиянием.

Усадьба представляла замкнутое пространство, состоявшее из нескольких частей: церковный комплекс, главный дом с флигелями, хозяйственная территория, парк с прудами. Это типичная структура, в которой церковь являлась частью единого целого.

Церковь в усадьбе - это одна из неотъемлемых частей загородного архитектурно-паркового комплекса. Православие - духовный стержень усадебной культуры, имевший свое пластическое воплощение.

Церковный комплекс, как правило, располагался несколько в стороне от основных усадебных построек, являясь основной вертикалью усадебного пространства. Храм был гармоничной частью, «храм воплощал собою самостоятельный духовный мир, религиозный смысл которого был в равной мере обращен и к небу, и к земле, и к Богу, и к обитателям поместья».

Церковь, в условиях провинциальной жизни, являлась фундаментом усадебной культуры. С ее помощью обитатели усадьбы, опираясь на христианские догмы, соблюдали определенные нормы совместной жизни и взаимопомощи. Жизнь в усадьбе, «завет и предание, обычай предков и страх перед неведомыми силами, постоянно поддерживаемый при помощи семейных легенд и няниных сказок, готовили почву для обязательной и единой для всех обитателей дома религиозности».

Усадьба была призвана обеспечить хозяину и его семье жизнь удобную, приятную и полезную. Некоторые авторы видели в планировочной структуре усадьбы прообраз монастыря. С этим мнением можно согласиться. Действительно, и монастырь, и усадьба имели свою программу. «Островное» расположение в пространстве, регулярность, многофункциональность - общие характеристики для обеих единиц. Как и монастырь, усадьба имела ограждения, иногда чисто символическое (стены, рвы-овраги, угловые башни и тому подобное). Доминантой усадьбы являлся храм с колокольней.

В социальном плане была важна замкнутость усадьбы, искусственная отгороженность от внешнего мира, создание идиллического «рая». Показательно, что расцвет русской усадьбы совпал с апогеем классицизма, философия которого провозглашала симметрию, уравновешенность, одностильность, моноцентричность архитектурного ансамбля и стиля жизни. Усадебное время было размеренным, цикличным, связанным с естественной сменой времен года и церковным календарем.

Вопрос, касающийся темы церкви, сложен и многообразен. Церковь имеет несколько значений. «Церковь есть мистическое тело Христово, духовная реальность, продолжающая в истории жизнь Христа и источником ее является откровение, действие Бога на человека и мир. Но церковь есть также социальный феномен, социальный институт, она связана с социальной средой и испытывает на себе ее влияние, находится во взаимодействии с государством, имеет свое право и хозяйство, и источник ее социальный». Третье значение церкви - памятник архитектуры, ценный объект в изучении художественной культуры прошлых веков.

Усадебный храм выполнял несколько функций. Одна из них заключалась в том, что храм - это родовая усыпальница. Эта роль была важной смысловой частью жизни прихожан, включая в их восприятие те же размышления о времени, о прошлом, что и фамильные портреты. О непреходящем значении христианских ценностей семьи напоминала именно усадебная церковь.

В усадьбе Суханов о церковь была посвящена св. Димитрию Ростовскому, небесному покровителю князя Дмитрия Петровича Волконского - старшего. Он умер в 1812 г. Супруга его, княгиня Екатерина Алексеевна, останки мужа привезла в Суханово. Он был похоронен в склепе под мавзолеем. Позже здесь были погребены Д.П. Волконский - младший и его жена Мария Петровна. Мир ушедших и воспоминаний был как бы отделен от остальной усадьбы «архитектурной кулисой». Мысли о прошедшем, о семейных воспоминаниях, о покинувших этот мир особенно выразительны в таком планировочном решении.

Родные бытовые и исторические условия были крепки и особенно ощутимы под сенью церкви, которая стала естественной и обязательной частью человеческого существования. «Ежедневно объединяя в пространстве и теле храма здравствующих членов поместной фамилии с их уже ушедшими предками, церковная сторона усадебного быта сакрализовала «связь времен», подчеркивала в исторической традиции ее подлинный бытийный план».

