2012-08-15 18:06:25
ГлавнаяКультурология — Культурные основы и содержание русской народной свадьбы в XIX в.



Культурные основы и содержание русской народной свадьбы в XIX в.


Даты брачного цикла у крестьян традиционно связывались с сельскохозяйственным календарем: между «бабьим летом» и осенним постом (от 15 ноября до 24 декабря) до Рождества и весенними праздниками, начиная с Пасхи.

Свадьбы на Руси играли в определенную пору года - осенью и зимой — с Успения Пресвятой Богородицы (28 августа) до Рождественского поста (28 ноября). СВАДЕБНИКОМ назывался период после Крещения Господня (19 января) до Масленицы.

Кроме того, свадьбы играли весной на Красную горку (первое воскресенье после Пасхи) и до Троицы, после праздника Ивана Купалы (середина лета) и осенью после праздника Покрова Пресвятой Богородицы (14 октября). «Придет Покров, девке голову покроет», - покрытие головы издревле было признаком замужества: девушки ходили с непокрытой головой, а замужней женщине быть простоволосой считалось большим грехом. И сегодня невеста во время венчания стоит, покрытая фатой. Так в народном сознании переплетаются нетленная пелена, брачное покрывало и снежный покров земли.

Покров и Пятница Прасковея в простом народе считались покровительницами невест: «Параскева-матушка, выдай меня замуж поскорее, расскажи про замужество». Считалось, что девицы, которые хотят выйти замуж, должны 14 октября поставить свечку святой Екатерине (покровительнице невест), и она поможет найти суженого.

Самой счастливой считалась свадьба, сыгранная на Красную горку, после Пасхи, во время Фоминой недели. Также в этот праздник невесты выглядывали себе женихов, а женихи — невест. Красная горка была знаменита свадьбами и свадебными сговорами.

Свадьбы у крестьян обычно проходили осенью, а чаще зимой, после Нового года, перед Масленицей, когда меньше работы и больше свободного времени. При этом в крестьянской среде по-прежнему придерживались прошлых обычаев, сохраняя свадебные традиции своих предков. Свадебные напитки и обязательные угощения у русских в отдельных областях были совершенно разные, одни использовали хлеб, другие квас, кашу, пиво или вино при встрече молодых. Сам же свадебный ритуал от сговора, бани, одевания невесты до свадебного пира содержал много общих черт. Следует отметить главное, чтобы не происходило в обряде, сам обряд был направлен на благополучие и счастье семьи, крепость и долголетие, на рождение детей и желание оградить семью от неприятностей.

Парень на гуляньях и игрищах обычно подмечал себе невесту. После того, как невеста определена, посылали в дом невесты сваху. Свата и сваху выбирали из близких родственников жениха или соседей.

Начинался свадебный обряд со Сговорок. Когда сваха договаривалась с родными невесты, на каких условиях отдают невесту, с каким приданым и выводом. Надо заметить, что сговорки, или пропивание, или слово, давали всегда в доме невесты. Когда приходили сватающиеся в дом невесты, то в это время народу - соседей - приходило очень мало.

Договорившись, сватовья садились за стол распивать чай и вино с закусками. Невеста в это время сидела где-нибудь у печки или в «куте», под палатями. Когда собирались молиться, то она плакала или причитала; если умеет причитала сама, а если нет, то приглашали к ней женщину — «выльницу» или «вытницу». Это лицо очень важное в свадебном обряде. Обычно это либо старые девушки, либо замужняя женщина, знающая свадебные песни и обладающая хорошим голосом. Хорошие вытницы были очень редки и пользовались большим уважением.

Сговорки или пропивание продолжались недолго: пили чай или вино, закусывали, после того, когда у невесты забирали платок или кольцо сватовья уходили. Народ же и подруги-девушки оставались. Невесту приводили и сажали в передний угол, за стол, где она должна плакать и причитать, или вместо нее выльница; невесту — одну или с выльницей, сидящей рядом с нею, - прикрывали платком, чтобы не видно было лица. За столом невеста причитала:

Благослови-ка меня, Господи,

Пресвятая мать Богородица!

Благослови, кормилец-батюшко

И родная моя матушка!

Мне садиться-то, красной девице,

Мне во место-то во печальное,

Во печальное да горе-горькое!

Вы, соколики, братцы милые,

И голубушки-невестушки,

Осердилися да прогневались

На меня, красну девицу;

Вы пропили меня, желанные,

За стакан зелена вина!

Знать, не слуга я была, не работница,

Не посылочка была для вас скорая,

Обносила вас, желанные,

Обносила платьем цветным,

Вас объела куском сахарным...

Испугали вы меня, девицу,

Что злодейкой стороной,

И злодеям злым чужим людям,

И дородным добрым молодцем.


Далее в назначенное время, за несколько дней до свадьбы, было рукобитье. Это первое веселье - пированье у невесты. Сват или сватья с отцом и матерью жениха, в сопровождении родственников, ехали или шли к отцу и матери невесты в дом для пированья - на рукобитье. Пришедшие привозили с собой вина, пива, рыбный пирог и челпан, завёрнутые в платок и обвёрнутые двумя поясками. Вино передавали отцу, а пирог с платком и поясками, матери невесты. За эти подарки мать посылала такие же гостинцы от лица невесты к жениху. Невеста угощла дорогого гостя вином, которое получила при рукобитье, а также пивом, брагой и обедом. Было обязательным участвовать родителям в обряде « рукобитья» иначе нет договоренности о свадьбе.

