2012-08-15 18:00:22
ГлавнаяКультурология — Особенности городской свадьбы конца XIX - начала XX вв.



Особенности городской свадьбы конца XIX - начала XX вв.


Таинство браковенчания.

(Крещение. Венчание. Погребение. Посты. Сост. Кузьменко П.,М.1998. с.107-130.)

Перед совершением Таинства нужно обратиться к священнику (духовнику) за благословением и если нужно, то необходимо принести Таинство исповеди и причащения, накануне венчания, в Храме где будет проходить венчание.

Перед венчанием родители благословляют своих детей на брак: жениха - иконой Спасителя, невесту - иконой Божией Матери.

Первым в Храм по обычаю пребывает Жених, который сотворив молитву в центре Храма отходит на правую сторону. Затем пребывает невеста, она отходит на левую сторону.

Венчанию вначале предшествует обручение. Для этого обручальные кольца полагаются священником на Престоле.

Обручение начинается изнесением из алтаря священником Креста и Евангелия, которые полагаются на аналой в центре Храма. Затем священник подводит Жениха и Невесту в середину притвора Храма, где и совершается обручение, соединив их руки. Священник дает в руки жениху и невесте возженные свечи и кадит их. Произносится возглас «Благослови Бог наш...» произносятся мирная ектения, возглас и две молитвы священника.

Священник троекратно «назнаменует» кольцами жениха и невесту, затем происходит обмен кольцами и новобрачные одевают их.

Заканчивается обручение произнесением сугубой ектении.

НАЧАЛО ВЕНЧАНИЯ.

Новобрачные проходят из притвора в центр Храма сопровождаемые священником, который совершает каждения. Произносится 127 псалом.

На середине Храма священник поставляет жениха и невесту перед аналоем с Крестом и Евангелием на разосланный на полу ручник (кусок белой материи) - символ единства и радости и нераздельного жительства в супружестве.

По прочтении псалма священник говорит поучительное слово и объясняет смысл Таинства Брака и христианской семейной жизни. По окончании слова священник вопрошает жениха и невесту о серьезности намерения вступить их в брак, не обещались ли они другим жениху и невесте и т.д. Данные вопросы являются свидетельством добровольности вступления в Брак.

Произносится возглас « Благословенно Царство...», мирная ектения с возгласом священника, произносятся три молитвы в которых священник просит Господа благословить данный брак.

Завершив чтение молитв священник приступает к главному моменту Таинства, благословляя брачный союз во Имя Триединого Бога...

Взяв венцы, священник троекратно осеняет ими новобрачных и возлагает их на главы венчающихся. Возложение венцов провозглашает начало новой семейной жизни. Затем совершаются тайносовершательные молитвы, произносится Прокимен, читается Апостол и Евангелие, сугубая краткая ектения, молитва. При этом священник испрашивает сохранить сочетавшихся браком, жить в мире и соблюдении Заповедей Божиих.

По прочтению молитвы «Отче наш...» священник дает супругам троекратно испить вина из общей чаши. Общая чаша испивается в знак единства супругов, запечатленного в совершившимся таинстве. Отныне у мужа и жены общая жизнь: одна судьба, одни мысли, одни желания, одно тело.

Преподав общую чашу, священник соединяет правую руку мужа с правой рукой жены, покрывает соединенные руки их епитрахилью и поверх епитрахили (части священнического облачения) кладет свою руку. Это означает, что через руку священника муж получает жену от самой Церкви, соединяющей их во Христе навеки. Держа свою руку поверх соединенных рук мужа и жены, священник трижды обводит новобрачных вокруг аналоя. Круг символизирует вечность. При этом поются тропари и песнопения.

ОКОНЧАНИЕ ЧИНА ВЕНЧАНИЯ.

После троекратного обхождения мужем и женой аналоя они поставляются на свое место в центре храма, и священник снимает сначала с мужа, а затем с жены венцы обращаясь со словами приветствия.

Потом священник читает две молитвы... после чего следует отпуст.

Затем, следует по примеру древних христиан целование и поздравления вступивших в супружество и новое родство.

И вот венчание закончено. Новобрачные возвращаются в свой дом, где их по обычаю встречают родители с хлебом-солью и благословляют их теперь уже обоих иконами Спасителя и Божией Матери.

ВЕНЧАНИЕ ВТОРОБРАЧНЫХ И ЛИЦА УЧАСТВУЮЩИЕ В ТАИНСТВЕ.