В дни праздников, молебнов, отпеваний в церкви собирались как хозяева, так и крепостные. Как правило, в крупных усадьбах строили несколько храмов: зимний и летний, иногда и домовые культовые помещения. На средства владельца осуществлялось строительство и обустройство церкви, а так же содержание священника с причтом.

Церковь в каждой усадьбе имела свою историю, уходившую корнями в прошлое. Так, в усадьбе Гребнево (Московская область), был возведен храм в 1786 - 1791гг. Заказчик генерал Бибиков задумывал этот храм трехпридельным: придел Гребенской Богоматери, придел святого великомученика Федора Стратилата и придел Сергия Радонежского. Почему такой выбор? Первая жена генерала - Татьяна Яковлевна (дочь богатого фабриканта Твердышева) купила село Гребнево. Через год (1782) она умерла при родах. Наверное, в память о ее выборе, главный алтарь и весь храм был посвящен иконе Гребенской Божьей Матери. Левый придел - в честь Федора Стратилата, считавшегося покровителем военных, а военные преобладали в роду Бибиковых. Сведения об истории придела Сергия Радонежского не были обнаружены.

Церковь являлась и свидетелем появления на свет нового христианина, и местом его упокоения.

Святые покровительствовали владельцам усадьбы. В церкви Знамения Пресвятой Богородицы (1773) усадьбы Знаменское-Губайлово (Московская область) в иконостасе почетное место занимала икона, изображавшая Василия Блаженного, с надписью под ней: «Василий Николаевич Долгоруков родился в 1822 году октября с 17 на 18 в 2 часа ночи» (правнук полководца). В назидание новорожденному рядом была икона Пресвятой богородицы с клеймами жития и надписью: «Его императорского величества войск генералу- фельдмаршалу и кавалеру лейб-гвардии подполковнику князю Василию Владимировичу Долгорукову (1667 - 1746), состоявшему при императрице Елизавете после падения Миниха «Президентом военной коллегии».». При освящении этого храма присутствовала Екатерина II (21 декабря 1773г.). Освящал храм епископ Крутицкий и Можайский преосвященнейший Самуил. Этот факт свидетельствовал о значимости события для владельцев усадьбы.

Все важные для семьи события естественным образом отмерялись ритмом церковного календаря. Время духовное накладывалось на время конкретное. Так, в воспоминаниях Благово, читаем: «(...) и в самое Вербное воскресенье, апреля 6, родила дочь Елизавету, которую батюшка и Екатерина Дмитриевна крестили в день Пасхи, апреля 13»; «После Спасова дня муж мой и брат Николай Петрович вздумали отправиться за 80 верст на Ярмарку в заштатный Толшевский Спасо-Преображенский монастырь»; «На следующий день, поздно вечером, возвратился и батюшка, и так мы все вместе встретили праздник Покрова и прогостили еще с неделю».

О непреходящем значении духовных христианских ценностей напоминали церковные праздники. Церковь была хранилищем духовной памяти поколений.

Обязательно отмечали храмовые и двунадесятые праздники, к которым относятся Рождество Христово, Крещение Господне, Сретение, Благовещение, Вход Господень в Иерусалим, Вознесение, Троица, Преображение, Рождество Богородицы, Воздвижение Креста Господня, Введение во храм Богородицы и Успение Богородицы. «День Пасхи, - писал А.Т. Болотов, - праздновали мы по старинному обыкновению и так, как праздновали его наши предки. <...> отслушали завтреню вместе со всем народом, а потом и обедню», затем погружались в невинные «веселия» и «удовольствия». Следующий день проходил «по старинному обыкновению, образа и весь двор наполнен был народом, ибо тогда было еще обыкновение, что с образами хаживали не поутрам одним, а во весь день, и образа даже ночевали вне церкви и где случится, и народа всегда следовала превеликая толпа за оными; и как они в господских домах долго и по целому дню пробывали, то после угощения всех сих годичных гостей производимы были на дворах разные игры и в разных местах катания яиц».

