2012-10-03 00:49:04
ГлавнаяКультурология — Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы



Типологические составляющие духовной жизни дворянской усадьбы


Семья, уклад, воспитание, образование

Усадебная модель, ее бытийность обязательно включала категории семьи и рода. Это явно было выражено в провинциальных усадьбах среднепоместных и мелкопоместных дворян.

«Я истинно, мой друг, уверен, / Что ежели на нас фортуны фаворит / (В котором сердце бы не вовсе зачерствело) / В Никольском поглядит / Как песенкой свое дневное кончив дело, / Сберемся отдохнуть мы в летний вечерок / Под липку на лужок, / Домашним бытом окружены, / Здоровой кучкою детей, / Веселой шайкою нас любящих людей, / Он скажет как они блаженны...».

Эти строки принадлежат перу Н.А. Львова. Будучи известным государственным деятелем, «хранил в душе идеал совершенно иной жизни» : семейное счастье, знакомство с музыкой, живописью, литературой органично наполняли жизнь в тверском имении.

Тема семейного круга была привнесена усадебным бытом. Акцент ставился именно на семейный круг, домашнее окружение, где круг - это символ (один из основных архетипов славян), сфера, замкнутое очертание которой обращено к свободному пространству посередине.

Особый мир культуры дворянской усадьбы оказал значительное влияние на весь жизненный уклад обитателей усадьбы, чей быт воспринимался через призму этой культуры.

Понятие «культура» (в концепции Ю.М. Лотмана) имеет коммуникационную и символическую природу: «...культура исторична по своей природе. Само ее настоящее всегда существует в отношении к прошлому (реальному или сконструированному в порядке некоей мифологии) и к прогнозам будущего. Эти исторические связи культуры называют диахронными. Как видим, культура вечна и всемирна, но при этом всегда подвижна и изменчива. В этом сложность понимания прошлого (ведь оно ушло, отдалилось от нас). Но в этом необходимость понимания ушедшей культуры: в ней всегда есть потребное нам сейчас, сегодня».

Понятие «семья» включено в область культуры и является одним из качественно решающих ее компонентов. Традиции семьи тесно переплетаются с усадебным бытом, бытовой культурой, составляя часть культуры дворянской усадьбы.

Органичность усадебного пространства и времени характеризовалось тем содержанием, «где главным признаком и отличительной принадлежностью была семейная жизнь».

В рамках семьи проходили основные формы досугового поведения - литературное чтение, женское рукоделие, музицирование, библиофильство, коллекционирование и т.п.

Сочетание индивидуального и типологического на основе традиционно бытовых (и семейных) отношений создавало возможность существования духа усадебной культуры, задавало определенное восприятие действительности. Сохранение прочной православной традиции, переплетенной с народным бытовым укладом, жизнь на лоне природы, соблюдение традиционной церковной жизни - все это и передавалось из поколения в поколение за счет твердой семейной традиции.

Стремление уберечь то, что было достигнуто, желание сохранить корни, консервация некоторых патриархальных норм и, одновременно, приятие культуры Просвещения (идей Вольтера и Руссо) - все впитывала дворянская семья, дворянская усадьба.

Здесь нет активного противоречия. Бинарное строение смысловых структур русской культуры пронизывает и усадебную культуру: дворяне - крестьяне, патриархальность - просвещение, учителя-французы - крепостные няньки, религиозная обрядовость - светские рауты и так далее.

Кто жил в усадьбе? Это владелец и его семья, дворовые люди, знакомые и друзья (приглашенные) господ. Семейные отношения состояли из обыденного и уникального, включали элементы бытовой, религиозной и светской культур. Показ разнообразия граней семейной жизни внутри усадебного мира, выявление общих тенденций являются предметом нашего внимания.

Домашние обряды в дворянской и крестьянской семьях по своему содержанию были одинаковы, отличаясь лишь внешним убранством, роскошью и организованностью. Вот как отмечали храмовый праздник в усадьбе после службы: «пред обедом, как исстари водилось, пред парадным крыльцом собрались все крестьяне из наших деревень. Тут меня вывел мой муж им показать, и, как они просили, я жаловала их к своей руке; потом всех мужиков угощали пивом, вином, пирогами, а бабам раздавали серьги и перстни и из окна бросали детям пряники и орехи. Так праздновались прежде во всех селах храмовые главные праздники». К числу домашних обрядов относили: родины, крестины, брак, новоселье, смерть, погребение. Благочестив ость, богомольность, совершение правил утренних и вечерних молитв, посещение церковных служб - черты поведения семьи XVIII века.

Семья, как правило, была большая. Например, в семье Бибиковых, в 1803 г. после смерти Г.И. Бибикова, его жена Екатерина Александровна Бибикова осталось главой огромного семейного клана Бибиковых - 5 сыновей, 7 дочерей, а 1830 г. - 52 внука и правнука. Она была вынуждена продать усадьбу Гребнево, чтоб наделить всех детей наследством.

Женитьба - важный шаг в жизни молодого человека. Венчание - это таинство, и развод был тогда практически невозможен. Начало благочестивой семейной жизни - духовный фундамент семьи.