Венчание совершается над лицами мужского и женского пола, Крещенных в Православной Вере и Храмах Московской Епархии Русской Православной Церкви в дни, когда совершаются венчания (Браковенчание не совершается: накануне среды и пятницы всего года/ вторник, четверг/, воскресных дней /суббота/, в канун двунадесятых храмовых и великих праздников, в продолжении постов/ Великого, Петрова, Успенского, Рождественского/, в продолжении святок с 7 по 20 января, в течение масленицы, Пасхальной седмицы, в дни и накануне Усекновения Главы Иоанна Предтечи и в Воздвижение Креста Господня. / 11 и 27 сентября/.

После венчания выдается Свидетельство о Браковенчании в Храме.

Лица, принявшие Венчание, и после этого были разведены, и желающие вновь бракосочетаться, должны подать Прошение на Имя местного Правящего Архиерея (в городе Москве на имя Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси) и получить его благословение на новый брак, и только если таковое поступит венчаться.


Горожане сходились смотреть на него, как на красивое зрелище. Часто на венчальную церемонию богатых горожан гости приглашались по специальным пригласительным билетам, что до какой-то степени ограничивало наплыв посторонних в церковь. По городской традиции, если свадьба совершалась весной или осенью, путь молодым от церкви до свадебного поезда устилали цветами, их покупали тут же у цветочниц или у мальчиков, которые приносили к церкви множество полевых цветов. В купеческих свадьбах для жениха и невесты стелили ковровую дорожку от поезда до церкви.

После венчания все возвращались к свадебному поезду, который уже был украшен цветами. Для свадебного поезда по обычаю нужно было обязательно брать чужих лошадей, число которых могло быть разным, но только нечетным (по поверью нечетные цифры счастливые) - эта традиция существовала как в крестьянской, так и в городской свадьбе.

Свадебный поезд, возвращаясь из церкви, проезжал по центральным улицам, объезжал город по кругу и после этого направлялся в дом, где устраивали «бал» (это название свадебного веселья было во всех социально-сословных группах городского населения, также встречалось название «пир», «свадьба»).

Богатые купцы, мещане и крупные чиновники устраивали «бал» в ресторане, иногда праздновали «бал» дома, приглашая для обслуживания официантов из ресторана. Возвращавшихся из церкви молодых встречали всегда музыкой, в богатых семьях для встречи молодых приглашали оркестр.

На окраине города бытовал обычай, по которому молодые во время поздравлений угощали родственников вином и кусочками медового пряника, за что родственники одаривали молодых подарками, складывая их на специальный поднос. Пряник, от которого молодые отрезали кусочки для родственников, был довольно больших размеров, часто на нем изображалось дерево, птица, сирена, иногда двуглавые животные или солнце - древние охранительные символы.

Во всех городских свадьбах веселье открывалось вальсом молодых, если же молодые не умели танцевать, то они просто под музыку обходили гостей по кругу, после чего начиналось угощение чаем и сладостями.

В среде разного рода ремесленников, мелких торговцев чаем обносила мать того из молодых, у кого происходил «бал», в богатых домах чай подавали официанты. Столы с закусками и вина стояли обычно в одной комнате, которую называли в этот день «буфетной», а танцевали в другой.

Чай с различным вареньем, сдобным печеньем и конфетами был обязательным угощением на свадебном «балу» у всех горожан, десерт - это элемент свадебного меню купцов, крупных чиновников, зажиточных мещан. Десерт обычно состоял из жареного миндаля, фисташек и фруктов, его подавали в 12 часов ночи. После чая и десерта подавался ужин. Обычно он начинался около трех часов ночи, и к ужину оставались лишь немногие.

Из традиционных блюд надо отметить жареную птицу (куры, утки, гуси), которая обязательно фигурировала на свадебном ужине у всех горожан (с древности птица служила охранительным, благожелательным символом), а также ветчину с зеленым горошком, холодец, заливную рыбу. В купеческих семьях на стол всегда подавали жареную индейку, украшенную лентами. Специальных свадебных хлебов в городе не пекли.

У жителей городских окраин сохранился обычай «битья горшков», который происходил на второй день свадьбы, а также бытовали традиционные действия, связанные с публичным оглашением невинности невесты. Дружка, разбудив молодых, выходил с бутылкой вина, к которой был привязан красный цветок, если невеста была девственница, или белый, если она такой не была. В этом случае ворота дома невесты могли обмазать дегтем.

У всех социальных групп города существовал обычай ходить на второй день свадьбы в гости к матери молодой с «именным тортом молодых». Торт с именами молодых и их родителей заранее заказывали в кондитерском магазине.

У жителей окраины города ни одна свадьба не обходилась без ряженых. Ряжеными обычно бывали родственники дальнего колена. Они исполняли сценки из семейной и общественной жизни, часто носившие веселый любовно-эротический характер. Наряжались обычно в одежду противоположного пола или одевались медведями, горбунами, цыганами и т.д.