Церковь одна и для дворян, и для крестьян. Посещение храма отражало в своеобразной форме некое единство помещичьей семьи и крепостных. Религия сохраняла вечные общехристианские идеалы в народном сознании, что впитывали и дворянские дети от своих кормилиц, нянек, простых дворовых. Такие категории, как цикличность времени, и традиционализм были сильны в крестьянской среде и основывались на сезонном и церковном календарях.

Н. Бердяев писал, что церковный опыт в основе своей соборен. «В церковном опыте я не один, я со всеми братьями по духу, повсюду и вовсе времена жившими». Соборность олицетворяла христианскую склонность к духовному и общественному началу.

Нередко с церкви начиналось формирование ансамбля усадьбы. Например, усадьба Лопасня-Зачатьевское. Именно с храма Зачатия св. Анны (1689- 1694) началось создание этой усадьбы. В конце 1820-х гг. к храму пристроили трапезную, о чем сохранилось документальное свидетельство: прошение владельца разрешения на строительство на имя Преосвященнейшего Афанасия, епископа Димитровского, Московского викария и кавалера. В журнале Московской духовной консистории от 16 марта 1823 г. было дано разрешение. Два придела трапезной построили в честь небесных покровителей владельцев усадьбы Николая Ивановича и его отца Ивана Николаевича Васильчикова: с северной стороны во имя Зачатия Иоанна Предтечи, с южной - во имя святителя и чудотворца Мир Ликийских Николая. Для историков архитектуры это очень ценный и интересный материал. Доминантой усадьбы была трех ярусная колокольня. Огороженная территория церкви являлась, в том числе, и погостом. Так, слева от входа расположен некрополь потомков А.С. Пушкина: его сына, внуков и правнуков. Некрополь Васильчиковых находится справа от входа.

Религия и церковь были неотъемлемой составной частью бытия человека того времени. А.О. Смирнова-Россет вспоминала о своем невероятном желании увидеть Гоголя в своей усадьбе Спасское (1851). Она писала ему: «Вас привезут ко мне в 70 верст от Москвы в такую мирную глушь, в такие бесконечные поля, где кроме миллионов сенных скирд, песни жаворонка и деревенской церкви вы ничего не увидите и не услышите... Обедня будет всякий день, потому что церковь напротив, через паром только перейти и священник препорядочный человек». Этот пример, возможно, не типичен, поскольку личность Гоголя очень своеобразная и склонная к богоискательству и мистицизму, но характеризует значение церкви в усадебном пространстве.

Подобным образом была сформирована усадьба Ярополец. В 1742 г. был построен каменный храм во имя иконы Казанской Божьей Матери. Церковь возвели на окраине Чернышевской половины села, и через двадцать лет вокруг нее было сформировано парадное ядро нового усадебного комплекса.

Под куполом церкви проходили все самые важные события в жизни человека: крещение, причащение, венчание, поминовение.

Князь Б.И. Куракин, умирая в Париже, завещал своему сыну Александру Борисовичу построить в Москве «гофшпиталь с церковью для 15 заслуженных офицеров». Завещание было столь строгим, что в случае его невыполнения, завещатель налагал на своего наследника, его детей и будущих внуков проклятье. Исследователи предполагают, что отсутствие возможности немедленно начать строительство в Москве, обеспечило условия для быстрого возведения храма в усадьбе Ельдигино. В результате в 1735 г. в Ельдигине была воздвигнута новая каменная просторная церковь во имя Живоначальной Троицы с пределами св. Анастасии Узорешительницы и св. пророка Илии (освящен в 1738г.). С точки зрения архитектурного решения, в облике храма были воплощены европейские идея и стиль, заимствованные в результате долгого пребывания отца и сына Куракиных во Франции.

