2012-08-18 22:36:02
ГлавнаяКультурология — Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии



Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии


Этика Аристотеля менее тоталитарна, чем этика Платона. Он утверждает, что добродетельность человека зависит от него самого но совершенно в другом смысле, чем отдельные поступки. Отдельные поступки подконтрольны в полном объёме, с учётом всех особенных обстоятельств. А нравственные устои (состояние, склад души) подконтрольны индивиду только в начале, «постепенное их складывание происходит незаметно, как то бывает с заболеваниями (Никомахова этика, Ш, 8, 1114 в). Раз сложившись, нравственный характер (нравственная определённость) личности становится самостоятельным детерминирующим началом. Но тем не менее человек ответственен за свой характер, так как по крайней мере в самом начале всё (или очень многое) зависит от него. Человек сам направляет совё поведение. Есть время, когда он решает, идти ли ему по пути добродетели или по пути порока.

«Установленных правил нет в поступках и действиях», - говорил Аристотель (Большая этика, I, 17, 1189 в). Добродетельность человека заменяет такие правила. Моральная личность есть личность, которая с самого начала ориентирована на моральные поступки. Вся этика Аристотеля с её учениями о высшем благе, о добродетелях, двух эвдемониях есть по сути дела анализ того, что собой представляет и как возможна такая личность, которая находит удовлетворение в самой себе и достигает тем самым доступного человеку бессмертия.

Аристотель расчленил также понятия счастья на две составляющих: а) внутреннее (душевное) совершенство - то, что зависит от самого человека, и б) внешние блага - то, что от человека не зависит. Эпикур же, в эллинистический период, заявляет о том, что счастье человека целиком находится в его руках и счастье понимается как самодостаточность индивида, счастье воспринимается как состояние абсолютной безмятежности.

Гражданская мораль и нормы права, рождённые в эпоху античности опирались на развитие правовых и общественных идей, в эту эпоху впервые появляются такие понятия как патриотизм, гражданственность. Особое место занимают представления о сочетании нравственного и физического здоровья, их абсолютной взаимосвязи. Здесь же возникает мысль о священной неприкосновенности частной собственности, возникают представления о чести. Появляются первые этические системы. Но мы здесь рассматриваем составляющие нравственного идеала. В Дигестах Юстиниана, своде римского права 6 века нашей эры. Особого внимания заслуживают концепция «злого умысла», положения о свободе, совести, репутации. Злой умысел отождествляется с корыстным обманом, лукавством, хитростью, которая приносит личную выгоду, но обман противника - это гражданская доблесть. Нравственного осуждения, по Дигестам, заслуживают люди с плохой репутацией: с позором изгнанные из армии, осуждённые за клевету, участники сговора, подкупленные, осуждённые за воровство, грабёж, обиду и злой умысел, а также актёры, сводники, нарушители семейного траура. Свобода понимается как физическая свобода, ограниченная нормами права. Особенно интересно различие между нормами права и моральным долгом на примере «fideicommissum» - поручения наследователя наследнику передать какое-либо имущество третьему лицу, указанному наследователем в завещании. Право оставляет законному наследнику свободу выбора в выполнении завещания между соблюдением собственных интересов, подтверждаемых нормами права, и моральным долгом, понятиями верности, уважения, справедливости, так как данное явление касалось внебрачных детей и неграждан.

Христианство привнесло в традиционное понимание нравственного идеала античности с его мудростью, мужеством, справедливостью и умеренностью ещё и взаимопомощь, человеколюбие, отождествление справедливого и честного. Понятия справедливости касаются и притворно нищих, которые отнимают средства у бедных нуждающихся, порицается получение и приумножение доходов любыми средствами. Христианство, основанное на евангельских заповедях, ориентировано уже не на законы, а на само моральное сознание, высшим этическим принципом которого становится любовь. Высшим проявлением христианской этики является монашеский идеал нравственного и общественного поведения.

Монашество - это личный выбор человека, включающее в себя позитивную оценку страдания, аскетизм, гипертрофированные формы добродетели. Поощряется собственный труд, отрицается право собственности, развивается такое качество как смирение.