На свадебное торжество приглашали «военного генерала», отсюда термин «свадебный генерал». Этот отставной генерал, обычно в мундире и орденах, приглашался за плату. Присутствие его под видом гостя подчеркивало влиятельное знакомство, общественный вес и солидность устроителя торжества. Обычно его усаживали за столом на почетное место, старательно угощали, он ехал впереди свадебной процессии в ландо с шаферами. На богатой купеческой свадьбе в Иваново-Вознесенске, например, присутствовал «родственник-генерал», украшенный пятью блестящими звездами персидского ордена «Льва и Солнца» и несколькими лентами. Рядом с ним на подушке, лежавшей на особом столе, были наколоты еще какие-то регалии котильонного характера. «Генерала» этого поили из особой серебряной стопы, прислуживали ему камердинер в ливрее и несколько лакеев. Ему первому подавали кушанья, он же произносил тост за молодых. Тост за него самого пел хор «с многолетием». Говорили, что «генерал» якобы был выписан на гастроли из столицы и ему, помимо иного внешнего почета, были устроены помпезные встреча и проводы на вокзале с участием делегации с иконой и хлебом-солью, военного оркестра, нарядов полиции, пожарных и бенгальского огня. Смотреть на «генерала» сбежалось полгорода, а купцы - конкуренты устроителя свадьбы «потеряли от досады головы». На этой же свадьбе за обеденным столом сидел местный брандмейстер в медалях, не снимавший с головы ярко начищенной каски. Но приглашение столичного гостя не обошлось без курьезов: «генерал», войдя в роль, счел себя обиженным платой и письменно требовал с купца дополнительное вознаграждение, каковое и было ему впоследствии вручено из опасения скандала и огласки.

Свадебное веселье в городе заканчивалось обычно на второй день. В купеческих и богатых мещанских семьях на следующий день после торжества начиналась так называемая «визитная неделя», когда в течение семи дней родственники молодого приходили с визитами к новобрачным, где их угощали чаем с вареньем нескольких сортов и дорогим печеньем (сладкое служило символом богатой, сытой жизни, чтобы жизнь молодых была сладкой, чтобы были здоровые и красивые дети). В купеческих семьях в центре стола обычно лежала головка сахара, украшенная лентами, - та самая, которую везли в постельном поезде. Визит длился обычно 2-3 часа, когда происходило более близкое знакомство с молодой. Открывали «визитную неделю» всегда крестная мать и крестный отец жениха, которые приходили к молодым в первый день и обязательно приносили дорогие подарки. Остальные родственники приходили в последующие дни, строго соблюдая очередность в зависимости от степени родства.

Из вышеизложенных фактов, познакомившись с городским обрядом конца XIX — начала XX века можно сделать вывод, что разрушение традиционной свадебной обрядности на рубеже веков сопровождалось возникновением и развитием новых, характерных только для города, ритуалов и символов, связанных главным образом с социальным статусом людей, их материальным и финансовым положением.

Некоторые традиционные моменты в городской свадьбе исчезли: расплетение косы, раскрытие невесты, баня, отводины, обсыпание хмелем не встречаются в городском обряде. Кроме того, в нем отсутствуют обряды, связанные с приготовление и выпечкой свадебных караваев и хлебов. В крестьянской жизни хлеб играет основную ритуальную роль, а в городской имеет меньшее значение.

Что касается пышности свадебного обряда, то многое в этом обычае в какой-то мере заимствовано купечеством и богатыми мещанами у дворян, стремлением во всем им подражать и быть «благородными». В то же время городская среда рождала новые традиции и элементы свадебного веселья, отличавшиеся большей демократичностью и определенным усилением светских элементов — украшать дорогу цветами от церкви до свадебного поезда, украшать свадебный поезд колокольчиками и цветами, встречать новобрачных оркестром, исполнять «вальс молодых», угощать гостей «тортом молодых», посылать невесте в день венчания музыкальную шкатулку, невесту причесывали, делая «греческую прическу», раздавали гостям специальные пригласительные билеты и другое.