Сват или сватья через стол, а иногда и у стоящих один против другого сватов, брали правые руки — рука в руку, взяв со стола пирог, которым обводили вокруг рук сватовей, три раза говорил: «Дело-то сделано, хлебом- солью укреплено, навеки и навеки. Аминь». Над руками пирог разламывали, а потом одну половинку отдавали отцу жениха, а другую - отцу невесты.

После того, как переломили пирог, сватовья иногда меряли, чья половинка больше - правая (жениха) или левая (невесты). Была примета: если у кого половина больше, то у того больше силы, счастья, здоровья, долголетия и богатства. Переломленный пирог должен был храниться у жениха и невесты до дня брака, а после венчания новобрачные должны были съесть его прежде всего; но есть пирог надо жениху — невестину половину, а невесте — женихову. Сватья при этом говорила: «Ешьте, милые, во славу Божию, во любовь вечную, бесконечную, яко же едино тесто в пироге, такожде и ваша плоть воедине до скончания века, Неба и Земли. Аминь».

Во время переломления пирога невесту проводили под платком, усаживали у печки или у перегородки на лавку, подруги стояли около неё, выльница около нее причитала.

Близкие родственники приглашали знахаря, которому поручали оберегать молодых от порчи и дурного глаза. Также считалось, что присутствие колдуна отвращало от свадебного поезда злой умысел или злого врага.

Важное место в свадебном обряде отводилось свадебному поезду. Поезд составлялся таким образом: Крёстный отец, старший брат или дядя жениха.

Крёстная мать, или тётка, замужняя сестра — в свахи. Младшие братья и знакомые жениха — в дружки и подружки.

Кроме того, следует заметить, что избранных в поезд приглашали накануне свадьбы в дом жениха. Приглашение исходило от брата или дяди жениха, получивших по этому случаю название «зватых». Каждому приглашаемому «зватый» привозил в подарок челпань хлеба и кусок говядины, но чаще сырую баранью лопатку.

После рукобитья время проходило до девичника в разных местностях очень разнообразно: в одном месте жених посещал невесту каждодневно, а в некоторых местах — редко. В одних местах невеста при встрече жениха, а также и во всё время его пребывания не показывала лица, сидела под платком и причитала. В некоторых местах невеста встречала жениха и угощала чаем. Такие посещения женихом невесты называли «побывашки», «поцелуи» и «проведай». Так продолжались посещения жениха до девичника.

На девичник к невесте сходились подруги, приезжала от жениха сваха с сундуком или коробом, в котором находились разные подарки невесте, а также гостинцы для невесты и её подруг. Невесте расплетали косу и вводили в заранее приготовленную баню, а перед тем как вести её, пели песни, спрашивая родительского благословения, а также благословления братьев, сестёр и всех остальных членов семейства. Невеста при этом кланялась всем в ноги. В других местностях подруга с невестами украшала елочку (невестина елочка) под специальную песню.

В баню отправлялись с песнями, точно так же, как и возвращались из бани.

Между тем у жениха, накануне свадьбы, в избе мыли полы и застилали их соломой, для того, чтобы молодой не бедно жил с женой и не «голо», а богато или, по народному выражению, «толсто». Вечером жених ходил в баню, впрочем без всяких обрядностей.

В день свадьбы невесте было желательно одеть новую рубашку с белыми рукавами, китайник, на плечи шаль, или ситцевый платок, на голову - ленту и сверху фату, на ноги чулки и коты. Но прежде всего, по народному суеверью, опоясаться по голому телу лыком, под пазуху правой руки клали немного льна и шерсти, мыла и на грудь три кренделя или три пряничка (лыко - защита от колдунов, лён, шерсть и мыло выражали желание молодой носить всегда льняную и шерстяную одежду и ходить чисто и богато; кренделями выражали мысль, чтобы у мужа никогда не переводился хлеб и сытая жизнь).

Приезжане приезжали к жениху, в зависимости от времени года, верхом, на санях или на телегах и всегда с большим звоном (он отгонял нечистую силу). К приезду приезжан жених уже одет. В первый сапог жених клал три медные копейки. Мать или старшая в доме родственница приносили на стол накрытый скатертью, челпан хлеба, для благославления жениха, соль, пиво и брагу и зажигали перед иконами свечи. Жених молился, кланялся в ноги отцу и матери, спрашивая их благословения. Жених приглашал всех, кто должен сопровождать его, за стол. Что касается жениха, то он по обычаю в это время ничего не ел, хотя его услаждали пивом и брагой. Эта традиция соблюдается во многих областях, жених и невеста ничего не ели в течение всего дня свадьбы. Следует заметить, что скатерть, которой накрывали стол, по народному поверью обладала целебными свойствами и если после свадьбы у молодых случались несчастья, скатерть служила определенным оберегом.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Вещь как язык искусства
Духовная культура Древней Руси
Конфуцианство - духовное начало и экономическое процветание
Развитие русской нравственной философии
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Вернуться к списку публикаций