Рассмотрим более подробно основные положения средневековой европейской морали. Здесь особенно важно рассматривать не только библейские тексты, но и произведения отцов церкви, апостолов, рядовых служителей культа и полемика их со светскими лидерами.

Особое место здесь будет занимать религиозная антропология апостола Павла. Несомненно, что религиозная доминанта Павловой антропологии является определяющей по отношению к этической: моральное состояние души задастся объективными детерминантами религиозной картины мира - божественной и сатанинской, добро и зло интерпретируются в терминах греха и благодати. В знаменитом пассаже из главы 7 «Послания к Римлянам» апостол описывает состояние своей души, всё ещё данницы греха и смерти: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.... Ибо знаю, что не живёт во мне, но чтобы сделать оное того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю а злое, которого не хочу делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, а живущий во мне грех» (Рим., 7: 15 - 20). Можно видеть здесь описание греховного бытия человека, ещё не прожившего в крещении преображающего его воскресения, как об этом говорил А. Швейцер, но в самом послании нет прямых указаний, позволяющих так соотносить описанное апостолом состояние с какими-то определёнными вехами в его персональной биографии. Сам же автор Послания именно здесь максимально заостряет драматический конфликт в его душе между благодатью, открывшейся ему через сораспятие с Христом (начало внутреннего преображения), и законом греха, господствующим в том мире, в котором по-прежнему ещё живёт плотский, «внешний» человек.

Поэтому вряд ли будет оправданным предположение, что апостол Павел снимает в человеческой жизни различение должного и сущего - этого не допускает никакая религиозная мораль. Актуальность спасения и начало новой жизни уже на этой земле постулируется апостолом Павлом только в мистическом плане. Как они зримо реализуются в эмпирическом космосе, для которого законом является антагонизм «внутреннего» и «внешнего» планов человеческого бытия, остаётся тайной. Это впоследствии и даст возможность тем церквям (особенно православию), которые основываются на паулинистской этике, так свойственна идея о том, что спасутся лишь избранные, обладающие некими неявными признаками спасения. Тема «закона» получает своеобразное прочтение: одним и тем же термином обозначается как противоречивая внутренняя реальность души, так и нормативная система запретов и предписаний, что позволяет соотнести её с близкими Павлу ветхозаветным законам. Павел также уделяет большее внимание, чем современные ему античные авторы, вопросам внутреннего признания моральных требований субъектом их действия. Закон должен открывать греховную сущность человека, и Павел не желает возвращаться к блаженному неведению. Закон, данный Богом, Павел рассматривает как творца моральных начал, так как только закон называет моральные начала своими именами: убийство полагает как зло, обособляет ложь и так далее. Именно Павел, таким образом, наполняет этическим смыслом мифологическую функцию называния-творения. Он также раскрывает диалектику закона и греха, доказывает необходимость демонстрации зла для того, чтобы можно было бороться с ним. Очень важны для апостола Павла размышления над проблемой закона и благодати.

Далее мы будем подробно останавливаться на традициях восточной церкви и влияния на развитие христианства восточных религий и других этических систем.

Моральные доктрины Средневековья начали своё самостоятельное развитие с развития схоластики, опять же находившейся в рамках развития западной ветви христианства. Характерной чертой этой разновидности учёной мысли Средневековья можно считать обострённый интерес к таким реальностям индивидуального морального сознания, как функция воли, взаимоотношение воли и интеллекта, свободный выбор, влияние греха и благодати на нравственную жизнь человека. В силу особенностей схоластического умозрения мораль в её теологической перспективе становится здесь предметом чрезвычайно изощрённого рационального анализа. Практика аскетической жизни и личный опыт религиозного подвижничества отступает в них перед объективно-наукообразным взглядом на сферу этического.

В эпоху феодальных отношений возникает не только идеал святого подвижника, но и идеал «доблестного рыцаря», трансформирующийся впоследствии в «человека чести». Средний класс, или мещане, обладали следующими чертами: бескорыстием, гостеприимством, христианским милосердием, национальной терпимостью, трудолюбием, умеренностью.