Познакомившись со свадебной обрядностью XVIII - нач. XX вв. можно сделать следующие выводы: венчальный брак в XVIII — начале XIX в. стал основной формой заключения брачных уз в России. Когда в России XVIII столетия говорили о замужестве по всем правилам, то имелся в виду венчальный брак и соблюдение всех условий и обрядов по «большому чину». Процессы урбанизации страны, ее европеизация, ставшие столь отчетливыми в XVIII - начале XIX в., оказали существенное влияние на семейные отношения и брачное поведение. Городской образ жизни стал сильно отличаться от сельского, дворянский - от простонародного. Свадебный обряд не мог оставаться прежним, так как в обществе, законодательстве происходили изменения. Так, в начале XVIII в. была сделана попытка отойти от старой традиции, когда невест выдавали замуж в 12 лет, повысили брачный возраст невесты до 17 лет; по закону XVIII в. каждый вступающий в брак — и мужчина и женщина, должны были получить мало-мальское образование. Также было разрешено вступать в брак людям разной веры, требовали лишь обязательного крещения в православие будущих детей.

Ход свадебной церемонии изменился - исчез ритуальный удар плеткой жены, снимание сапога с ноги мужа, появился ритуал публичных поцелуев, обмен кольцами. В свадебном обряде всех сословий усилилась роль его церковной части. Весьма требовательно следили за проведением процедуры оглашения о намерении вступить в брак.

Если в домосковское и раннемосковское время свадьба четко делилась на веселие и почти не связанные с ним церковные ритуалы, то в XVIII веке, а тем более в начале XIX в., венчание стало не просто органичной, но центральной частью свадьбы. Большое влияние на ход свадебной церемонии в привилегированных сословиях оказала привнесенная европейская традиция подобных торжеств. Ни одно из воспоминаний русской дворянки не обошлось без упоминания о венчании, описания же каких-либо обрядовых действий (предсвадебной бани, обряда чесания волос, игровых действий, песен) не встречаются.

Но и в народных, и в дворянских свадьбах православные ритуалы стали неотъемлемой частью. Благословение невесты иконой, крестом, появление в свадебном веселии обрядов, связанных с «освященным воском» (от свечи, которую невеста держала в церкви) — говорило о постепенном слиянии народных традиций с религиозными. При этом «слиянии» ритуалы, унижавшие женщину мало закрепились в обрядовой части свадьбы. В частности, вошел в практику запрет Петра I на обычай выставления сорочки новобрачной после первой брачной ночи.

Крестьянский быт XVIII - до конца XIX в. в отношении свадебных обычаев вообще оставался хранителем всего традиционного: выкуп невесты, сговор, рукобитье, мытье в бане, обязательный перечень приданого невесты, сбор свадебного поезда, свадебные чины, поднесение каравая и т.д. В дворянском быту из старых ритуалов свадьбы сохранились так называемые ритуалы «второго дня». Одним из них, служившим обеспечению крепости семейно-родственных связей и взаимоуважению представителей разных поколений, оставался обычай объезжать родных на второй или третий день после церемонии, одаривать их подарками.

В городской среде конца XIX - начала XX вв из старых традиций выделяются «визитные недели», купеческий «постельный поезд» со строгой регламентацией действующих лиц. Городская свадьба представляла собой своеобразную смесь, соединяя в себе черты народного обряда, церковных свадебных нормативов и специфически дворянского быта.

Как следует из вышерассмотренных фактов, условия заключения брака, столетиями формировавшиеся русской православной церковью, главным регулятором всех дел, касающихся семейных отношений, хотя и претерпели определенные изменения, в целом оставались прежними, изменился ход свадебной церемонии, на смену старым свадебным ритуалам пришли новые.

Мы можем сделать вывод, что свадебные обряды в городе были так же разнообразны, как и среда, в которой они бытовали. В городском обряде можно выделить те свадебные элементы, которые имелись у всех социально-сословных групп города, вместе с тем прослеживается и общая терминология свадебных образов и действий. Наряду с общегородскими традициями выделяются и такие, которые наблюдались лишь на свадьбах у определенных групп населения - купечества, мещанства, ремесленников и пр. На основе изучения городского свадебного обряда конца XIX - начала XX века можно сделать вывод, что разрушение традиционной свадебной обрядности на рубеже веков сопровождалось возникновением и развитием новых, характерных только для города, ритуалов и символов, связанных главным образом с социальным статусом людей, их материальным и финансовым положением. Городская среда рождала новые традиции и элементы свадебного веселья, отличавшиеся большей демократичностью и определенным усилением светских элементов. До самого начала XX столетия в свадебном обряде русских еще прослеживались две резко различные части: церковный обряд «венчания» и собственно свадьба, «веселье» - семейный обряд, уходящий своими корнями в далекое прошлое. Обе эти части обряда долгое время находились между собой в серьезном противоречии.


Тимофеева Лилия Вадимовна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Арабо-мусульманская культура как целостный феномен
Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии
Эволюция массового сознания в русской культуре 17-19 веков
Развитие русской нравственной философии
Вернуться к списку публикаций