Мужчина задумывался о женитьбе обычно лет в тридцать, девушка считалась невестой уже в четырнадцать - пятнадцать лет. Сватовством, как правило, в среде дворянства занималась старшая родственница или отец жениха. Отец, мать или опекун подписывали с женихом так называемую рядную запись, где подробно было описано все приданое невесты. Интересно, что имущество супругов никогда не объединялось. Китти Вильмот пишет сестре (1806 г.) об этом поразившем ее факте: «Тебе следует знать, что каждая женщина имеет право на свое состояние совершенно независимо от мужа, а он точно также независим от своей жены. Следовательно, брак никоим образом не являлся объединением денежных интересов, и, если женщине, имеющей большое поместье, случится выйти замуж за бедняка, она все равно считается богатой. <...> Это придает любопытный оттенок разговорам русских матрон, которые, на взгляд кроткой английской женщины пользуются огромной независимостью в этом деспотическом государстве».

После венчания в храме отправлялись на свадебный обед. На другой день после свадьбы молодые делали визиты. С окончанием обрядовой стороны, сопровождавшей свадьбу, начиналась семейная жизнь новой семьи. Иногда не всегда удачная. Разводы тогда были процедурой затруднительной, осуждаемой, и потому супруги просто жили, как тогда говорили, в разъезде.

Традиции православия были сильны в семье. Почитание предков воспитывалось с колыбели. В семейных архивах, нередко, можно обнаружить список для поминовения усопших. Например, в семье Самариных, он (конец XVIII - начало XIX в.) включал около 150 имен, в том числе имена 113 «боляр и болярынь, 13 князей и княжон, 8 графов и графинь».

Послушание родителям, почитание старших выступали в качестве одного из основных элементов патриархального уклада семьи. В почитающей традиции дворянской семье авторитет отца был безусловным и не подлежал обсуждению. Так, Елизавета Петровна Янысова вспоминала о том, как батюшка не пустил ее с домочадцами на бал: «А уж куда как хотелось ехать! Не пришлось. Отчего батюшка не заблагорассудил, мы об этом как-то не рассуждали: не угодно ему, вот и вся причина».

Уважение к старшим в семье было нормой. Та же Янысова рассказывала следующее: «В то время дети не бывали при родителях неотлучно, как теперь, и не смели прийти, когда вздумается, а приходили поутру поздороваться, к обеду, к чаю и к ужину или когда позовут за чем-нибудь. Отношения детей к родителям были совсем не такие как теперь; мы не смели сказать: за что вы изволите гневаться, или чем я вас прогневала; не говорили это вы мне подарили, нет, это было нескладно, а следовало сказать: это вы мне пожаловали, это ваше жалованье. Мы наших родителей боялись, любили и почитали. Теперь дети отца и матери не боятся, а больше ли от этого любят их - не знаю. В наше время никогда никому и в мысль не приходило, чтобы можно было ослушаться отца или мать и беспрекословно не исполнить, что приказано».

Семейная жизнь состояла из внутренней (дома) и внешней (в обществе). Здесь: домашнее воспитание и обучение; смотрины, замужества и женитьбы, жизнь столичная и поместная - с балами, театрами, гуляньями, трауром, крепостными, картинными галереями с портретами предков, библиотеками и так далее.

Помещичьи усадьбы в Подмосковье в XVIII в., да и позже, служили местом, куда человек приходил в этот мир, рос, воспитывался, проводил здесь целую жизнь и находил тут упокоение. В усадьбе проходила жизнь не одного поколения. Богатые помещики покидали свои «родовые гнезда» лишь на зиму или на время службы либо учебы. Конечно, мелкопоместные дворяне и некоторые из среднепоместных проживали в поместье на протяжение всего года.

Для крупных владельцев - аристократов (Голицыны, Шереметевы, Юсуповы, Орловы и др.) усадьбы (такие, как Кусково, Архангельское, Останкино и др.), в этот период, являлись официальными парадными резиденциями, административно-хозяйственным центром, местом увеселения. Многочисленные приемы высоких царствующих особ, большого числа гостей сопровождались устройством великолепных праздников с музыкой, театрализованными представлениями, фейерверками, катаниями на водах, гуляниями в садах. Умению «веселиться» учили, это была определенного рода служба государю. Эта грань также включалась в семейную жизнь.

Жизненный путь дворянина начинался в усадьбе, где место упокоения предков становилось колыбелью потомков. Усадьба и домашнее воспитание - это единая область.

Сложившаяся система домашнего воспитания характеризовалась экономической базой, образом жизни, образованием родителей и гувернеров, влиянием природы и архитектуры, соприкосновением дворянской и крестьянской (крепостной) культур. Жизнь усадьбы - это жизнь дворянской семьи, жизнь нескольких поколений.

От рождения до отрочества ребенок находился в усадьбе на попечении родителей и дворни. Далее мальчики получали образование в закрытых учреждениях, путешествовали за границей (безусловно, немногие), после службы и отставки возвращались в свои поместья.