Новое время диктует новое наполнение нравственных размышлений, образов Добра и Зла. Основополагающей и центральной тенденцией философии Нового времени, и, в частности моральной философии было возвеличивание достоинства человека и обоснование его суверенности как родового и в конечном счёте ответственного лишь перед самим собой существа.

В своих отдельных проявлениях моральная философия Нового времени обнаруживает себя в антитезах трансцендентализма и реализма, номинализма и утилитаризма, интеллектуализма и сентиментализма, альтруизма и эгоизма... Однако они все обрамляют фундаментальную заботу новоевропейского духа - утверждение самоценности свободного индивида.

Особо следует выделить этические взгляды Гоббса, так как именно в его работах впервые были сформулированы принципы естественного права и теория общественного договора, что закладывает основы этики прав человека, которая обладает такими параметрами: универсализм; всеобщность.

Составляющие принципа универсализма:

- суверенное равенство;

- самоопределение личности;

- ненасилие и мирное разрешение споров;

- добровольность выполнения.

Суверенное равенство заключается в том, что:

- все люди равны и свободны,

- каждый человек пользуется правами, присущими полному суверенитету,

- каждый человек обязан уважать нравственный выбор других людей если хочет, чтобы уважали его выбор,

- личная жизнь и нравственная независимость граждан неприкосновенны,

- каждый человек имеет право свободно выбирать и следовать тому образу жизни, который он считает наилучшим, если только он этим самым не нарушает свободу других строить свою жизнь подобным же образом,

- каждый член общества обязан выполнять полностью и добросовестно свои обязательства и жить в мире с другими людьми.

Этика прав человека развивается и по сей день, выделяя и решая новые проблемы, которые ещё предстоит решить человечеству в ходе своего исторического развития.

Немецкая классическая философия также внесла большой вклад в развитие этики. Но в большей степени этот вклад связан с систематизацией этических категорий. Однако особо следует остановиться на работах Л. Фейербаха, который впервые анализирует отношения Я - Ты в этическом контексте. Он рассматривает отношения индивидов именно как почву для морали. Отношение к другим является критерием моральности (соблюдения обязанностей по отношению к себе и другим) и критерием добра и зла. Добро понимается Фейербахом как то, «что соответствует человеческому стремлению к счастью: зло - то, что ему заведомо противоречит», он имеет в виду отношение к чужому стремлению к счастью. Добро выражается только в безусловном хорошем отношении к людям. Важна тенденция к альтруизму, а не эгоизму, в понимании счастья.

19 век ознаменовал антинормативный поворот в этике. Это связано с популярностью учений Ф. Ницше и К. Маркса. Основными этическими учениями 19-20 веков стали:

- утилитаризм, рассматривающий понятия добра и зла с точки зрения пользы;

- эволюционная этика, показывающая взаимосвязь развития этических теорий и человечества как биологического вида и вида социального;

- прагматизм, рассматривающий развитие моральных требований с точки зрения человеческих потребностей, осуществление моральных требований индивидом с точки зрения его опыта;

- фрейдизм, рассматривающий этику как бессознательные психические процессы не механически детерминированные, а целесообразно организованные, а потому не имморальные, но дифференцированные в отношении добра и зла;

- феноменология, рассматривающий этические представления как феномены (М. Шелер), ценности (Д. фон Гильдебрант), нравственные принципы (Н. Гартман);

- экзистенциализм, уделяющий основное внимание рассмотрению внутренних оснований и истоков моральных норм;

- аналитическая этика и метаэтика.

В настоящее время вопрос об основаниях этики является одним из наиболее обсуждаемых в современной философской науке. Идут дискуссии вокруг старых нормативных программ (кантианства, утилитаризма, например), идёт развитие прикладной этики, постмодернизм ставит перед этикой новые задачи и цели. В целом же современный этап развития этики характеризуется рассмотрением частных этических вопросов, превалированием утилитарной этики отсутствием единых понятий о нравственном идеале его многовариантностью для различных общественных, социокультурных, возрастных групп.


Чепурнова Наталья Александровна



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Суфизм и ваххабизм: социокультурная несовместимость
Становление и этапы русского религиозного Возрождения
Культура ХХ века - от модерна к постмодерну
Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Вернуться к списку публикаций