Необходимо отметить, что священники помимо своих непосредственных обязанностей, становились нередко учителями усадебных школ. В 1840 - 1850 гг. духовное образование впитывало идеи современных для того времени философских и исторических знаний, приходящих из Европы в Россию (в философии: системы Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, в истории: труды Ранке, Зибеля, Гиббона и др.). Весь спектр новых знаний вошел в программу духовных семинарий. У среднедостаточных помещиков священники, как правило, были с семинарским образованием. Служба в усадебной церкви являлась предпочтительной, поскольку большую часть дохода храмов забирал Синод. Имея жалование от владельца усадьбы, лучшее обеспечение продовольственными продуктами, а иногда, и помощь при строительстве жилья, священник находился в личной зависимости от него.

В усадьбе Отрада в 1831 г. было основано так называемое Благотворительное заведение, в котором было два училища: Владимирское - для мальчиков, Екатерининское - для девочек. Занятия в училище проводили специально приглашенные учитель и священник местной церкви, преподававший Закон Божий.

Столь популярное в дворянской среде западное просвещение XVIII в. было чуждо русскому народу. «Русское барство XVIII века поверхностно увлекалось вольтерианством в одной части, мистическим масонством в другой. Народ же продолжал жить старыми религиозными верованиями и смотрел на барина, как на чуждую расу». Это явление было выражено в усадебной культуре и отразилось на церковной стороне жизни.

Усадебные храмы и масонство особенно притягивают к себе. Многие русские вольные каменщики пытались создать, по словам известного розенкрейцера И.В. Лопухина, «внутреннюю церковь» своей души, обогатить свое религиозное мировоззрение за счет изучения масонской философии. Это нашло отражение в оформлении храмов. Примером является храм Николы-Бережки под Костромой в усадьбе Щелыково известного брата Ф.М. Кутузова. Иконостас Никольского придела украшен различными масонскими символами: горящий светильник, шнур с кафинскими узлами, кусающая свой хвост змея, «Всевидящее око». «Масонские» усадьбы - это тема особого исследования. Очевидно, что содержание духовной стороны церковной жизни зависело от личности владельца усадьбы, его мировоззрения. Руководствуясь христианскими правилами жизни, просвещенные владельцы многих поместий немало делали для народного просвещения и улучшения народного быта. Однако, факт существования крепостного права оставался. Это одно из противоречий России XVIII - середины XIX века.

Нередко внешняя, обрядовая сторона религии преобладала над сущностной. Христианская истина, заключенная в словах Христа: «Я есть путь и истина и жизнь: никто не приходит к Отцу, как только через Меня...» предавалась забвению. В дворянской среде в определенной степени на это повлияло активное наступление философии европейского толка, но и в народной среде отмечалось поверхностное отношение к вере. А.Т. Болотов писал о невежестве самого духовенства, «...а через несколько времени еще больше ужаснулся, когда узнал, что большая часть и самих учителей, сих пастырей душевных того не знает, чему бы им своих прихожан учить надлежало».

Итак, тема церкви в русской усадьбе - это существенная и неотъемлемая сторона культурного усадебного самосознания. Русская усадьба - одухотворенное пространство, в границах которого реализовывалась определенная модель культуры.

Православное начало в усадьбе являлось твердой духовной основой в дворянской усадебной культуре в XVIII веке, хотя говорить о безупречно чистых православных идеях в образованном светском обществе не следует. Духовные колебания и нестроения владельцев усадеб явно проявлялись в подвластном им усадебном пространстве и уводили от истинной русской жизни.

О шкале усадебных ценностей свидетельствовал тот факт, что обустройство усадьбы начиналось со строительства храма или перестройки (реставрации) уже существующего, и его содержание входило в ряд обязательных забот.

Церковь воплощалась в трех ипостасях: физической, психологической, социальной. В основе лежал духовный опыт, духовная природа.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Особенности городской свадьбы конца XIX - начала XX вв.
Национальный характер как культурологическая модель
Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Вернуться к списку публикаций