Детский мир, как правило, организовывала женщина. Мужчина - на службе, дома бывал наездами, лишь, находясь в отставке, проживал в поместье неотлучно.

В некоторых дворянских семьях именно женщина (высокообразованная) оказывала решающее воздействие на формирование интересов и даже будущую профессиональную ориентацию своих детей. Ее домашнее воспитание в православном духе впитывалось детским сознанием. Примером может быть судьба Дмитрия Благов о, воспитанного в условиях «утонченной усадебной культуры» (выражение С.В. Бахрушина). Он рано потерял отца и остался на попечении матери, которая руководила его воспитанием. В результате он владел несколькими иностранными языками (французский, немецкий, английский), имел отличные знания по литературе и истории и в 18 лет поступил на юридический факультет Московского университета. Это четко подметил С.М. Загоскин (сын известного писателя): «Дмитрий Дмитриевич хотя был <...> несравненно образованнее меня, воспитывался подобно мне под крылышком своей матери <...> со дня рождения потеряв отца, он не разлучался с своей матерью, а также и с своею бабушкою <...> бабушка его, добрая, но строгая старушка, воспитанная в лучших преданиях русской патриархальной аристократической семьи начала и середины прошлого столетия, имела большое влияние на нравственное воспитание своего внука <...>. Ни единого дурного слова не исходило из уст скромного Благово; его чистая, честная душа гнушалась всего безнравственного и порочного».

С рождения ребенка, в дворянской семье обязанности по уходу и кормлению его грудью возлагались на крепостную женщину. Обязанности няни были широки, отчего и привязанность воспитанника была к ней сильна. Няня, воспринимаемая нами сегодня, как символ народной культуры, органично вписывалась в уклад семейной жизни дворянина. Нянюшка ненавязчиво вносила свое мироощущение с народными сказками, рассказами, песнями, поверьями.

С распространением «натурфилософии» Жан Жака Руссо, сначала в Европе, а затем и в России, отношение к ребенку менялось. Создавался особый мир детства. До этого ребенок - это маленький взрослый. В начале XVIII в. не было даже специальной детской одежды. Теперь появилась детская мода, поощрялись детские игры и забавы, детей стали знакомить с книгой, причем с детской. «Чтение книги вслух, а затем самостоятельная детская библиотека - таков путь, по которому пройдут будущие литераторы, воины и политики».

В эпоху Просвещения литература стала инструментом в воспитании общества. Детская литература зарождалась в 70-х - 80-х гг. XVIII в. До этого времени по словам Н.И. Новикова «между некоторыми неудобствами в воспитании... одно из главных в нашем отечестве есть то, что детям читать нечего». Написание книг для детей свидетельствовало о попытке дворянства отнестись с вниманием к формированию мировоззрения у детей.

Среди первых отечественных книг для детей, выделяется «Детская философия», написанная А.Т. Болотовым (вторая половина 70-х гг. XVIII в.) в виде диалога между г-жой Ц и ее детьми. Болотов, как писатель-христианин, ставил цель передать «правильное понятие» на жизнь юным читателям и применять христианское учение на практике. «Знание Бога, - писал Болотов, - начало и основание всей науки нашей».

Очень важно, какое внимание помещики-дворяне уделяли домашней библиотеке. Книга была незаменимой частью интеллектуального развития в дворянской семье, причем это не было привилегией только избранных. Так, в дневниковых записях 1745-1766гг. курского помещика среднего достатка И.П. Анненкова (1711-1784) находим записи о покупке книг в Москве. Он приобрел довольно много изданий на разные темы. Среди них научные (по истории, физике, географии), сочинения Ломоносова, Нартова, Сумарокова, книги для сына на французском языке, религиозные, атлас и карты. Жизнь в усадьбе на лоне природы, в окружении тишины, покоя располагала к чтению.

Круг сентименталистских ценностей обязательно включал такие представления, как «тихое семейное счастье», «любящие и заботливые родители», «благодарные и счастливые дети». Ребенок в это время (последняя треть XVIII в.) становился объектом восхищения. Его успехи - предмет родительской гордости. Ребенок начал завоевывать одно из значимых мест в мире взрослого.

Что означал праздник в усадьбе, в семье? В первую очередь, это религиозные праздники, поскольку человек того времени не мыслил себя вне православной веры. Одно из радостных событий в благочестивой семье - День Ангела, именины. После молитвы, до завтрака, именинник вместе со своей семьей шел в храм (церковь - неотъемлемая часть усадебной культуры и, конечно, семьи). Молился перед иконой, поминал всех своих родных, близких, знакомых, исповедовался, причащался Святых Даров за Литургией. Затем празднование продолжалось дома с обязательным именинным караваем. А Рождество Христово, Святая Пасха - поистине духовные праздники были одновременно и семейными с традиционными рождественскими пряниками, пасхальными яйцами и куличами.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Традиции и новации в русском свадебном обряде
Развитие русской нравственной философии
Конфуцианство - духовное начало и экономическое процветание
Культурная семантика феномена кича
Понимание Добра и Зла в русской культуре
Вернуться к списку публикаций